Ссылки для упрощенного доступа

Как китайцы возрождают деревню в Еврейской автономной области


Китайские рабочие на полях

Четыре года назад село Димитрово должно было исчезнуть с административной карты Еврейской автономной области. Местные власти планировали закрыть населенный пункт как бесперспективный и вымирающий. Но неожиданно из-за Амура пришла помощь: китайские фермеры взяли в аренду никому не нужные территории вокруг Димитрова и буквально возродили село. Теперь местные жители ждут окончания строительства моста через приграничную реку и надеются на появление новых инвесторов из Китайской Народной Республики.

Виновата перестройка?

Добраться до Димитрова непросто. Общественный транспорт туда не ходит. Из Биробиджана можно взять такси в Бирофельд – центр сельского поселения, к которому относится Димитрово. Но придется отдать не меньше 900 рублей (говорят, что это дешево и нам повезло) за 30–40 минут пути по разбитой дороге (высокий тариф объясняется низким качеством дорожного покрытия), а потом ещё думать, как добраться до конечной точки своего маршрута. Таксисты не хотят ехать в Димитрово ни за какие деньги.

У нас даже тигр по территории школы ходил!

Поэтому, как ни крути, при любой транспортной схеме последние семь километров надо идти пешком по лесной дороге, среди абсолютно дикой природы. Тропу перебегают белки, фазаны и кабаны. "У нас даже тигр по территории школы ходил!" – рассказывает Мария Ворон, глава Бирофельдского сельского поселения.

Всего в ведении Марии пять сел: Красивое, Опытное Поле, Димитрово, Алексеевка и Бирофельд. Население этих деревень – 1720 жителей по переписи 2010 года. Самое "глухое место" как раз Димитрово – там осталось всего 12 человек, да и то некоторые живут в селе только летом, на зиму уезжая в соседний Бирофельд или Биробиджан.

Солнечные батареи, установленные китайцами для освещения дороги в село Димитрово
Солнечные батареи, установленные китайцами для освещения дороги в село Димитрово

​Когда приближаешься к деревне, становится видна вышка водяной скважины, соевые поля, раскинувшиеся вдоль дороги, а на старом электрическом столбе висит солнечная батарея, питающая мощный фонарь, который освещает выход из леса на единственную улицу села Димитрово.

– Я стала главой поселения в 2013 году, и уже тогда хотели Димитрово закрывать и расселять, – говорит Мария Ворон. – А что было делать? Транспорта нет, связь практически отсутствует, дорога – одно название, просто колея. Воду носить приходилось за километр, со скважины. Почту и пенсии, продукты кое-какие привозят раз в месяц. Там в основном пожилые люди, которые не хотят уезжать. Есть еще одна женщина с дочерью-школьницей – ее мы возим на школьном автобусе в Бирофельд. Нагрузку на бюджет это, конечно, добавляет, но переезжать они категорически отказываются. Хотя в Димитрове у девочки что? Ни кружков, ни секций.

Само село – это одна улица и несколько домов, часть из которых брошенные. Дорогу, пусть и грунтовую, но ровную, отсыпали китайские фермеры. На пересечении с этой "главной" дорогой – автобусная остановка. "Её тоже китайцы поставили!" – поясняет Мария. Отсюда школьный автобус забирает единственную школьницу, живущую в Димитрове. Когда-нибудь рядом с остановкой должен появиться памятник девочке и героическому водителю этого автобуса.

Остановка, построенная китайцами для единственной школьницы села Димитрово
Остановка, построенная китайцами для единственной школьницы села Димитрово

Тридцать лет назад, на исходе перестройки, здесь планировали построить совхоз на 300 рабочих мест. Но финансирование закончилось вместе с советской властью.

Александр Сомов переехал в Димитрово из Южно-Сахалинска в 1992 году – его пригласили работать начальником строительного участка. Он один из немногих, кто остался жить в деревне после краха советского проекта.

– Большинство разъехалось отсюда в начале девяностых, как только прекратили деньги платить, – вспоминает Александр Сомов. – Много здесь было техники, ангары уже начали строить. Озеро собирались углублять и рыбу разводить, в ангарах – гусятник хотели делать. А потом вдруг – раз, и все разбежались неизвестно куда, а что было – начали растаскивать и ломать. Я вам секрет открою – крыша на центральном рынке в Биробиджане покрыта металлом с нашего ангара! Я подумал, что лучше уж так, чем своруют и пропьют. Хотели еще трансформатор наш забрать – заменить на менее мощный. Но я не допустил. Тогда бы конец деревне!

Новая жизнь?

Многие годы Александр Сомов исполнял в Димитрове призрачную роль главы поселения. А недавно он прославился – его показали по телевидению, правда, китайскому. Агентство Синьхуа сделало репортаж о том, как заброшенное русское село возрождается силами предпринимателей из Поднебесной.

Репортаж агентства Синьхуа
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:48 0:00

Сейчас оживление деревни бросается в глаза. Китайская компания "Синьда" заново отсыпала дорогу, провела освещение, пробурила новую скважину – поближе к Димитрову. "Когда они сюда пришли, – говорит о новых хозяевах Александр Сомов, – здесь была настоящая помойка".

Когда они сюда пришли, здесь была настоящая помойка

– Буквально, говорю, вот на этом месте, где у них база, местные жители устроили помойку. Но китайцы все вычистили, привели в порядок. Теперь собираются расширяться.

На базе живут китайские рабочие, хранится новенькая техника, размещаются вагончики, которые во время посевной вывозят на поля. Там, где сейчас китайские фермеры собирают урожай сои, в советское время была целина.

– Некоторые критикуют: мол, отдали китайцам землю. А чего её жалеть? У меня самого было 500 гектаров, – рассказывает Александр Сомов. – Я их то обрабатывал, то бросал, то снова брал. В 2010 году пришла одна российская компания – попробовали тут работать, ничего не вышло. Ну нет у нас ни кредитов таких, ни средств, чтобы обрабатывать огромные площади. А у китайцев есть, и они нормально трудятся! Хотя, собственно, ни одного нормального поля им четыре года назад не досталось – сплошная целина, заросшая ивняком и кустарниками, с болотами.

Китайские сельхозрабочие в Димитрове
Китайские сельхозрабочие в Димитрове

Местные жители называют пришедших к ним китайцев "нашими", хотя они и не говорят по-русски. Языковой барьер помогает преодолеть пожилой китаец "Федор" – старожилы не могут запомнить его настоящее имя. А посредником в переговорах с российскими чиновниками выступает Александр Сомов – на него поначалу даже было оформлено предприятие "Синьда".

– Наш директор Цун редко здесь бывает. Сейчас он поехал в Китай продавать сою, – рассказывает о положении дел "Федор". – Нам всегда помогает Саша (Александр Сомов.С.Р), он с нами и в администрацию ходит, и везде, где надо договариваться. Сейчас мы уже все убрали и заново перепахали. Здесь хороший климат: летом сухо, а весной влажно. Но чтобы богатый урожай был, нужно подготовить поле сейчас – в этом году рано пришли заморозки, 10 ноября. Соя почернела, а это большая потеря – процентов 30 урожая.

Подготовленный к отправке в Китай урожай сои
Подготовленный к отправке в Китай урожай сои

Китайские фермеры хотели бы перерабатывать сою в России, но пока это сделать негде, приходится возить урожай в Китай. Правда, в Биробиджане есть инвестор, якобы готовый построить завод по переработке сои. Он тоже китаец. Но "Федор" отозвался о нем настороженно.

– Это не так просто – переработка. Надо огромные деньги. Есть китаец Ван, но он несерьезный – просто хочет использовать объект и получить деньги. Многие так делай, – объясняет "Федор".

Димитровские китайцы, по словам местных жителей, не такие. Они думают о будущем и поэтому за четыре года вложили в развитие села 20 миллионов юаней (почти 200 миллионов рублей).

– Освещение сделали, дорогу, воду возят жителям – даже тару привезли, чтобы набирать воду из колодца. И за свои деньги все! Насос – а он 30 тысяч стоит, плюс "воровайка" (грузовик. С.Р) с Биробджана денег берет – уже четвертый ставят. И тоже все за свои. Трактор нужен за дровами съездить – никаких проблем! – наперебой рассказывают об улучшениях жизни местные жители. – Даже вот с автобуса приехал, чтобы не идти пешком – звонишь, и они за тобой приезжают. Надо в город – мы всегда идем к ним, не стесняемся, они машину дают без проблем. Продукты привозят, если надо что, или, к примеру, свинью, когда заказывают для себя, то всегда спрашивают – кто мясо хочет? А Цун, руководитель, когда приезжает – сам подарки бабушкам и дедушкам по деревне разносит.

– Проверки все проходят на ура, – отмечает Мария Ворон. – Многие же и гербициды используют или канистры по полям раскиданные оставляют. Но здесь – все чисто, все по закону. Кусты все вывозили даже, когда дорогу строили. А эмчээсники вообще хвалили китайцев в этом году – за широкие минеральные полосы. И в других вопросах никогда не отказывают. Подарки купить на елку – пожалуйста, праздник организовать в селе, культурное мероприятие провести – только обращусь, сразу все сделают.

Дружба навек?

– Я подсчитал и думаю так, – рассуждает Александр Сомов. – Чтобы окупить хотя бы то, что они сюда вложили, им надо тут долго работать. А это и значит то, что раньше говорили "дружба навек". Хотя дружба дружбой, а если нам что кажется неправильным, мы им замечания делаем.

Период настороженности и страха перед пришельцами довольно быстро сменился у местных жителей восторженным оптимизмом по поводу будущего российско-китайских отношений в одной отдельно взятой деревне. Теперь в Димитрово приезжают из соседних сел, чтобы устроиться на сезонную работу – платят китайцы больше, чем в городе: 1000 рублей в день, а если отработаешь сверхурочно, то доплачивают. Если собран богатый урожай – выписывают премию.

На территории базы чистота и порядок. Новая американская и китайская техника укрыта на зиму. Работает только комбайн, очищающий сою, которую затем китайские рабочие сортируют по мешкам, укладывают в штабеля и накрывают пленкой. Часть урожая пока не продают – ждут, когда вырастет цена. А устроились на базе китайцы в простом деревянном доме – таком же, как у селян.

На вопрос, не обидно ли, что деревню взяли в руки иностранцы, а не соотечественники, Александр Сомов отвечает рассудительно: "У русских столько денег нет. Ни займов таких. Этим целина досталась, а они и разработали все, и технику закупили. Наши просто не смогли бы так обрабатывать поля. Сейчас у китайцев 2200 гектаров, а в следующем году будет уже 3000. Есть куда расти. А без них наша деревня бы точно – всё!"

Руководители предприятия "Синьда", Марина Ворон, Александр Сомов и переводчик "Фёдор"
Руководители предприятия "Синьда", Марина Ворон, Александр Сомов и переводчик "Фёдор"

К слову, "Синьда" такая в Бирофельдском сельском поселении не одна. По пути до Димитрова Мария Ворон только и успевает замечать: там сою растят одни, там другие, здесь – свинокомплекс.

– У нас, помимо Димитрова, есть и другие китайские проекты, – рассказывает глава поселения. – В том году еще восемь фермеров раскорчевали участок леса – будут выращивать женьшень.

Отдали бы уже китайцам строительство всего моста. Он бы давно был готов

В 70 километрах от Димитрова находится столица Еврейской автономной области – Биробиджан. Еще в 70 километрах, в другую сторону – Ленинское, где китайская сторона уже закончила строительство своей половины моста (11 пролетов) через границу, а российская никак не может достроить свою (3 пролета). Открытия моста с нетерпением ждут и местные жители, и китайские бизнесмены, заранее готовые вкладываться в развитие территории.

Недостроенная дорога к мосту через границу. Еврейская автономная область. Декабрь 2018 г.
Недостроенная дорога к мосту через границу. Еврейская автономная область. Декабрь 2018 г.

После того, как областные власти расширили дорогу, ведущую к мосту, китайцы обещали построить защитный экран между трассой и жилыми домами, чтобы двенадцать жителей Димитровки не страдали от шума грузовиков, которые пойдут в Китай с грузом сои. Фермеры уже подсчитывают, насколько дешевле будет возить урожай на переработку. В их формуле есть только одна неизвестная величина – Россия. Никто не знает, когда будет завершен мост и откроется движение.

– Отдали бы уже китайцам строительство всего моста. Он бы давно был готов, – говорит Марина Ворон.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG