Ссылки для упрощенного доступа

"Обращения к Путину вернутся обратно"


Дом купца Вильнера в Минусинске

Построенный более 100 лет назад в стиле "сибирское барокко" трехэтажный дом купца Вильнера в Минусинске называют сибирским Зимним дворцом. Ныне "дворец" стремительно разрушается, хотя с 2014 года он официально находится на реставрации.

Не очень хороший подрядчик

– Реставрация сколько идет? Я в 1997 году начал работать в Минусинске, его уже тогда то и дело как бы пытались реставрировать, – вздыхает инженер Центра сохранения культурного наследия Валентин Потокин.

Дом купца Вильнера
Дом купца Вильнера

Окон и дверей у дома купца Вильнера не было уже к середине 90-х. Затем еще 20 лет у дома рушились перекрытия, стены покрылись надписями подростков, которые собирались в заброшенном здании по вечерам. Вандалы сломали кусок кирпичной кладки, украли старинную оконную решетку, оторвали кусок от уникальной лестничной рамы.

В 2014-м краевые власти решили наконец-то вложить средства в реконструкцию "Зимнего дворца", чтобы затем передать его в пользование Краевого колледжа культуры и искусства. За два года реставраторы освоили менее 40 млн, хотя планировали провести работы на 160 млн. Неосвоенные деньги вернулись в краевую казну и были направлены на другие объекты.

–​ К сожалению, попался не очень хороший подрядчик. Он это дело завалил в 2015 году. 2016 год он тоже завалил. Сейчас вот заходит другой – серьезный, солидный подрядчик, – говорит Валентин Потокин.

В прошлом году выяснилось, что на объекте нужно провести работы, не предусмотренные первоначальным проектом. Стоимость реставрации, таким образом, выросла на треть – до 240 млн рублей. Работы должны возобновиться этой зимой.

Сибирский торговец пушниной Григорий (Герш) Вильнер купил усадьбу в центре Минусинска у мещанина Узунова в 1897 году. Через 15 лет появился каменный особняк, в котором располагались бакалея, кафе "Де ля Пари", кинотеатр "АРС", Сибирский торговый банк и мужское реальное училище.

– Купечество того времени сильно отличалось от нынешнего, которое строит особняки, в первую очередь для себя. Тогда если купец и строил особняк, то он, прежде всего, служил городу, – поясняет научный сотрудник минусинского музея Людмила Ермолаева.

В 1918 году Вильнер "добровольно" отдал здание большевикам, а сам уехал в Харбин. Вокруг его отъезда возникло несколько легенд: мол, золото купец вывез, спрятав самородки в пельменях, а в особняке оставил потайной подземный ход длиной в несколько километров. Потайного хода в здании не нашли, как и клада, о котором говорили горожане. Известно, что Герш Вильнер вскоре после эмиграции вернулся в Россию, переехал в Ленинград, где умер во время блокады. Большевики разместили в особняке аптеку, затем – дом учителя, дом пионеров, а с 1968 года – горком и райком КПСС.

– Я помню, мы в середине 90-х студентами приезжали в Минусинск, нам показывали дом Вильнера, – вспоминает жительница города Елена Зубарева. – Тогда он уже не использовался, но и не рушился еще. Жалко здание... Вы знаете, мне кажется, горожане не верят, что его когда-нибудь все же отреставрируют. Уже столько лет это тянется. Сейчас вроде бы и деньги выделяли, а все равно результатов нет.

Несмотря на то что реставрация здания дома Вильнера теперь должна возобновиться, у специалистов есть сомнения, что работы будут выполнены качественно.

Минусинск сейчас – беззубый дед. Лицо есть, но какое оно? Неимоверно страшное!

– Что будет с домом Вильнера, мне сложно сказать. Сейчас он доведен до такого состояния, что должны работать реставраторы такого уровня, как работали после Второй мировой. Потому что состояние многих памятников архитектуры у нас – как в Питере после войны. Еще будучи членом городского совета депутатов, я это говорила: Минусинск сейчас – беззубый дед. Лицо есть, но какое оно? Неимоверно страшное! Здания рушатся, окна выколачиваются. Зато висит красивая памятная доска: "Объект культурного наследия". Когда люди понимают все это, у них просто опускаются руки, – говорит Людмила Ермолаева.

"У государства денег нет и не будет"

В Минусинске около 80 старинных зданий, нуждающихся в реконструкции. Шансов, что государство найдет на это средства, немного.

– В Красноярском крае больше 4 тысяч объектов культурного наследия. Сейчас сложная ситуация не только в Красноярском крае, но и по всей стране. Единого плана, когда какое здание будет отреставрировано, точно не существует. Чтобы его составить, нужно сделать проектно-сметную документацию, а это вещь очень дорогая, поскольку включает историко-культурную экспертизу. Баснословные деньги, – рассказала заместитель директора краевого Центра сохранения культурного наследия Татьяна Волоткевич.

По ее словам, в крае работает программа, в рамках которой ежегодно 12,5 млн рублей направляется на консервацию объектов культурного наследия. Здание просто закрывают до лучших времен, чтобы его не разграбили.

Бывшее здание типографии
Бывшее здание типографии

Впрочем, и законсервировать удается не все: к примеру, в самом центре города расположено здание типографии, или дом мещанина Метелкина, построенный в 1910 году. До революции там печатались первые книги о Минусинске, а после революции – большевистская газета "Соха и молот". Двухэтажка является объектом культурного наследия, но сейчас она брошена: стекла выбиты, можно беспрепятственно пройти внутрь.

Они лучше построят очередной типовой барак под магазинчик, чем потратят лишнюю копейку на сохранение исторического облика города

– Возмущает не только отношение властей к историческому наследию, за всем не уследишь, но и отношение простых минусинцев, позволяющих себе вандализм. Возмущает позиция бизнеса. Ведь это даже престижно – жить в здании с историей или разместить там офис. Они лучше построят очередной типовой барак под магазинчик, чем потратят лишнюю копейку на сохранение исторического облика города. Есть из этого правила исключения. Но в целом ситуация позорная, – считает минусинец Артем.

Так здание типографии выглядит внутри
Так здание типографии выглядит внутри

В ветхом состоянии бывшая усадьба купца Николая Пашенных, где в последние десятилетия располагалось профессиональное училище. Сейчас студенты занимаются в другом корпусе, а здание 1897 года постройки стоит с заколоченными окнами.

Усадьба купца Николая Пашенных
Усадьба купца Николая Пашенных

В центре Минусинска пустует дом постройки начала 20-го века, где располагалась редакция газеты "Власть труда" и жил автор романа "К последнему морю" Василия Яна. У обоих зданий есть статус объекта культурного наследия.

Дом, в котором жил Василий Ян
Дом, в котором жил Василий Ян

– Раньше на Руси церкви вообще строились на пожертвования, государство не давало денег. Поэтому народ должен подключаться, потому что у государства точно денег нет и не будет на восстановление всех объектов культурного наследия, – поясняет Татьяна Волоткевич.

"Сейчас желания вкладывать нет"

В 2012 году несколько минусинских предпринимателей дали деньги на восстановление Свято-Вознесенского храма. В начале 20-го века он был построен на месте старого кладбища на средства горожан. В 30-е годы приход закрыли, а на его месте появился кинотеатр "Октябрь". Затем в храме располагался склад зерна. В 1984 году здание получило статус памятника истории и культуры местного значения.

– Идея восстановления храма принадлежит моему другу, священнику отцу Михаилу Пристая. Когда мы с ним ездили туда, все было в неважном состоянии: кучи мусора, ничего не сделано, одна только табличка висела с названием храма, – рассказывает минусинский предприниматель Олег Бабушкин.

Осенью 2011 года Михаил Пристая погиб в ДТП, однако минусинские предприниматели от идеи восстановить храм не отказались. Они создали благотворительный фонд, вложили средства и сами участвовали в строительстве.

– Я думаю, что, с учетом всех потраченных сил и средств, я лично вложил около полумиллиона рублей. Это не много. Допустим, изначально мы вложили по сто тысяч. Нас было двое-трое. Потом я со своей компанией взялся за ремонт кровли. Представьте, там с советских времен вообще ничего не делали. Что-то латали, что-то убирали, клеили рубероидом что-то. Мы там проработали не одну неделю: кроме кровли, делали потолки, своды, которые нужно было восстановить. Всего в строительстве участвовали 15–20 предпринимателей, – говорит Олег Бабушкин.

Благотворители восстановили цокольный этаж здания, где сейчас проходят церковные службы, вставили окна. Но больше подобных проектов в Минусинске не было.

У меня есть мечта вообще весь город перестроить, причем бесплатно. Всем покрасить заборы, дома эти развалившиеся восстановить. Этой мечте уже лет 15–20

– Вы знаете, на сегодняшний день у меня нет желания вкладываться в исторические здания Минусинска, – признается Олег Бабушкин. – Сегодня мне 51 год, и за карьеру предпринимателя я пожертвовал около 35 миллиона рублей из личных средств. Это деньги. Да, у меня есть мечта вообще весь город перестроить, причем бесплатно. Всем покрасить заборы, дома эти развалившиеся восстановить. Этой мечте уже лет 15–20. Но пока, видимо, я не настолько умный или образованный, чтобы притянуть к себе столько денег. Вот когда притяну, тогда, возможно, я свою мечту осуществлю.

"Законы есть, а город разрушается"

По закону реставрировать исторические дома должны их собственники, однако в большинстве случаев они ссылаются на нехватку средств. Причем делают это одинаково и государственные структуры, и частные лица. По мнению Людмилы Ермолаевой, ситуацию могло бы исправить придание исторической части города статуса "исторического квартала" и музея-заповедника. Это обеспечило бы федеральное финансирование для реставрации памятников архитектуры. Но для этого нужна политическая воля, которая пока отсутствует.

– Город разрушается. Это видят уже не только приезжие, но и местные жители. Много говорят о том, что нужно привлекать федеральные программы по реставрации и сохранению памятников архитектуры, но пока все так, как есть, – говорит Ермолаева. – К примеру, в Елабуге историческая часть города признана музеем-заповедником. Если бы в Минусинске сделали то же самое, все встало бы на свои места. Но сколько раз я поднимала этот вопрос, каждый раз что-то мешало: мне говорят, что Елабуга – это Татарстан и, мол, нельзя нас сравнивать. Получается, там можно, здесь – нет. Написать Путину? Обращения к нему вернутся обратно, мы все это прекрасно понимаем. Вернут все в город либо в край, чтобы на месте разбирались и искали средства, а местные власти вновь скажут, что денег нет. И это бесконечный замкнутый круг.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG