Ссылки для упрощенного доступа

Кому помешали Натуська и маяк


Любовь Барабашова

Ровно год назад в Южно-Сахалинский район Дальнее, построенный на бюджетные деньги для льготников и переселенцев из ветхого жилья пришло уличное искусство. Несколько художников на собственные деньги, в свободное время разрисовали фасады домов.

Рисунки для Дальнего были не блажью, а необходимостью. Десятки выстроенных рядами однотипных унылых бежевых трехэтажек – это ад урбанистов и разносчиков пиццы. Жителей здесь столько, сколько в типичном сахалинском райцентре, но никто не потрудился сделать жизнь новоселов хоть немного комфортной. Пыльное гетто без инфраструктуры, зелени, нормальных детских площадок, парковок, скверов – именно такая репутация у микрорайона. Художники решили ее изменить.

Стрит-арт стал не только украшением фасадов, но и навигацией. На улице Монетной появилась монетка, на Алых Роз – космонавты с розой, на Московской – собор Василия Блаженного.

Но самый красивый рисунок появился на Крымской. Всю стену трехэтажки украсили мультяшная девчонка, которую авторы почему-то прозвали Натуськой, и маяк. Окна жителей дома стали частью композиции, они загорались по вечерам, делая рисунок живым.

Стрит-арт на Сахалине
Стрит-арт на Сахалине

Сейчас, спустя год почти вплотную к стене с рисунком пристраивают магазин. Он скроет от прохожих девочку с маяком. Владельцы "маячных" окон теперь будут видеть только фасад торгового центра.

Среди самых тухлых чиновничьих фраз "диалог власти и общества" первая. Ее уже не употребляют высокооплачиваемые пиарщики, но сотрудники пресс-служб все еще вставляют в релизы примерно раз в три недели. Видимо, получают на складе под роспись

Начиная работу, художники говорили, что "сделать красиво" для них не главная задача. Важнее начать разговор с жителями и властями. Каждый рисунок они выносили на обсуждение. Приходили во дворы и рассказывали, что планируют изобразить и почему. На встречи собирались местные жители, иногда депутаты и никогда – чиновники мэрии. Ни архитекторы, ни сотрудники отдела дизайна и оформления городского пространства администрации Южно-Сахалинска. Много раз энтузиасты пытались вызвать власти на разговор. Не вышло.

Так и шли параллельными курсами, не пересекаясь, – дизайн и оформление городского пространства и люди, им якобы занимающиеся.

Если бы пересекались, то возможно, чиновники и сказали бы художникам, что перед домом планируют воткнуть магазин, и предложили бы другой фасад. А пересеклись бы с жителями Дальнего, то магазина перед окнами не было бы.

Среди самых тухлых чиновничьих фраз "диалог власти и общества" первая. Ее уже не употребляют высокооплачиваемые пиарщики, но сотрудники пресс-служб все еще вставляют в релизы примерно раз в три недели. Видимо, получают на складе под роспись.

В уста мэра Южно-Сахалинска ее вкладывают регулярно.

Но тут, похоже, та же история, как и со словом айах, которое есть у многих народов тюркской группы. У одних оно означает рот, а у других внезапно – ноги. Случается недопонимание.

Вот и общественность "диалог" понимает как "скажите, на каком фасаде можно рисовать", а чиновники во главе с мэром – как ритуальный клекот про то, что уже все хорошо, а будет еще лучше.

Ровно в тот момент, когда художники расписывали стены в Дальнем, на общественном совете при мэре Южно-Сахалинска отчитывались, что "совместно с МКУ "Агентство по развитию города Южно-Сахалинска" был проведен лекторий о достижениях областного центра в рамках проекта "Моя малая родина".

Сейчас на Сахалине в очередной раз взялись развивать диалог власти и общества. Летом в области запустили систему мониторинга "Инцидент". Программа по ключевым словам находит в соцсетях жалобы, которые относятся к компетенции районных и областных властей и в течение суток чиновники должны максимум разобраться с проблемой, а минимум – сообщить, кто и когда ее решит.

Система пока не обкатана, но представьте, уже есть первые результаты, хвастались инициаторы проекта: один человек пожаловался на неработающее табло на остановке – и его быстро починили.

Все бы хорошо, но в то же самое время, когда систему мониторинга вводили, в Южно-Сахалинске умирала ровно такая же, только лучше.

В областном центре несколько лет назад появился проект "Город как на ладони", который мэр Надсадин, вы не поверите, называл площадкой для конструктивного и открытого диалога между властью и обществом.

"Город как на ладони" – это сайт, на котором размещали информацию о строительных и ремонтных работах в Южно-Сахалинске. Сколько будет идти ремонт дороги, когда отремонтируют двор, что именно сделают в сквере, где идет реконструкция, – это и многое другое горожане могли отслеживать в режиме онлайн. Но главное, каждый мог оставить на сайте вопрос или жалобу. За несколько лет все привыкли, что если грузовики растаскивают грязь с соседней стройки или техника шумит дольше положенного времени, можно написать в "Город как на ладони" и подрядчика быстро приструнят.

Неубранный мусор, незакрытый люк коллектора, не расчищенные от снега проезды – со всеми коммунальными проблемами горожане шли на сайт.

Год назад в правительстве области прошло совещание, в котором опыт Южно-Сахалинска было решено распространять на другие районы.

Но в районах ничего подобного не появилось, и даже в Южно-Сахалинске проект практически мертв – на обращения перестали реагировать, горожане перестали их слать. То, что действительно работало и было востребовано, заброшено.

Зато появился "Инцидент". Правда, курировали его подчиненные бывшего сахалинского губернатора Олега Кожемяко, которые уже сорвались вслед за шефом, который с боем берет Приморье. Так что и этот диалог власти и общества прервался на полуслове.

Кажется, ну что сложного – просто поговорить? Но осмысленного диалога "власти и общества" в наших широтах никак не получается. Даже если речь о стене дома.

Любовь Барабашова – журналист, Сахалин

Высказанные в рубрике "Мнения" точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG