Ссылки для упрощенного доступа

"Нас на колени ставят"


Правительство предлагает в 2018 году увеличить сумму финансовой помощи для переезжающих на Дальний Восток до миллиона рублей. Таким образом, наряду с программой "Дальневосточный гектар" и созданием "территорий опережающего развития", предполагается развивать этот регион и привлекать сюда побольше жителей. Корреспондент "Сибирь.Реалий" узнал, как живется нынешним переселенцам в Приамурье, и поговорил с коренными жителями региона о том, насколько реальны новые планы российского правительства.

"Живем, как живется"

В Амурской области уже два года назад обосновались не совсем обычные переселенцы – староверы, приехавшие сюда из Уругвая и получившие в Приамурье землю и полную поддержку местных властей. Предки переселенцев в 1917 году бежали от русской революции сначала в Китай, а потом в Уругвай. И вот спустя почти столетие 27 человек – пять семей – решили вернуться на историческую Родину.

Дорога к домам староверов не асфальтированная, но проехать можно без особых проблем. Вдоль нее в лес тянется новенькая ЛЭП. Несколько добротных дома на пригорке. В округе река, лес, поле. Пастораль. На дворе зимует техника, позади нарубленные дрова. Тихо.

Федор Килин
Федор Килин

Завидев незнакомцев, навстречу выходит человек с седой окладистой бородой. Это глава староверской общины Федор Килин. Гостям он явно не очень рад. Староверы, как у них испокон веков принято, живут довольно замкнуто. В дом Федор Климов не зовет, но общается вежливо. Фразы обрывистые с явным старославянским акцентом. Приамурье – его третье по счету место жительства в России (до этого, вернувшись из Уругвая, пытались обосноваться на Белгородчине и в Приморье. – СР).

– Прижились пока здесь. Я бы вообще не поехал сюда из Дерсу (поселок староверов в Приморье. – СР). Но дети приехали сюда, а им нужен постарше кто-то.

А почему они решили перебраться из Приморья? Чего там не хватало?

– Мне всего хватало. Это им не хватало, детям. А мне много не надо. Так, пашенка. Кукурузу да картошку посадил. Что себе, а излишек на дорогу выходим и продаем проезжим.

Земли плодородные достались?

– Хорошие, не жалуемся. Особенно тыква уродилась в этом году. Скот кормим ей.

А скот какой у вас?

– Телята и коровки штук пятнадцать. Как раз сын сейчас уехал торговать в город молоком да творогом на рынке. В Благовещенске продает женщине одной учительнице знакомой. Она покупает и своим уже раздает по заказу.

Как дети ваши освоились на новом месте, получают местное образование?

– Внуков полон дом, старшие торговать уехали, а мы за малышами присматриваем. Ходят учиться в школу, вернее, учителя к нам ходят.

Моего ничего нету, все сына. Есть еще сын у меня, через неделю или две приедет сюда. Сегодня одна приехала с Уругвая, в соседнем дворе остановилась

Большое селение у вас сегодня?

– Четыре двора. Есть еще сын у меня, через неделю или две приедет сюда. Сегодня одна приехала с Уругвая, в соседнем дворе остановилась. Отдыхает с дороги. С Приморья еще один хотел к нам перебраться по первости, но его братья не пустили. Добрый человек, всем его надо.

Как местные власти вас встретили, помогают?

– Да, ничего, все нормально.

– Расширяться будете?

– Сын будет, наверное, что-то строить еще. Помощь дают, как его? Грант. Им дали уже один.

Переселенцам помогли купить новую технику
Переселенцам помогли купить новую технику

А что планируете в ближайшем будущем?

– Планы? Мы вообще ничего никогда не планируем. Садим, придет время – убираем, придет время – едим. Мы как цыгане – то здесь, то там. Живем, как живется.

В этом доме живет сын Федора Килина
В этом доме живет сын Федора Килина

Обратно в теплый Уругвай староверы не собираются – тем, как их встретили власти Амурской области, они вполне довольны. Сегодня община имеет 1592 гeктapa земли, в дальнейшем власти обещают еще. Переселенцам подарили пять коров, дали гранты общей суммой в 5 миллионов на развитие фермерского хозяйства, отремонтировали дорогу, провели ЛЭП. А сам губернатор Александр Козлов приглашает их на чай.

Староверы в гостях у губернатора А.Козлова
Староверы в гостях у губернатора А.Козлова

Миниcтp paзвития Дaльнeгo Bocтoкa Poccии Aлeкcaндp Гaлyшкa ставит Амурскую область в пример всем остальным регионам:

– Ceгoдня Aмypcкaя oблacть и гyбepнaтop, в чacтнocти, пoкaзывaют пpимep дeльнoй paбoты пo пepeceлeнию cooтeчecтвeнникoв. Глaвнoe нe ocлaблять нaпop и плaнкy дepжaть тaк выcoкo, кaк ceйчac y вac пoлyчaeтcя. B Пpиaмypьe нa ypoвнe peгиoнa фopмиpyeтcя oднa из лyчшиx пpaктик peaльнoй peзyльтaтивнoй paбoты co cтapooбpядцaми.

"Все растащили по кирпичу и успокоились"

Бок о бок с поселением староверов, в 10 километрах от города Свободный, развивать который поручил сам президент Путин, есть село Новгородка. Ничем не примечательная деревушка, в которой нет ни современной техники, ни дорог, ни других признаков помощи властей и принадлежности к Территории опережающего развития. О ней не говорит Александр Галушка, а губернатор Козлов не устраивает чаепитий с ее обитателями.

Некогда процветающий совхоз сегодня населяет чуть больше 700 человек. Единственная дорога ведет в центр поселения. Здесь по соседству расположились здание администрации, почта и клуб. На его деревянном здании огромный баннер: "Возьми гектар! Стань дальневосточником!".

Приметив чужаков, причиной визита интересуется баба Катя – так она просит себя называть. Объясняем ей, что хотим узнать, как живется местным жителям на территориях опережающего развития.

– Какое развитие?! Ничего тут не развивается, никто не помогает. У нас же никакого производства нету. Была скотина, там большой коровник, комплекс. Жили прекрасно. Мы из Мазановского района (Север Приамурья. – СР) приехали сюда в 1987 году. Какая красота была – едешь, глаз радуется. Там помидоры, здесь капуста. Я на овощах работала. Вспомнить есть что. А потом совхоз распался, люди все растащили по кирпичу и успокоились на этом. Один фермер Кошелев у нас молодец, восстанавливает все, что по силам. Людям работу дает. Засеял поля вдоль дороги – едешь и любуешься, как колосятся. Ностальгия… А недавно староверы к нам приехали. Которые до этого в Уругвай из России уезжали. Я сама не была там, но народ говорит, что нелюдимые они: забор поставили, замок повесили, собак завели, никого не пускают. Вы лучше к фермеру сходите, вон там его зерновой и мастерские, а рядом дом красивый такой шикарный, не пропустите.

Зернохранилище в Новгородке
Зернохранилище в Новгородке

"Сельское хозяйство никому в данный момент не нужно"

В трех домах от администрации двор с резным забором, рядом припаркован японский внедорожник. Без такого транспорта по местным направлениям не проехать. Тот самый фермер Юрий Кошелев, крепкий мужик в спецовке и валенках, недоверчиво оглядывает приезжих, но поговорить о всероссийских стройках по соседству соглашается.

Юрий Кошелев
Юрий Кошелев

– Здесь и "Газпром", и космодром начался, но конкретно чтобы к нам кто-то пришел и сказал: давайте будем не где-то, а у вас продукцию закупать, такого нет! Все везут с Алтая, Барнаула. Сельское хозяйство никому сейчас не нужно. Все внимание "Газпрому", ЛЭПкам, нефтяной трубе, космодрому! В западных вот странах сельское хозяйство поддерживают. У нас я не вижу этого, – сердится Юрий Владимирович. – Я с 2000 года начал фермером работать. Тогда на сельское хозяйство маленько внимание стали обращать. Появились первые субсидии, дотации, помощь какая-то. И так года до 2013–14-го, а затем помощь свернулась и началось давление, навязывание. Хочешь субсидии, дотации или какие-то гранты – переходи на животноводство. До этого действительно поддержка шла: на гектар, по топливу, на элитные семена. А сейчас, мне кажется, просто развалят ЛПХ (личные подсобные хозяйства. – СР). Если у тебя нет животноводства, ты всей поддержки автоматически лишаешься.

–​ А почему вы не хотите попробовать завести коров?

– А зачем мне это нужно?! Корову надо вырастить, а для этого нужны условия, надо что-то иметь. Люди, база и все прочее! Это ж не просто так, что нарисовал карандашом на листке, и все пошло дальше работать. У них там, конечно, все просто, а на самом деле оно совсем не так. Помню, несколько лет назад привозили коров из Австралии и нам предлагали. Я им условия поставил, говорю, возьму коров, а вы мне помогите построить коровники, все прочее. И сделайте хотя бы лет на 10–15 отсрочку по платежам. Дайте мне развиться! И наблюдайте за мной. Если вам не понравится, как я работаю, тогда по-другому разговаривать будем. Они отказали, говорят, все бы так деньги считали. Вот и весь их ответ. У нас был такой фермер – Данилов, который взял 100 с чем-то голов этого скота, и через пять лет он обанкротился. Там сразу было видно, что это утопия! Там коровы были в два раза дороже, чем наши местные элитные. Возьмите любое хозяйство, которое коров заводит, – хоть одно прибыльное назовите! Если государство поддерживает, дает какие-то субсидии и прочее, то это, может, все компенсирует. А если работать самому…

По итогам года ТОР "Свободный" опередила по объемам вложений весь Дальний Восток. Минвостокразвития сообщило о договорах с инвесторами почти на миллиард рублей. В свою очередь амурские власти не раз подчеркивали, что к обслуживанию этих крупных проектов будут привлекать прежде всего местный бизнес.

– Наша задача сделать так, чтобы эти ниши по максимуму заняли наши, амурские предприниматели, а не представители западных компаний. Мы привезем бизнесменов, покажем им варианты, где можно разместиться, какие помещения в Свободном доступны для выкупа и аренды. Плюс расскажем о программах льготного финансирования. У нас открылся МСП Банк, ориентированный исключительно на работу с предпринимателями. Есть программы, разработанные специально для дальневосточников, это и кредитование бизнеса, работающего в моногородах, которым, кстати, является Свободный, это "Дальневосточный гектар" – он может быть интересен предпринимателям Свободненского района, – анонсировал министр внешнеэкономических связей, туризма и предпринимательства региона Сергей Дмитриенко.

Однако на практике, по словам Юрия Кошелева, получить обещанную бизнесу помощь не так-то просто. Для того чтобы тебя заметили, надо "засветиться" в предпринимательском объединении. Подобные структуры есть во всех районах Приамурья, в том числе и Свободненском. Они организуют учебные семинары, проводят консультации и могут поручиться за малый бизнес в банке. Но чтобы вступить в такое объединение, необходимо вносить членские взносы и заполнять массу бумаг. Для простого землепашца это малореально.

– То есть сначала ты должен туда вложиться, в общий котел союза бизнесменов. Потом кто-то пролетает, кого-то поддерживают, – делится нюансами предприниматель. – Чтобы добиться этой поддержки, надо доказать, что именно ты нуждаешься. То есть деньги внес – а они могут обратно и не вернуться. Там, в основном, внимание крупным предприятиям-холдингам. Это как со страховкой. Засуха или дождь – надо еще собрать бумаги и биться головой об стенку, чтобы это все выколотить. Как с наводнением было (в 2013-м от разлива рек тонул весь Дальний Восток. – СР). У меня же весь остров (территория, где расположены поля фермера. – СР) плавал. 70% и больше утонуло. А мне конкретно указали площади, за которые заплатят. И не больше половины.

Видавшая виды техника
Видавшая виды техника

Основная культура в хозяйстве амурского фермера – соя. Осенью в Приамурье собрали очередной рекордный урожай – 1,3 миллиона тонн. Притом что по всей стране этот показатель – 4,5 миллиона тонн. Но аграрии этому не рады, а скорее наоборот. Не спасает даже начавший в 2017-м переработку этих бобовых маслоэкстракционный завод под Белогорском.

– Какие тут могут быть перспективы, – разводит руками Кошелев. – В этом году по закупке сои цены срезали. Раньше все было централизовано. Был план. Не было переизбытка. Это упущение руководства сверху. Хоть бы сказали, что сеять много не надо. Сдавать-то на МЭЗ можно, но они же там за бесценок взять хотят, несмотря на то что солярка и стоимость всего растет. В сравнении с позапрошлым годом закупочные цены в два раза ниже. Так они и по ней не всегда берут, переизбыток, все забито!

В других государствах стараются поддержать сельхозпроизводителей. А у нас наоборот. Свой карман набивают, а нас на колени ставят

Девать ее некуда! Все ждали открытия ледовой переправы с Китаем, надеялись, что закупочные цены поднимутся. Открылась, а цены остались те же! Когда за рубеж за бесценок отдают – это удар в спину от своих же! Поставили бы условия китайцам или перекупщикам. Говорят, расширяйтесь, увеличивайтесь, а как работать дальше? Почему по такой цене принимают от нас, я понять не могу?! В других государствах стараются поддержать сельхозпроизводителей. А у нас наоборот. Свой карман набивают, а нас на колени ставят.

А перепрофилироваться не пробовали?

– А смысл? Картошку мы садим, то же самое получается. Если 2013 год вспомнить – не было из-за наводнения картошки на всем Дальнем Востоке. Мы накопали немного, а сдать не смогли. Мало того что цены нет, так и не берут, все бесплатной помощи ждали. А в итоге привезли непонятную какую-то и продавали по той же цене. А обещали-то бесплатно. Получается, кто-то руку нагрел и на этом.

– Вы почувствовали на своем хозяйстве, что теперь относитесь к Территории опережающего развития?

–​ Мы думали, когда космодром стал строиться, что можно будет свою продукцию пристроить, но тоже ничего не получилось. Я не знаю, как там чего поставлено, но я не почувствовал ничего, никаких изменений лично на своем хозяйстве.​

О том, что по соседству с Новгородкой несколько лет назад обосновались старообрядцы, Юрий Кошелев, разумеется, знает. Как и о том, что губернатор Приамурья анонсировал законопроект о безвозмездной передаче земель членам подобных общин от 2,5 до 20 гектаров. Местным уроженцам о подобной помощи остается только мечтать.

Едет к нам кто-то извне, их стараются поддержать. Да, я понимаю, людям тяжело. Но с Украины так к нам уже приезжали: деньги получили и уехали обратно

– Староверы – это вообще тема какая-то интересная. Губернатор поддерживает. И нас подключают, то корма им, то солому. Было бы к нам такое внимание... Ведь можно было бы и нашим чем-то помочь, кому требуется помощь. У нас как получается? Едет к нам кто-то извне, те же беженцы украинские или бывшие соотечественники, их стараются поддержать. Да, я понимаю, людям тяжело. Но с Украины так к нам уже приезжали: деньги получили и уехали обратно. Сейчас вот уругвайцы, – сетует Юрий Кошелев. – Губернатор им коровок дал. Они ко мне пришли: помогите посеять на корм скоту. Я посеял. Убирать, говорю, сами будете. Они согласились. Время к осени, из министерства приехали – помогите им убрать. Мы им объясняем – пора как-то самим эти проблемы решать, зачем к нам бежите постоянно. А в ответ: нам обещали здесь все. Может, действительно кто-то заманил их сюда обещаниями, да не делает. Так почему другие их должны тянуть?!

Сегодня в Приамурье ждут не только старообрядцев из Уругвая. В середине января стало известно, что тем, кто решится переехать на Дальний Восток к конкретному работодателю, российское правительство будет платить по миллиону. Это в четыре раза больше, чем было ранее. В Амурской области, население которой за последние 30 лет сократилось почти на четверть, эта идея вызывает неоднозначную реакцию.

Как вы относитесь к новой инициативе правительства выплачивать миллион рублей подъемных переселенцам на Дальний Восток? С таким вопросом издание "Сибирь.Реалии" обратилось к прохожим на улицах Благовещенска:

Андрей, офтальмолог, 30 лет:

– Мне самому предложили такие вот примерно подъемные пять лет назад после окончания Амурской государственной медицинской академии. И я поехал за ними на Сахалин, необходимо было проработать там несколько лет для обналичивания сертификата. Но буквально за месяц меня заметили и пригласили в частную клинику, сразу же дали жилье, зарплату в три раза больше. А главное, регулярное повышение квалификации в лучших клиниках страны и мира. И я отказался от этих подъемных. Зато теперь у меня шикарная карьера и имя, на которое идут люди.

Виталий, торговый представитель, 26 лет:

– Ничего не изменится от этого решения правительства. Просто дать денег недостаточно, надо создавать условия на годы вперед. Чтобы была уверенность в завтрашнем дне. А такой ни у кого сегодня нет.

Екатерина, молодая мама двойняшек:

– Деньги должны давать не за то, чтобы люди приезжали на Дальний Восток. Их должны давать за то, чтобы оставались здесь. И по факту – что такое миллион рублей? В евро это еще весомая сумма, а в рублях растратится и не заметишь. С нашими ценами и тарифами это давно не деньги.

Юрий, социолог:

– Когда речь идет о миллионе рублей для того, чтобы здесь обосноваться, построить дом, завести хозяйство и прочее, это небольшие деньги. Но для кого-то этот миллион имел бы определенный эффект. Вопрос, кому давать этот миллион? Это необходимо предлагать молодежи с определенным уровнем образования. Не каждого сегодня мы миллионом соблазним. Но для какого-то стартапа это может оказаться значимой суммой.

Сергей, сотрудник Росгвардии:

– Из специфики своей работы я вижу в этом, скорее, минусы. В Благовещенске люди и так озлобленные, постоянно провоцируют конфликты по мелочам. Много пьют и мужчины, и женщины, и ведут себя в таком состоянии, мягко говоря, неподобающим образом. Так за этим миллионом еще непонятно кто понаедет. Нормальных людей этой программой не заманишь, для них это не деньги.


External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG