Ссылки для упрощенного доступа

В поселке Новоюгино Томской области открыт памятник латышам – жертвам политических репрессий. На мемориальном камне выбито 252 имени. Эти люди в 1941 и в 1949 годах были депортированы из Латвии и умерли в Сибири. Всего в Томскую область в те годы было депортировано 17 тысяч жителей Латвии.

Побег из сибирской ссылки

Памятник репрессированным латышам в Каргасокском районе появился по инициативе пенсионера Карла Берзиньша. Он живет в латвийском городе Валка, но с Томской областью связаны его детские воспоминания: в 1949 году Карла вместе с семьей депортировали в Сибирь из Латвии.

Карл Берзиньш
Карл Берзиньш

– Моего отца раскулачили и объявили врагом народа. Тогда в Томскую область прибыло целых 13 эшелонов с латышами. Мой отец 14 лет работал батраком у хозяина и накопил деньги, которых хватило на покупку полузаброшенного хозяйства. Он поставил его на ноги и стал получать хорошие доходы, за что и был назван кулаком, – рассказывает историю своей семьи Карл Берзиньш. – Мы попали в Томск 13 апреля, тогда еще лед не ушел, нас не могли переправить дальше и держали какое-то время в тюрьме. Когда потеплело, нас повезли вниз по течению Оби. Мы попали в нынешний Каргасокский район, где моя мать и бабушка стали работать в колхозе.

Отец Карла сгинул в лагерях, а сам он из сибирской ссылки в Латвию сумел сбежать вместе с бабушкой весной 1955 года. Тогда еще никто не знал, что через несколько месяцев указом президиума Верховного совета СССР ссыльным дадут свободу. Вскоре вернулась и мать Карла.

– Сели и уехали весной с первым пароходом без паспорта, без документов. Доехали до Латвии, никто нас не тронул, – вспоминает Карл Берзиньш. – Спустя много лет я прочитал мое личное дело, где говорилось о том, что нас надо вернуть нас в Томскую область. Но там же стояла резолюция начальника Комитета госбезопасности Латвии: "Возвращение считаю нецелесообразным".

В Латвии Карл Берзиньш получил образование, стал строителем, руководил крупной строительной организацией. Долгое время собирался поехать в Сибирь, туда, где он жил и рос, но все откладывал. Только выйдя на пенсию, Карл Берзиньш смог приехать в Каргасок.

Новый Васюган первоначально носил о многом говорящее название – Могильный Яр

– Знакомых там уже никого не было, и я написал письмо председателю Киндалского сельсовета Каргасокского района Томской области, и неожиданно он ответил, – рассказывает Карл Берзиньш. – Приняли в Киндале по-сибирски душевно, радушно. Там же ведь тоже живут люди, родственники которых были репрессированы. В Томской области я рос в суровой обстановке, научился выживать, трудиться. И я это время вспоминаю с добротой. Приехал, пообщался с сибиряками – и на душе стало хорошо.

Тогда же, в 2009 году Карл Карлович посетил музей истории политических репрессий "Следственная тюрьма НКВД", созданный томским "Мемориалом". Карл Берзиньш увидел, что в Томской области есть памятники репрессированным полякам, калмыкам, эстонцам. Тогда он и решил непременно увековечить и память ссыльных латышей.

– В Каргасокоском районе кладбищ, на которых похоронены латыши, умершие с 1941 по 1956 годы, уже не найти, – говорит Карл Берзиньш, – тогда мы решили сделать общий мемориальный знак, чтобы вернуть эти имена. Чтобы их родственники не искали их места захоронений по лесам и болотам, чтобы было такое место, где их можно было бы помянуть. Местные жители помогали обследовать места захоронений.

Слева направо: Арнис Аболтиньш, Зинтарс Крауньш, Карл Берзиньш –​ представители Комитета братских кладбищ Латвии
Слева направо: Арнис Аболтиньш, Зинтарс Крауньш, Карл Берзиньш –​ представители Комитета братских кладбищ Латвии

В Томскую область в поисках сведений о своих погибших в Сибири родных приезжает много латышей. Карл Берзиньш убедился в этом, изучив документы местного "Мемориала".

– Он проехал по северу Томской области. Мы ему активно помогали, – рассказывает председатель Томского историко-просветительского и правозащитного общества "Мемориал" Василий Ханевич. – Мы с ним побывали во многих районах, на кладбищах. Карл Берзиньш – человек, не обремененный должностями, пенсионер, но очень активно занимался установкой памятного знака.

Прощение и память

Во время поездки в селе Новый Васюган Каргасокского района Карл Берзиньш познакомился с руководителем проекта "Прощение и память" Валентиной Зарубиной. С 2007 года она с помощью волонтеров собирала сведения о тех, кто был сослан в Томскую область, и выкладывала эти сведения на специальный сайт. Идею установить памятник латышам Валентина Зарубина поддержала. Местные жители по крупицам разыскивали информацию о ссыльных из Латвии, которые жили на берегах реки Васюган.

– Новый Васюган первоначально носил о многом говорящее название – Могильный Яр, – рассказывает Валентина Зарубина. – В то время это было достаточно безлюдное место – края населяли лишь представители народности ханты. Но на момент приезда спецпереселенцев из Прибалтики с 1941 по 1949 годы здесь уже были построены дома, имелась какая-то инфраструктура. Первая волна спецпереселенцев из Латвии была в 1941 году, во время депортации 14 июня. Вторая – в марте 1949 года, тогда в основном было репрессировано латвийское крестьянство. Всех мужчин отправляли в трудовые лагеря: в Вятлаг, Усольлаг и Севураллаг. Остальных членов семей высылали в Красноярский край, Томскую, Омскую и Амурскую область. Семьи больше никогда не воссоединялись. Вновь прибывшие в Томскую область снимали у местного населения жилплощадь, ютились по углам. Но передвигались они свободно, хотя и были приписаны к комендатуре, где регулярно отмечались.

В общей сложности тогда пострадали от репрессий и были депортированы, заключены в лагеря ГУЛАГа примерно 60 тысяч жителей Латвии. Некоторые после 1955 года смогли вернуться на родину, около 2200 человек остались в Томской области. С помощью волонтеров проекта "Прощение и память" и томского "Мемориала" представители Комитета братских кладбищ Латвии провели большую исследовательскую работу, изучили множество архивных документов. Так был составлен список из 252 имен репрессированных латышей, имена которых были выбиты на мемориальном камне. Все эти люди официально реабилитированы.

Список имен на памятном знаке
Список имен на памятном знаке

Более года данные о депортированных латышах сверяли с российскими архивами. Дважды представители Латвии приезжали в Сибирь, согласовывали проект с властями России, искали подрядчика в Санкт-Петербурге, который изготовил сам памятник из гранита. И наконец он был доставлен в Сибирь. 7 октября 2017 года в церемонии открытия мемориала участвовали жители села Новоюгино, представители Латышского комитета братских кладбищ Арнис Аболтиньш, Карл Берзиньш и Зинтарс Крауньш.

​– Особенность этого памятника в том, что на нем выбиты конкретные имена людей, умерших в годы ссылки на Каргасокской земле, – говорит председатель томского общества "Мемориал" Василий Ханевич. – Обычно подобные мемориальные знаки у нас были безымянными: "репрессированным эстонцам", "литовцам", "калмыкам".

И возникает вопрос: какая могла быть вина у сосланного шестилетнего мальчика Юриса и его сестры, которой был на тот момент один год

– Это памятник не только латышам, а всем жителям Латвии, которые были сосланы в Каргасокский район, – отмечает Валентина Зарубина. – Среди них были люди разных концессий, национальностей. Арестовали и депортировали не только латышей, но также русских, евреев, поляков – представителей самоуправления, интеллигенции и коммерсантов. Мы с учениками теперь хотим восстановить истории всех этих людей. Нам, например, удалось частично восстановить историю одного рижского еврея, Абрама Лифшица. Его имя есть на памятном знаке. Абрам Лифшиц тоже был сослан из Латвии к нам в Васюган. Он погиб на заготовке леса.

В списке на памятнике есть имя шестилетнего мальчика – Юриса Грашиньша. Он был сослан в эти края со своей матерью Мирдзой Грашиной и годовалой сестрой. Пока мать работала, он трагически погиб – утонул. Мирдза Грашина осталась жить в Томской области. Преподавала в школе немецкий язык.

– Мирдза Карловна была очень уважаемым человеком в поселке, –рассказывает Валентина Зарубина. – Ее дочь также продолжила дело матери и была преподавателем. Достойные люди, их имена тоже выбиты на камне. И возникает вопрос: какая могла быть вина у сосланного шестилетнего мальчика Юриса и его сестры, которой был на тот момент один год?

Руководитель проекта "Прощение и память" Валентина Зарубина
Руководитель проекта "Прощение и память" Валентина Зарубина

Межправительственный договор о захоронениях

По словам председателя Комитета братских кладбищ Латвии Арниса Аболтиньша, согласовать установку памятного знака с чиновниками всех уровней в этот раз было довольно легко. Помогло заключенное в 2007 году Соглашение между правительствами Российской Федерации и Латвийской Республики о статусе захоронений времен Первой, Второй мировой войны и жертв репрессий на территории России и Латвии.

Мне сложно найти вразумительный ответ на вопрос, зачем упомянутые репрессии были так необходимы советскому режиму, если это не могло предотвратить его крушение

– В Латвии, по мере своих возможностей, мы сохраняем и ухаживаем за более чем 400 военными кладбищами времен Первой и Второй мировой войны, где захоронены солдаты Русской армии и РККА, – рассказывает Арнис Аболтиньш. – В России захоронения жертв репрессий латвийского происхождения не обозначены. Не увековечены имена более чем 12 000 человек, репрессированных в 1940–1941, 1949 годах, умерших в лагерях ГУЛАГа и в ссылке. В соответствии с условиями соглашения, Комитету братских кладбищ Латвии дана возможность уточнять имена и места захоронений жертв репрессий, устанавливать памятные знаки в России военнослужащим и гражданским лицам латвийского происхождения. Комитет братских кладбищ Латвии проводит точно такую же работу на своей территории в отношении граждан царской России и Советского Союза. Их захоронений в Латвии довольно много, и российская сторона выделяет средства на реставрацию этих памятников. Памятник репрессированным латышам в Новоюгино изготовлен и установлен на средства государства Латвии, отведенные как раз на выполнение этого межправительственного соглашения.

Арнис Аболтиньш
Арнис Аболтиньш

– Что было самым сложным в этом проекте?

– Было непросто доказать всем необходимость возвращения имен жертв репрессий, найти сведения о местах захоронений тех, кто умер или был расстрелян в заключении. И мне сложно найти вразумительный ответ на вопрос, зачем упомянутые репрессии были так необходимы советскому режиму, если это не могло предотвратить его крушение?

– Как вы думаете, может ли после этих событий быть примирение и прощение, или и в ХХI веке потомки сосланных в Сибирь ничего не простят России?

Я думаю, что главное – не примирение и прощение, а общее понимание и оценка происходящего

​– Так как время и жизнь назад не вернуть, я думаю, что главное – не примирение и прощение, а общее понимание и оценка происходящего. Важно сохранить историческую память и осмыслить исторический опыт. Это нужно для того, чтобы не повторялось то, что с народами Латвии и России в ХХ веке успели сделать два тоталитарных режима, которые решали проблему своего существования войной и массовым террором. Из истории это не вычеркнешь. Чтобы такие события не повторялись, об этом надо напоминать.

Памятный знак репрессированным латышам в Новоюгино
Памятный знак репрессированным латышам в Новоюгино

– Сколько памятников репрессированным латышам уже есть в Сибири, кроме того, что был установлен в Новоюгино?

– В 1995 году в Красноярском крае, в 120 км от Норильска, на берегу озера Лама на территории бывшего лагерного кладбища был установлен памятный знак офицерам армий Латвии, Литвы и Эстонии. Они были арестованы в 1940–1941 годах и умерли в заключении. В 1990–1995 годах установлены памятные кресты погибшим в лагерях: в Кировской области (поселок Лесной), Пермском крае (город Соликамск), Красноярском крае (у острова Агапитово). Также были воздвигнуты памятные знаки погибшим в заключении прибалтам в Норильске. В 2011 году в Томске также появился памятный знак репрессированным латышам.

По словам Арниса Аболтиньша, представители Латвии недавно передали в томский "Мемориал" список из 2000 погибших в сибирской ссылке латышей. Эти данные позволят с большей точностью выяснять, кто где проживал и был похоронен в Томской области. Эта работа еще не закончена. Комитет братских кладбищ Латвии собирается установить памятные знаки и в других районах Томской области, а потом и по всей Сибири.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG