Ссылки для упрощенного доступа

"Мне довелось увидеть настоящий кусок Мордора"


Ольга Чупаченко

14 октября с группой участников Международной конференции "Реки Сибири и Дальнего Востока" мне довелось увидеть настоящий кусок Мордора – гигантский угольный разрез "Бачатский" в Кемеровской области.

Эта адская яма имеет в длину 10 км, в глубину до 280 м, в ширину местами больше 2 км. С первой Бачатской копи 1851 года началось когда-то освоение всего Кузнецкого угольного бассейна. Разрез как таковой начали "возделывать" в 1948 году и уже вынули отсюда более 300 млн тонн угля. Позже я прочла, что нынешняя глубина разреза пока максимальна, соответствует нулевой отметке мирового океана. Уголь есть и глубже, но пока туда нельзя по высшим геологическим соображениям. Но зато роют во все стороны.

На дне разреза мы видели кажущиеся маленькими машинки. А это гигантские БелАЗы по 240–320 т, способные вывезти за один раз 2–3 вагона угля или породы. Тут не все антрацит, его около трети. Есть порода разной степени качества, есть совсем пустая. Из нее насыпают отвалы.

Наверху работают два сортировочных комплекса и обогатительная фабрика, где уголь недостаточной теплоемкости, с примесями, отделяют от всего ненужного и формируют, если можно так выразиться, "гранулы" (комочки). На это нужно много воды, кроме того, из разреза постоянно надо откачивать воду. Можете себе представить, сколько грязи попадает с этой черной водой в окружающую среду.

Первое, что я подумала, увидев это грубое, грязное разворачивание земного нутра, – не дай бог родиться на земле, богатой полезными ископаемыми

Мы были практически в дождь, и наверное, в сухое время пыли здесь намного больше. Кроме того, в одном месте уголь просто горел, и едкий дым разносился ветром. А всего в нескольких сотнях метров поселок Бачатский. В нем живут люди, и этот пресс они ощущают всегда. Плюс взрывы, которыми крошат породу, плюс разбитые дороги от более легких, чем БелАЗы, но все равно разрушительных для асфальта тонаров. Угольщики часто экономят на создании технических дорог и убивают местные, не заботясь ни о чем.

Первое, что я подумала, увидев это грубое, грязное разворачивание земного нутра, не дай бог родиться на земле, богатой полезными ископаемыми. У тебя вынут ее из-под ног, отравят воду и воздух, ты лишишься здоровья, твоя жизнь будет подчинена этому Молоху (в определении "жесткой неумолимой силы, требующей множества человеческих жертв"). Ради прибыли частных угольных компаний.

Этот средневековый способ добычи энергии поддерживается только в таких отсталых странах, как наша. Люди до сих пор приносятся в жертву добытчикам. Мы услышали много рассказов о том, как их ради угля сгоняют с родовых мест, выжигают, разрушают близкими взрывами дома либо они сами уходят с отравленной земли, уже не в силах бороться, уходят с больными телами и душами.

Но кто-то борется за себя и своих детей. Сейчас местным жителям помогает организация "Экозащита!". Совсем недавно при ее поддержке питерским правозащитникам из "Команды 29" удалось выиграть суд против изъятия государством сельхозугодий в пользу одной угольной компании. Суд вынес определение, что интересы частной компании (а в России абсолютно все угольные компании частные) не имеют ничего общего с государственной необходимостью. Это очень полезный прецедент.

Для меня эта встреча с Бачатским разрезом только начало понимания проблем угольных территорий. Я бы рада забыть о нем или представить, что он на другой планете. Но уже не получится.

Ольга Чупаченко, директор ОО "Центр спутникового мониторинга и гражданского контроля"

Высказанные в рубрике "Мнения" точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG