Ссылки для упрощенного доступа

29 апреля 1937 года в Новосибирске был арестован, а вскоре и расстрелян человек, которого почитал весь город, основатель системы медицинской помощи в регионе доктор Иван Абдрин. Точные обстоятельства его гибели неизвестны до сих пор. Имя Абдрина на многие десятилетия было вычеркнуто из истории города и забыто. И только сейчас о нем вспомнили благодаря книге новосибирского исследователя Павла Романова.

Книга "Тяжело вылечить, трудно распознать" о докторе Абдрине началась с находки старинного документа в архиве.

– В 2015 году я активно изучал биографию одного из инженеров, который строил Транссиб. Наткнулся на один документ – ходатайство 1898 года о проведении народных чтений для рабочих, подписанное известными горожанами, Среди подписавших был и врач Абдрин, – рассказывает историк, краевед Павел Романов. – Мне его фамилия показалась редкой и странной для наших мест. Стало интересно. Я предположил, что если врач в те годы уже работал в городе, которому на тот момент было всего несколько лет, то он, наверное, и является одним из первых городских врачей. Так и оказалось.

Документ, в котором П.Романов увидел фамилию Абдрин
Документ, в котором П.Романов увидел фамилию Абдрин

Иван Абдрин – из семьи казанского дворянина. Получив в 1893 году медицинское образование в Казанском университете, он приехал сначала в Красноярск. Через два года Иван Абдрин становится врачом-железнодорожником. В мае 1896 года Иван Абдрин был назначен на должность участкового врача по постройке Средне-Сибирской железной дороги с причислением к Министерству путей сообщения. Сначала он работает при строительстве железнодорожного моста через Енисей, а весной 1896 года попадает в качестве участкового врача на строительство станции Обь, которая затем превратилась в главный вокзал города. С этого времени жизнь Абдрина тесно связана с молодым городом Новониколаевском (старое название Новосибирска. – СР)

Стремительное развитие Новониколаевска сопровождалось хаотичной застройкой и притоком из сельской местности многочисленного населения, имевшего весьма смутные представления о городской жизни.

Прием в ЖД больнице
Прием в ЖД больнице

Вот как описывает жизнь Новониколаевска в конце 19-го века Павел Романов:

Общий вид Новониколаевска в 1895 году
Общий вид Новониколаевска в 1895 году

"Дома и землянки, несмотря на попытки систематизации жилой территории, располагались здесь хаотично вплотную друг к другу, что приводило к пожарам. Еще более масштабной проблемой для властей являлась река Каменка, куда в скором времени стали попадать нечистоты. Вверху по течению жители поселка стирали белье, а в нижнем течении эту же воду могли использовать как питьевую, что приводило к быстрому распространению болезней. Вторым очагом жизнедеятельности являлась зона строительства станции Обь немного ниже по течению одноименной реки. В короткий срок здесь поселяется большое количество рабочих и инженеров, возводятся не только хозяйственные, но и большой комплекс жилых построек. Одновременно с этим рабочие нелегально сооружают и свой микрорайон у берега реки".

В этих условиях Ивану Абдрину предстояло быстро организовать систему оказания медицинской помощи. К 1900 году при станции Обь он открыл приемный покой на 10 коек и инфекционное отделение.

Комплекс ЖД больницы в начале 20 века
Комплекс ЖД больницы в начале 20 века

Первый доктор Новониколаевска старался приучить жителей к элементарной гигиене. Романов в своей книге описывает такой случай:

"На станцию Ояш Сибирской железной дороги вместе с поездом прибыл Абдрин. Он неспешно прошел в буфет станции, где за прилавком стоял молодой человек. Доктор вежливо попросил стакан чая, но был шокирован, когда буфетчик взял стакан за венчик грязными пальцами. Доктор решил проверить санитарную обстановку и обнаружил, что второй буфетный стол, приготовленный к приезду поездов, находится в чрезвычайно небрежном виде: "Стол без скатерти, посуда грязная, закуска запыленная". На замечание о состоянии буфета парень отозвался словами: "Много вас тут таких шляется". Доктор отправился к начальнику станции и вызвал начальника полиции станции. Они отправили за буфетосодержателем".

По этому поводу Сибирская железная дорога начала внутреннюю проверку, в ходе которой все замечания Абдрина подтвердились.

"Вагон мертвецов"

Перед Первой мировой войной в городе проживало уже больше 60 тыс. человек. На них приходилось не больше десятка врачей.

О том, что творилось тогда, лучше всего свидетельствует городская легенда про "поезд мертвецов" – вагон, в котором было обнаружено множество замерзших трупов

К 1914 году медицинские пункты станции Новониколаевск объединили в Железнодорожную больницу, которая до сих пор является одним из главных медучреждений города. Абдрин стал ее первым главврачом. Именно он организовал первую в городе профессиональную систему медицинской помощи.

Больницу открыли очень вовремя, так как в августе началась война, и на станции Новониколаевск был организован крупный военно-остановочный пункт. Сначала его наводнили военные, которые отправлялись на фронт, а затем пленные. Началась эпидемия тифа.

Иван Абдрин
Иван Абдрин

По данным городского статистического бюро, сыпным тифом в городе заболели около 4 тысяч человек. На распространение болезни сильно повлияли отсутствие водопровода и канализации. С прибытием новых составов с военными ситуация только усугублялась. В этих условиях основная нагрузка легла именно на Железнодорожную больницу, которой заведовал Абдрин, так как она располагалась рядом со станцией.

Вскоре началась Гражданская война, которая принесла с собой еще более страшную эпидемию тифа. Романов пишет:

"Она нарушила привычный жизненный уклад людей, заставила их не просто жить, а бороться за выживание. Распространению болезни способствовало отступление из Новониколаевска Белой армии, размещение в военном городке инфицированных пленных, а также полная остановка железнодорожного сообщения. В результате ослабленные беженцы оседали на станции, становясь легкой добычей эпидемии".

Эпидемия просто выкосила город: если в 1919 году в городе жили 130 тысяч человек, то в следующем году остались лишь 67 тысяч. За тифом в город пришла холера. О том, что творилось тогда, лучше всего свидетельствует городская легенда про "поезд мертвецов" вагон, в котором было обнаружено множество замерзших трупов. Власти признали, что существует угроза вымирания всего Новониколаевска. При этом Романов говорит, что руководство города просто пряталось от населения. Зимой 1920 года в городе погибли 21 врач и больше двухсот человек из вспомогательного персонала. Остались лишь 9 работающих врачей.

– Абдрин проявил определенные человеческие качества, которые ценятся во все времена, – рассказывает Павел Романов. – Он остался в городе, хотя имел возможность уехать. Когда в Новониколаевске была эпидемия тифа и начался реальный мор, Абдрин лечил людей. Я думаю, он видел, как растет город, понимал, что он здесь нужен, и не мог оставить этот город и своих пациентов.

Его пациентом был и знаменитый автор книги про "Похождения бравого солдата Швейка" Ярослав Гашек, который прибыл в Новониколаевск с частями Красной армии и заболел здесь тифом. Писатель лечился у Абдрина больше месяца и покинул больницу, только когда угроза его жизни окончательно миновала.

Самые страшные годы Гражданской войны Абдрин продолжает руководить больницей, учит молодых врачей, спасает людей, лечит – и красных, и белых. Город передавался из рук в руки несколько раз, многие вставали перед выбором, какую сторону занять в этой гражданской войне. Абдрин был потомственным дворянином, обладал огромным авторитетом в Новониколаевске, стоял у истоков местной медицины, и имел чин титулярного советника. Обычно дворяне бежали при наступлении Красной армии, но Абдрин ни разу не покинул свой пост.

1937 год

Несмотря на свое дворянское происхождение, Абдрин в 1923 году получил звание Героя Труда за борьбу с тифом. Тем не менее должности главного врача больницы доктор лишился, так как не был членом партии. Но Абдрин продолжал лечить горожан и пользовался огромным авторитетом. В 1928 году газета "Советская Сибирь" опубликовала хвалебный материал, посвященный 30-летию его врачебной деятельности. А через год статья про Абдрина появилась в первом томе "Сибирской советской энциклопедии". О заслугах врача говорит и то, что одна из городских больниц в то время носила его имя. Город любил врача Абдрина, а он любил город.

К сожалению, о частной жизни Абдрина практически ничего неизвестно. После него не осталось ни дневников, ни личных вещей. Но известно, что он был счастливо женат. Один из сыновей врача Николай Иванович Абдрин пошел по стопам отца и тоже был уважаемым в городе медиком. Второй сын, Георгий, стал геологом и уехал в Хакасию. Сам Иван Иванович Абдрин ушел на покой только в 1936 году, проработав в больнице до 70 лет. Он остался в почетной должности врача-консультанта.

Павел Романов рассказывает, что информации о последних годах жизни Абдрина очень мало:

– Меня поразило, что в двадцатых годах имя Абдрина звучит везде, а потом его нет. Был и пропал. И, наверное, было бы неизвестно до сих пор, если бы не помог документ, который мне показали в музее Железнодорожной больницы. Это был документ 1989 года – список реабилитированных в связи с репрессиями, и там фигурировало имя Абдрина. Стало понятно, что Иван Иванович был расстрелян.

За основателем новосибирской медицины пришли ночью 29 апреля 1937 года. Возможно, среди тех, кто сопровождали его в здание НКВД, а потом пытал и расстреливал, были и его пациенты. Запись об увольнении Абдрина появилась в штатной книге железнодорожной больницы спустя несколько месяцев: "Абдрина И. И., полагать освобожденным от должности врача-консультанта с 6 сентября по собственному желанию <…> Основание: рапорт доктора Абдрина и распоряжение №6". Романов предполагает, что это распоряжение НКВД

3 декабря 1937 года Ивана Абдрина расстреляли как врага народа по обвинению в подготовке вооруженного свержения власти.

Николай Абдрин
Николай Абдрин

Николая Ивановича Абдрина арестовали по тому же обвинению и расстреляли в декабре 1937 года:

– Когда его отца арестовали, Николай Абдрин на двух работах работал: заведовал гнойным и хирургическим отделениями. Смотришь его расписание – он все время на работе. Когда, интересно, он, по версии НКВД, успевал восстание готовить? – говорит Романов.

Второму сыну, Георгию, повезло больше. Он был арестован в 1939 году в Якутии, но дело почему-то прекратили. В 1956 году Георгий вернулся в Новосибирск и подал прошение о реабилитации отца и брата. Обоих реабилитировали.

Он в 1937 году пешком ушел в Манчжурию. А затем из Китая на корабле переправился в Америку

Павел Романов пытался найти кого-то из потомков первого новосибирского врача. Однако поиск ни к чему не привел, история этой семьи словно прерывается в середине 20-го века. Известно, что сын доктора Георгий Абдрин закончил свою жизнь где-то на Кавказе. А вот о тех Абдриных, которые остались в Казани, информации почти нет. Судя по всему, машина репрессий их тоже не пощадила. В частности, по сведениям Романова, брат врача Алексей работал в 1937 году в Казани юрисконсультом. Его расстреляли в 1938-м. В базе данных общества "Мемориал" фигурирует еще один Николай Иванович Абдрин, но не сын, а, видимо, второй брат. Он также был арестован в 1938 году и приговорен к 5 годам лагерей.

Еще один след историку удалось обнаружить в Калифорнии.

– Есть интересный портал "Миллион могил", – говорит Романов. – Я решил там поискать могилы Абдриных, может быть, кто-то фотографировал. И, действительно, оказалась могила некого Абдрина в Калифорнии. Я выяснил, что это Борис, брат Ивана Ивановича. Он в 1937 году пешком ушел в Манчжурию. А затем из Китая на корабле переправился в Америку.

Это и спасло Бориса Абдрина от неминуемых, видимо, репрессий. Как сложилась его жизнь в Америке и продолжилась ли там династия Абдриных – неизвестно.

Сибирь – Территория ГУЛАГа

Сибирь – место, где осталось множество свидетельств и свидетелей самых трагических событий в российской истории прошлого столетия . Здесь сохранились остатки лагерей и пересыльных пунктов ГУЛАГа, здесь до сих пор находят места массовых захоронений жертв репрессий. Здесь по-прежнему живут потомки репрессированных и ссыльных в эти края. В сибирских архивах хранятся бесценные документальные свидетельства эпохи Большого террора в России. Корреспонденты «Сибирь.Реалии» в серии сюжетов восстанавливают неизвестные или малоизвестные события и судьбы эпохи Большого террора.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG