Ссылки для упрощенного доступа

Когда власть боится своего народа


Андрей Филимонов

– Как пройти на Пушкинскую площадь? – вежливо спросили мы у омоновца, стоящего в оцеплении, которое перегораживало Тверскую.

– Откуда я знаю? – огрызнулся парень. – Я не местный.

У него было плохое настроение, ему было жарко в бронежилете и каске. День выдался необычно солнечным для холодного московского лета.

– А ты знаешь, что во время спецоперации они надевают подгузники? – сказал мой товарищ, философ Сергей С., когда мы свернули на Малую Дмитровку, перекрытую для автомобильного движения. – Чтобы ни на минуту не отвлекаться от работы.

Система работала только на вход. ОМОН блокировал улицы и переулки, пересекающие Бульварное кольцо, и не позволял участникам субботней прогулки сойти с дистанции

Мы шли в сторону Бульварного кольца, мимо переулков и подворотен, где стояли наготове автозаки и скрывались засадные полки росгвардейцев.

– Либералам надо бы в ответ организовать СОРОСгвардию, – пошутил я, но шутка получилась бледная, не смешная. Чем ближе мы подходили к бульварам, тем пустыннее становилась улица – всё меньше прохожих, всё больше полицейских. Вдоль Страстного они стояли плечом к плечу, так что нам пришлось буквально протискиваться между ними. А как только протиснулись, сразу поняли, что назад дороги не будет. Система работала только на вход. ОМОН блокировал улицы и переулки, пересекающие Бульварное кольцо, и не позволял участникам субботней прогулки сойти с дистанции. Видимо, силовики учли опыт 27 июля, когда протестующие, разбившись на отдельные группы, двинулись в разные стороны и перекрыли Садовое кольцо. Готовясь к этой субботе, лучшие умы МВД постарались сделать всё, чтобы подобное не повторилось. На Страстной бульвар почему-то никого не пускали, люди шли по тротуару, сквозь живой коридор одетых в черное омоновцев. Таким манером мы достигли Трубной площади и остановились перед светофором. "Уважаемые граждане! – раздавался голос из громкоговорителя. – Проходите, не создавайте препятствия для движения прохожих". Никто не засмеялся, никому не показалось забавным, что люди, которые перекрыли все улицы и переулки внутри Бульварного кольца, требуют от нас "не создавать препятствий".

На пересечении с Цветным бульваром, посреди проезжей части стояли огороженные металлическим штакетником люди в черном, опиравшиеся на щиты. Они напоминали отряд гладиаторов. Мы остановились перед ними, чтобы сделать традиционное протестное селфи. Какое-то празднично одетое семейство, размахивая билетами, пыталось прорваться сквозь оцепление.

– Мы в цирк опаздываем! – объяснял полицейскому глава семейства. – У нас билеты на дневное представление.

– Представление уже началось, – прокомментировал кто-то из гуляющих. И опять никто не засмеялся.

Атмосфера этой прогулки разительно отличалась от зимних политкарнавалов 2012 года. Вроде бы те же люди, тот же ОМОН, и вертолеты барражируют над головой, как тогда. Но что-то изменилось. Участники прогулки идут молча, иногда останавливаются, чтобы сфотографировать какую-нибудь особенно живописную группу полицейских, время от времени кто-то начинает хлопать в ладоши, но начавшиеся аплодисменты быстро стихают под мрачными взглядами правоохранителей, которым не нравится это представление.

Прямо перед нами четыре "космонавта" в черных шлемах свинтили молодого парня. Он не выкрикивал лозунгов и ничем не выделялся из толпы. Возможно, его "приняли" потому, что за спиной у него был рюкзак. А может быть, причина была в его ботинках. Нам не удалось отыскать логики в действиях космонавтов. Словно бы пришельцы явились на Землю и начали устанавливать свои негуманоидные законы. Ясно было только одно – люди, гуляющие по бульварам, вызывают страх у кого-то могущественного, кто обладает достаточной властью, чтобы парализовать движение в центре Москвы, но отчего-то не может вступить в диалог с людьми, а вместо этого высылает против них безмолвные отряды с дубинками и щитами.

У меня закончилась вода в бутылке, и я предложил товарищу зайти в какое-нибудь кафе, чтобы промочить горло, пересохшее от ощущения участия в спектакле театра абсурда. Но сделать это оказалось непросто. Почти все заведения вдоль Бульварного кольца были закрыты. Видимо, их владельцы разделяли страх большого начальства. А может быть, им прямо приказали закрыться, чтобы гуляющие острее прочувствовали безнадежность своего положения. В придачу ко всему почти отсутствовал интернет, и это создавало тревожное ощущение изоляции от внешнего мира. Позади ОМОН, впереди ОМОН – отступать некуда.

Но нам все же удалось найти открытую дверь. Мы спустились в подвальчик, где взяли по кружке пива и куску пирога.

– Вегетарианская получается прогулка, – сказал мой товарищ, философ Сергей С. – Целый час гуляем, и нас не свинтили.

Мы поговорили о семантической близости выражений "винтить" и "закручивать гайки", а потом обнаружили, что в заведении есть Wi-Fi, подключились к нему и узнали, что никаким вегетарианством на поверхности и не пахнет: за прошедший час задержано около трехсот человек.

– Ты знаешь, – сказал я товарищу. – Мне кажется, что я уже нагулялся.

– Ну пойдем хотя бы до Чистаков, – предложил он.

– Ну, пойдем.

Мы поднялись наверх, прогулялись до Чистых прудов и всюду видели одну и ту же картину – черные когорты омоновцев, сверлящих глазами прохожих, в попытке отличить мирных обывателей, которые гуляют просто так, от тех, кто гуляет за честные выборы, и, следовательно, имеет злой умысел против государства российского.

А потом – о, чудо! – мы увидели неперекрытый переулок, свернули туда и пошли в сторону Садового кольца. Сделали буквально несколько шагов и поняли, что нас окружает мирная жизнь. В мобильниках появился интернет, под ногами празднично белела собянинская плитка, и нигде не видно ни одного сотрудника полиция, чьи законные требования мы могли бы нарушить, сами того не ведая.

Мы распрощались, я сел в автобус и поехал к себе домой. Напротив меня сидели две женщины, которые читали новости на смартфонах.

– Смотри-ка! – сказала одна из них своей подруге. – В центре задержано шестьсот человек. Что там происходит?

Я знал, что происходит – власть боится своего народа, – но не стал их расстраивать этой информацией.

Андрей Филимонов – писатель

Высказанные в рубрике "Мнения" точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG