Ссылки для упрощенного доступа

"Мы до сих пор не знаем, как он погиб"


В Зеленогорске, закрытом городе в Красноярском крае, эксгумировали труп 17-летнего Ильи Торохова, погибшего летом 2018 года в местном отделении полиции. Родные Ильи и адвокат, представляющий интересы семьи, полгода добивались повторной судебно-медицинской экспертизы.

По их словам, выводы, сделанные зеленогорским экспертом, не позволяют достоверно воссоздать события той ночи, когда погиб Илья. Новое исследование проведет отдел сложных экспертиз Красноярского краевого бюро СМЭ.

"Дело просто хотят замять"

17-летний зеленогорец Илья Торохов погиб в ночь с 2 на 3 июля 2018 года в отделении полиции. По официальной версии, он пытался сбежать, выпрыгнул в открытое окно второго этажа и разбился.

В заключении судмедэксперта упомянуты не все травмы, полученные Ильей, уверены родственники

"17-летний подросток был доставлен в отдел полиции по подозрению в совершении грабежа, стал себя неадекватно вести и напал на сотрудника полиции, в связи с чем к нему были применены наручники. Через два часа он успокоился, и с него были сняты наручники. Полицейский оставил подростка в коридоре на лавке ожидать допроса, а сам отлучился. В этот момент подросток забежал в кабинет, на окнах которого не было решеток, открыл раму и выпрыгнул со второго этажа, ударившись головой об асфальт. В результате падения он получил травмы, несовместимые с жизнью, и скончался на месте происшествия" – так вскоре после ЧП прокомментировали случившееся в краевом Следственном комитете. Было возбуждено уголовное дело о халатности, повлекшей по неосторожности смерть человека. Такая же версия событий изложена и в сообщении зеленогорского отдела полиции.

Техника работает на могиле Ильи

– С тех пор прошло полгода, но расследование никак не продвинулось. Оперативникам, задержавшим Илью, объявили выговор, но они как работали, так и работают. Такое ощущение, что дело просто хотят замять, как будто ничего и не случилось, – говорит Павел Торохов, брат Ильи.

Попытки "замять дело" родные Ильи объясняют тем, что в ту ночь в зеленогорской полиции все было не так, как представлено в официальных сообщениях. Они предполагают, что Илья попытался сбежать, потому что его били. Есть у родственников погибшего и такая версия: его выбросили из окна уже мертвым, чтобы скрыть следы других травм.

"Это длилось два часа"

Илью и нескольких его приятелей-ровесников задержали в ночь с 2 на 3 июля по подозрению в грабеже. По данным следствия, к компании подростков подошел незнакомый молодой человек и предложил купить наркотики. Подростки возмутились предложением, Илья несколько раз ударил незнакомца, а когда тот пригрозил позвонить в полицию, отобрал у него телефон.

– Я опрашивал ребят, задержанных вместе с Ильей, в присутствии их родителей, и все они подтвердили: в полиции избиения были. Крики и удары были слышны и из того кабинета, где "разбирались" с Ильей, – говорит Владимир Васин, адвокат правозащитной организации "Зона права". – Все это длилось около двух часов. Задержали мальчиков около половины второго ночи, а около четырех Илья погиб. Его отцу позвонили в 5.15, чтобы сообщить о смерти сына. Кстати, хотя задержанные были подростками, их привезли в уголовный розыск, а не в отдел по делам несовершеннолетних, как это полагается. И не дали позвонить родителям, чтобы сообщить о задержании.

Поначалу оперативники, "работавшие" с Ильей, вообще отрицали применение к нему силы – говорилось только о том, что, когда парень "повел себя неадекватно", на него надели наручники, а когда успокоился – сняли.

Торохов упал лицом вниз и головой к дверям. Пол в кабинете бетонный, покрытый линолеумом

Но затем появляются такие показания одного из оперативников: "Поскольку Торохов на замечания не реагировал, то я твердым тоном предупредил его, что применим физическую силу. Он был немного выше меня ростом, крепкого физического телосложения, и мне с трудом удавалось удерживать его за руку. Мы двигались по кабинету, где было мало места. Андреев (второй оперативник. – Прим. ред.) подошел к нам, схватил Торохова за вторую руку. В кабинете было мало места, мы бились о стол, о лавочку. Торохов был явно сильнее, и я не могу сказать, как получилось, что мы уложили Торохова на пол лицом вниз. Я не исключаю, что ему сделали подсечку, но как и кто это сделал, не могу вспомнить, потому что все происходило быстро. Торохов упал лицом вниз и головой к дверям. Пол в кабинете бетонный, покрытый линолеумом. В этот момент мы с Андреевым смогли завести ему руки за спину. Андреев принес наручники. Во время борьбы с Тороховым в кабинете стоял грохот, так как мебель стоит близко друг от друга, мало свободного места и неудобно было применять физическую силу".

– Не верю, что там была какая-то борьба и что два здоровых мужика не могли справиться с 17-летним ребенком, – говорит Павел Торохов, брат Ильи.

"Экспертиза не закончена, результатов проверки нет"

По официальным данным, в четвертом часу утра Илья выпрыгнул из окна на козырек над дверью в здание полиции, а уже прыжок с козырька стал смертельным.

– Я сделал фото – вот то самое окно, а вот козырек, – рассказывает Павел. – От окна до козырька, если в ширину, – почти полтора метра. И два метра – "перепад" по высоте. Подоконник очень узкий, козырек в общем тоже. И это невозможно не увидеть. Как человек мог сознательно на такое решиться? Илья ведь соображал в этом деле: занимался паркуром и вообще спортсмен был. Но, допустим, он решился, прыгнул и "приземлился" без проблем. Расстояние от козырька до земли – меньше трех метров. Не верится, что, упав (тем более прыгнув) с такой высоты, можно получить травмы, которые получил Илья.

Окно, из которого выпрыгнул Илья. Наискосок от козырька
Окно, из которого выпрыгнул Илья. Наискосок от козырька

По заключению судебно-медицинского эксперта, "смерть Торохова И.А. наступила тотчас после травмы, в результате тяжелой черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся переломом костей свода и основания черепа, ушиба-размозжения вещества головного мозга".

– Нам до сих пор не показали записи с камер видеонаблюдения, а ими весь периметр отделения полиции завешан. Одна камера прямо смотрит в окно, из которого выпал Илья. На официальный запрос о просмотре записи мы получили отказ, – говорит Владимир Васин. – То есть информации о том, что произошло на самом деле, у нас нет. Он выпал, выпрыгнул, выбросился, не выдержав избиений или просто от страха? Или его выбросили? Был ли он в наручниках, если да – то были ли у него руки за спиной или впереди? Версий много, и они порождаются как раз отсутствием информации. Вы покажите нам видео, и если мы не правы, все вопросы будут сняты.

Нам до сих пор не показали записи с камер видеонаблюдения

В середине декабря 2018 года, то есть через пять месяцев после смерти Ильи, его мать, Виктория Торохова, получила из Следственного комитета по Красноярскому краю ответ на свое обращение.

"По уголовному делу назначена компьютерная экспертиза по изъятым видеозаписям камер видеонаблюдения ОМВД России по ЗАТО Зеленогорск, она до настоящего времени не закончена. В ходе предварительного следствия направлены запросы о проведении служебной проверки по факту смерти Торохова И.А. До настоящего времени результаты служебной проверки в следственный отдел не поступили", – говорится в документе.

Илья с мамой, Викторией Александровной
Илья с мамой, Викторией Александровной

"Увидели его уже в гробу"

Павел Торохов вспоминает: после гибели Ильи родные впервые увидели его только в день похорон. До этого они несколько раз обращались в морг и к следователям с просьбой взглянуть на Илью, но под разными предлогами им отказывали.

– Следователь нас отговаривал: мол, зачем вам это надо, он же вскрытый сейчас. В другой раз все сотрудники морга вдруг одновременно оказывались заняты и никто не мог нам помочь, – рассказывает Павел. – А в день похорон мы поняли, в чем дело.

Родные Ильи заперлись в поминальном зале и осмотрели тело.

– Там находились шесть человек, и все они увидели синяки на ушах (они почти целиком были синими), глубокие порезы на запястьях, синяки в промежности, темно-желтые следы, которые могли быть термическими ожогами, – рассказывает Владимир Васин. – Эти травмы родственники зафиксировали на фото и видео, и лишь потом Илью похоронили.

Родственники заперлись в поминальном зале и сами зафиксировали травмы
Родственники заперлись в поминальном зале и сами зафиксировали травмы

Но в заключении судебно-медицинского эксперта об этих травмах ничего не говорится.

– То, что запечатлели фотографии, никак не отражено в экспертизе. А эксперт фактически уклонился от ответов на поставленные перед ним вопросы, – говорит Васин. – Ситуация понятная: маленький городок, все друг друга знают, все вместе работают, никто никого не хочет подставлять. Сразу нужно было и расследование, и экспертизу переносить в Красноярск. Родственники Ильи этого и добивались, но им долго отказывали в передаче материалов в краевую столицу.

Техника работает на могиле Ильи
Техника работает на могиле Ильи

​В декабре Виктория Торохова побывала на личном приеме у заместителя начальника Следственного комитета по региону Павла Курочкина. Показала посмертные фотографии Ильи. Вскоре после встречи было принято решение об эксгумации трупа и проведении комиссионной экспертизы в Красноярске.

В постановлении о повторной экспертизе перед специалистами предлагается поставить вопросы о том, когда и как могли быть причинены телесные повреждения Илье; какие из них он получил при жизни, а какие посмертно; какова степень их вреда для здоровья; какая именно травма стала смертельной. И, наконец, мог ли Илья получить эти повреждения, находясь в отделении полиции.

– Работа экспертам предстоит сложная, ведь со времени гибели Ильи прошло несколько месяцев. Задействовано в экспертизе будет несколько специалистов. Надеюсь, через месяц мы будем знать правду о случившемся, – говорит Владимир Васин.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG