Ссылки для упрощенного доступа

Еврейской общине Томска вернули уникальное здание единственной в России деревянной солдатской синагоги. Главный раввин России Берл Лазар и городские власти подписали соглашение об этом 1 февраля. Синагога была построена евреями в Томске еще в позапрошлом веке, однако с 1930-го об этом напоминала лишь резьба со звездами Давида на окнах.

Так выглядит здание "солдатской" синагоги сегодня
Так выглядит здание "солдатской" синагоги сегодня

​На пороге томской солдатской синагоги впервые за 150 лет вновь звучит традиционная еврейская молитва Минха. Затем во дворе – танцы. Десятки людей радуются и отмечают важный в истории местной общины день, когда символический ключ от единственной оставшейся в России деревянной синагоги опять в руках раввина. Сегодня в здание никто не зайдет – оно аварийное, находиться там просто опасно.

Собравшиеся читают еврейские молитвы
Собравшиеся читают еврейские молитвы

"Это чудо, что она вообще сохранилась. Мы сегодня можем это здание отреставрировать и сделать все возможное, чтобы в нем началась новая жизнь. Возвращение синагоги еврейской общине Томска – это не только акт справедливости, но и толчок духовному развитию города", – говорит на торжественной церемонии главный раввин России.

Там люди умирали, потому что было нечего есть и очень холодно

Председатель Томской еврейской общины Борис Ромацкий с детства помнит, что в этом деревянном здании было общежитие госуниверситета. Однако его отец рассказывал ему и о том, что раньше тут была синагога, в которой в начале прошлого века работал и дед Ромацкого. В должности шамеса (ответственного за хозяйственную деятельность) Менахем-Йосеф Ромацкий отвечал за прием посетителей, хранение священных книг и сохранность здания. Когда советские власти закрыли синагогу, ему удалось незаметно вынести и спрятать свиток Торы. Этот свиток дед и отец Бориса Ромацкого хранили дома в течение многих десятилетий, и вот теперь свиток вернется в солдатскую синагогу.

Борис Ромацкий
Борис Ромацкий

Семью Менахема Ромацкого выслали из польской Ложминской губернии сюда, в Сибирь в 1915 году. Шла Первая мировая война.

Семья Ромацких
Семья Ромацких

Отец рассказывал мне, как они ехали сутками в этих холодных необорудованных вагонах, ему лет двенадцать было. Там люди умирали, потому что было нечего есть и очень холодно. Представляете, Сибирь, поздняя осень, в пути были страшные условия. У деда были мать, отец и пятеро детей. Младшая девочка, год ей было или полтора, по пути умерла, рассказывает Борис Ромацкий.

Талон расчетной книжки Менахема Ромацкого
Талон расчетной книжки Менахема Ромацкого

Еврейская община города поддержала семью, выделила жилье и помогла Менахему устроиться на работу в синагогу. Так семья Ромацких осталась в Томске на многие годы.

А первые евреи появились в Сибири еще в ХVII веке. Они были среди пленных, которых русские войска захватили в ходе русско-польских войн XVII столетия. Давид Кижнер, специалист по еврейской истории Томска и габай (староста) томской хоральной синагоги, говорит:

– В архивных записях сообщается, что в августе 1633 года в Сибирь прислали 150 “литовских людей”. Первые евреи в Сибирь и попали вместе с этими угнанными в плен жителями польских городов и деревень.

После заключения мира "литовские и немецкие люди и жиды" получили возможность вернуться на родину, но некоторые из них (в том числе, очевидно, и отдельные евреи) предпочли остаться в Сибири. Из архивных документов о возвращении военнопленных выясняется, что с "жидами" возникли проблемы. Пришлось выпускать специальные инструкции: как поступать с теми евреями, которые в Сибири крестились и женились на русских.

Для еврейских семей это было страшное событие – отдать сына в кантонисты. Это чаще всего значило потерять его, уже никогда не увидеть с учетом того, что срок службы составлял 25 лет. Матери волосы на себе рвали

Некоторые евреи попадали в Сибирь как ссыльные и каторжане. Но в ХIX столетии евреи прибывали в Сибирь и добровольно в поисках лучшей доли. В 1836 году по инициативе Николая I была предпринята попытка создания здесь еврейских земледельческих колоний с целью "перевоспитания" евреев и "приучения их к земледельческому труду". Сотни еврейских семей со всех концов Российской империи выразили тогда желание переселиться в "Новую Палестину". Измученные беспросветной жизнью в "местечках", они мечтали о лучшей доле, о земле и готовы были отправиться в эти холодные и неведомые им земли. На проезд и обустройство выдавались казенные деньги. Однако что-то пошло не так. И по неведомым причинам через 45 дней после упомянутого приказа о переселении евреев было издано новое распоряжение – переселение остановить. Но сотни еврейских семей в итоге все-таки осели тогда в Сибири.

И наконец, еще одна группа евреев попала в Сибирь в качестве так называемых "николаевских солдат". В 1827 году появился знаменитый указ о введении для евреев натуральной воинской повинности, согласно которому каждая еврейская община должна была поставлять 10 рекрутов с тысячи мужчин ежегодно. Требуемое число призывников разрешалось пополнять малолетними. Так сотни еврейских мальчиков ежегодно насильственно отрывались от родителей и отправлялись в кантонистские школы, где зачастую их насильственно крестили и подвергали прочему "перевоспитанию". Несколько таких кантонистских школ располагались и на территории Сибири.

– Для еврейских семей это было страшное событие – отдать сына в кантонисты. Это чаще всего значило потерять его, уже никогда не увидеть с учетом того, что срок службы составлял 25 лет. Матери волосы на себе рвали. К тому же все знали про христианизацию в этих школах. После чего мальчикам меняли фамилии. В православие обращали кого уговорами и проповедями, кого подкупали, а кого и насильно, – рассказывает Давид Кижнер.

Давид Кижнер
Давид Кижнер

Отстоять свою веру удавалось немногим. Тех, кто не сломался, называли "закоренелыми евреями". И таких, судя по всему, было немало. Как и тех, кто и спустя многие годы после принудительного крещения помнил о вере предков. Так в 1873 году томский протоиерей сообщает томскому губернскому военному начальнику о непреклонном желании писаря Ицоквича перейти из православия в иудаизм. На все "увещевания", говорится в этом документе, писарь отвечает:

"Как я рожден в вере иудейской, так и хочу продолжать держать ее и следовать закону Моисееву, а пришел по принуждению в малолетстве я к крещению в батальоне кантонистов, в душе же не был христианином, а казался таким только из боязни, равно как и в церковь ходил из страха. Тайком же ходил к своим евреям и молился по их обрядам".

Подобных прошений от кантонистов в сибирских архивах сохранилось немало. Но лишь в 1905 году появился царский указ, разрешающий "по желанию исключение из православия".

Именно усилиями томских кантонистов и была создана "солдатская" синагога в Томске. К тому времени в городе уже было две синагоги. В начале 1850-х годов еврейская община приобрела дом у дочерей титулярного советника Соколова в районе Песков, на Магистратской улице. Здесь в одноэтажном каменном доме и обустроили синагогу. И так и называли ее – "Каменной синагогой". А в 1859 году купец Каминер в ограде собственного дома и на свои средства с разрешения властей построил вторую синагогу, которую с тех пор называли "Каминерской синагогой".

В какой-то момент томские евреи потеряли надежду на возрождение общины и появление синагоги в городе

– ​ Эта синагога ближе всего располагалась к казармам, кантонисты ходили туда по субботам и праздникам. Особенным гостеприимством солдаты там не пользовались, – ​говорит Давид Кижнер. – ​Как-то у одного из них, Моисея Гуревича, родился сын, и в одну из суббот намечалось обрезание. По заведенному обряду, Гуревич и его друзья-солдаты пришли в синагогу. Но староста предложил им произвести чтение молитв в раздевалке. Солдаты оскорбились и ушли, пообещав создать свою синагогу.

Так в очередной раз подтвердилось известное мнение, что "на двух евреев – три синагоги".

В 1872 году деревянная "солдатская" синагога в Томске была открыта. Со временем на синагоге были достроены три купола, появилась уникальная деревянная резьба со звездами Давида и изображением свитка Торы на входных дверях. Первым старостой и казначеем синагоги стал Герцель Цам – бывший кантонист, единственный российский еврей, дослужившийся в царской армии до офицерского чина, не отказавшись при этом от иудейской веры.

Так выглядела "солдатская" синагога
Так выглядела "солдатская" синагога

В восьмилетнем возрасте Герцель Цам был взят "хапунами" (так называли евреи тех служак, которые забирали из семей мальчиков) и отдан в кантонистскую школу. В 1854-м он прибыл в Томск вместе с другими мальчиками-кантонистами из Волынской губернии и остался на службе в 8-м пехотном полку. Вот что вспоминал Герцель Цам о своем кантонистском детстве:

"По вечерам нас собирали в одну комнату. Приходили к нам священники и уговаривали принять православие разными обещаниями".

Согласившимся мальчикам, вспоминает Цам, выдавали новые куртки с погонами и светлыми пуговицами. У "выкрестов" появлялись родные люди – крестные, в чьих домах дети могли проводить праздники. И нетрудно представить, как это было важно для оторванных от своих семей кантонистов. Насильственного крещения в томской кантонистской школе, по воспоминаниями Цама, не было. Но "увещевания" продолжались в течение года, и к концу этого срока около половины из 200 с лишним кантонистов, прибывших в Томск в 1854 году, согласились перейти в православие. Но не Герцель Цам.

Мы надеемся, что быть евреем и иудеем в Сибири и не опасаться при этом гонений можно будет всегда

Прослужив в армии сорок один год, несмотря на постоянное давление, он так и не принял православие. О присвоении Цаму офицерского звания ходатайствовали все офицеры полка, и после специального указа Александра II его произвели в прапорщики, а потом и в капитаны. Усилиями Герцеля Цама в Томске и была отстроена "солдатская" синагога. Цам напишет и подробную "Историю возникновения в Томске военно-молитвенной солдатской школы". Книга эта – ценнейший источник для понимания религиозных настроений тогдашних сибирских евреев.

В 1930 году советские власти отобрали у еврейской общины здание синагоги и переоборудовали его под общежитие научных работников Томского государственного университета. Были национализированы и две другие томские синагоги. В те времена томские евреи, сохранившие, несмотря ни на что, веру предков, тайно собирались на шаббат и для изучения Торы в доме Ромацких.

– В какой-то момент томские евреи потеряли надежду на возрождение общины и появление синагоги в городе, и несколько сохранившихся свитков Торы из закрытых синагог отправили в Прибалтику, в Вильнюс и Каунас, где даже в советские времена сохранялась сравнительно интенсивная религиозная и общинная жизнь евреев, – говорит Ромацкий.

Но свиток Торы из солдатской синагоги семья Ромацких все-таки сохранила у себя, и вот он возвращается в синагогу. В течение последних лет еврейская община города вообще переживает возрождение. Усилиями раввина Леви Каминецкого, который прибыл в город 14 лет назад из Израиля, в Томске восстановлена Хоральная синагога. Идет строительство Еврейского общинного центра. В ближайшее время начнется реконструкция и "солдатской синагоги".

Хоральная синагога в Томске
Хоральная синагога в Томске

– Мы пока еще думаем, что в солдатской синагоге можно разместить. Возможно, мы оборудуем тут музей истории евреев в Сибири, возможно, мемориальную синагогу. Главное сейчас – привести здание в порядок, – говорит главный томский раввин. – И очень важно, что возвращение этого здания общине открывает новую и светлую страницу в истории томских евреев. Мы надеемся, что быть евреем и иудеем в Сибири и не опасаться при этом гонений можно будет всегда.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG