Ссылки для упрощенного доступа

"На государство рассчитывать не приходится"


Древние петроглифы возле нанайского села Сикачи-Алян

Расположенные возле нанайского села Сикачи-Алян петроглифы являются "ровесниками" египетских пирамид и уже несколько лет ждут включения в список объектов культурного наследия ЮНЕСКО. Но процесс затягивается, и местные историки беспокоятся, что наскальные изображения исчезнут раньше, чем получат международное признание. Проезжие туристы рисуют поверх петроглифов собственные граффити и, не стесняясь, используют исторический комплекс как бесплатный туалет.

В селе Сикачи-Алян сегодня живет чуть больше 250 человек. Современная цивилизация представлена здесь единственным магазином и автобусной остановкой. Водопровод и канализация отсутствуют, как во времена неолита (10–12 тысяч лет назад), когда на базальтовых валунах, стоящих неподалеку от села, были сделаны наскальные рисунки – петроглифы.

​Древние жители амурских берегов изображали на камнях человеческие личины, фигуры животных, птиц, богов и шаманские маски. Многие изображения сейчас безвозвратно утеряны: что-то разбирают на сувениры туристы, что-то разрушилось со временем. Из 300 описанных археологами изображений сохранилась примерно половина.

На фоне старых деревянных домов Сикачи-Аляна выделяется новостройка – двухэтажное здание сельской администрации. Здесь находится школа, культурный центр и музей, которым несколько десятилетий руководит Светлана Оненко.

Светлана Оненко, директор музея в Сикачи-Алян
Светлана Оненко, директор музея в Сикачи-Алян

​Многие экспонаты музея когда-то принадлежали семье Светланы, что-то она находила со школьниками прямо на берегу Амура, что-то приносили местные жители. Несколько лет школьный музей числился филиалом краевого музея им. Гродекова, но теперь его лишили муниципального финансирования и оставили на собственном обеспечении. Поэтому сейчас музей выживает за счет подарков и пожертвований.

– Однажды к нам приезжали американцы и решили подарить музею витрины. У нас даже наклейка на них была, что подарено американцами. А в прошлом году мне начали говорить, мол, ты что, Америка – наш враг. В итоге заставили отмывать наклейки, чтобы никто из посетителей не узнал об "американском следе" в экспозиции, – вспоминает Светлана Оненко.

Витрина, подаренная американцами. Сикачи-Алян, Хабаровский край
Витрина, подаренная американцами. Сикачи-Алян, Хабаровский край

Но в последнее время посетителей в музее мало. Организованные группы туристов все реже приезжают посмотреть петроглифы. Главная причина, по мнению Оненко, плохая организация экскурсий и низкий уровень подготовки гидов.

– Раньше, когда поездки устраивал Гродековский музей, то все было на высоком научном уровне. А сейчас экскурсии проводят все кому не лень. Турагентства в Хабаровске заманивают людей "на петроглифы", а рассказать о них толком не умеют. Подготовка экскурсоводов низкая. Если такому экскурсоводу не хватает знаний, то он может и приврать. Люди покупают дорогие экскурсии – около 1300 рублей с человека! – а получают меньше, чем могли бы прочитать в интернете… Я считаю, что здесь должны работать профессионалы высокого уровня.

О каком туристическом потенциале может идти речь? Сидит там одна нанайская бабушка и продает прямо на камнях свои поделки

Но похоже, что древняя история Хабаровского края отсутствует в современной повестке краевого правительства. К территории, на которой расположены петроглифы, ведет разбитая грунтовая дорога без указателей. Поэтому местные жители иногда подрабатывают, за 500 рублей показывая желающим, как проехать на это место. Территория исторического комплекса обозначена каменной стелой, но никак не огорожена и никем не охраняется, поэтому никто не мешает диким туристам упражняться в вандализме на древних изображениях.

– Почти все рисунки повреждены. Это хоть и памятник федерального значения, но после выходных там, между валунами можно найти бутылки, остатки костров и отхожих мест. Я только сегодня утром ходила туда убирать, хорошо, что снега еще много и можно прикрыть все это безобразие. А летом здесь всё гораздо хуже, – рассказывает Светлана Оненко.

Светлана Оненко на уборке археологического памятника
Светлана Оненко на уборке археологического памятника

Леонид Сунгоркин, руководитель хабаровского краевого "Объединения по защите прав, культур и свобод коренных малочисленных народов Приамурья", тоже возмущен состоянием памятника нанайской культуры. По его мнению, проблема в том, что до прошлого года комплекс петроглифов в Сикачи-Алян не имел собственника. Дело дошло до того, что владельца, который должен нести ответственность за сохранность комплекса, искала краевая прокуратура. И нашла. Этим собственником оказалась… Российская Федерация. В октябре 2018 года суд в Хабаровске обязал местное управление Росимущества следить за археологическим памятником. Но пока что Росимущество не предприняло никаких действий. Леонид Сунгоркин недавно привозил в Сикачи-Алян экскурсию. То, что он увидел, его совсем не обрадовало.

Современные "петроглифы", сделанные туристами
Современные "петроглифы", сделанные туристами

– Я думал за 20 лет, когда периодически говорят об этих камнях, их туристическом потенциале для края, что-то можно было сделать – ну банально, хоть дорогу к ним заасфальтировать, ограду построить. Но ничего этого нет. О каком туристическом потенциале может идти речь? Сидит там одна нанайская бабушка и продает прямо на камнях свои поделки. Неужели трудно хотя бы киоск сделать, ну, или лоток культурный, навес! Настолько все дико до сих пор, что сейчас я уже молчать не собираюсь, – рассказывает Сунгоркин.

Первым делом общественник написал запрос в Генеральную прокуратуру России с просьбой провести проверку того, что памятник культуры федерального значения не охраняется должным образом. Запрос перенаправили в Минкульт России, где он и сгинул. Во всяком случае, официального ответа Сунгоркин так и не получил.

При личной встрече чиновники из Минкульта рассказали ему, что министерство готовит проверку петроглифов, чтобы оформить документы на эту территорию. Но это случится не раньше августа 2019 года.

В прошлом году из федерального бюджета в краевой было направлено 836,3 тысячи рублей на охрану памятников культурного наследия. В нынешнем году обещают 1231,4 тысячи рублей. Но никому, кроме работников минкульта, не известно, на что расходуются эти средства. Леонид Сунгоркин отправляло в министерство запрос, но ответа также не получил.

Леонид Сунгоркин совершает шаманский обряд. Хабаровск. 2018 г.
Леонид Сунгоркин совершает шаманский обряд. Хабаровск. 2018 г.

– Ладно, муниципальные власти не могли охранять петроглифы. Глава села разводила руками – мол, нанайцы все пьют. Да у нее на глазах уже два поколения сменилось, а они все пьют, получается? С пеленок, что ли? Сейчас есть нормальная инициативная молодежь, нужно их привлекать. Ведь это общее наше наследие, и все должны их охранять, а не только нанайцы из Сикачи-Аляна, – размышляет Леонид Сунгоркин.

Первым шагом общественника как раз и стали попытки создать объединение национальных общин, чтобы всем вместе решать, как сберечь археологический памятник.

– Люди должны сами захотеть, конечно, сплотиться. Нужно приводить все в порядок, чтобы школьники изучали этот комплекс, больше узнавали о нанайцах, о коренных народах. Этнографическая составляющая-то тоже хромает: одно дело, когда туристов встречает полупьяный экскурсовод, который несёт невесть что, а другое, когда действительно знающий человек.

Сунгоркин считает, что в обустройство и развитие комплекса должны вкладываться и местные туристические компании, которые зарабатывают на исторической славе петроглифов – "ровесников египетских пирамид".

– Мы будем поднимать этот вопрос на уровень губернатора. Туристические компании туда людей возят, но ни хрена не вкладываются. А нам нужны спонсоры, которые инвестируют в эту территорию. На государство нам рассчитывать не приходится.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG