Ссылки для упрощенного доступа

Дело Берии живет и побеждает


Андрей Филимонов

Ликуйте, граждане: Госдума возвращает вам вытрезвители. В первом чтении принтер с Охотного ряда уже отпечатал законопроект о праве полиции хватать пьяных на улице и запирать под замок в специализированном медицинском учреждении с решетками на окнах. То есть лишать свободы людей, не совершивших ни административного, ни уголовного правонарушения. Просто за то, что шел нетвердой походкой или задремал на скамейке. Пройдемте, товарищ, там разберутся! А "там", с тех пор как Лаврентий Берия в 1940 году издал приказ о переводе медицинских вытрезвителей в систему НКВД, презумпция невиновности не действует. Милиция/полиция не обязана доказывать ваше опьянение, наоборот, это вы, раздетый до трусов, должны выступить перед человеком в белом халате, найти свой нос с закрытыми глазами, пройти по нарисованной мелом черте, короче говоря, сдать унизительный экзамен на трезвость.

Цена вопроса – 3–5 миллиардов бюджетных рублей. На это у них деньги есть

Правда, вытрезвителей у нас сейчас нет, они закрыты в 2011 году – респект президенту Медведеву. Но, если принтер проштампует свое законотворчество в третьем чтении, они появятся. Цена вопроса – 3–5 миллиардов бюджетных рублей. На это у них деньги есть. Пускай сельские школы ремонтируют родители учащихся, пускай диабетики покупают жизненно необходимые лекарства в коммерческих аптеках. А нам нужны вытрезвители. Вообще непонятно, как мы без них жили восемь лет. То есть не мы, конечно, а они – люди в погонах. Для них – это восемь лет упущенной выгоды. Помню, где-то в начале нулевых шли мы с приятелем по улице нетвердой походкой и горячо обсуждали новинки современной литературы. Была зима, в лунном сиянии снег серебрился. Кроме нас на улице не было никого, только две фигуры в черных полушубках, перетянутые портупеями и с погонами на плечах, вдруг появились на нашем пути.

– Вы пьяные, – сказали фигуры.

– Неочевидное утверждение, – возразил мой спутник.

– Сейчас вызовем машину, – пообещали они. – И доставим вас в трезвяк. Или давайте по пятьдесят рублей.

Услуга вытрезвителя на тот момент оценивалась государством в четыреста с чем-то рублей с носа. Поэтому невозможно было отказаться от предложения полушубков. Это был единственный случай в моей жизни, когда я дал взятку сотрудникам правоохранительных органов. Разговор о новинках современной литературы хотелось продолжить в нормальной обстановке, а не раздетому до трусов на деревянных нарах. Вот и сейчас, извините за неровный почерк, я подозреваю, что всё дело в деньгах. Где-то там в недрах МВД чья-то душа истосковалась по дополнительным источникам финансирования.

Впрочем, кому интересны мои подозрения и воспоминания? Давайте лучше обратимся к фактам. "Медицинские" спецучреждения в России были закрыты на фоне резонансного дела об издевательствах сотрудника томского вытрезвителя над журналистом Константином Поповым в январе 2010 года. Издевательства были настолько жестокими и садистскими, что привели к смерти Попова через две недели после того, как он получил эту госуслугу. Я не хочу вдаваться в подробности. Можете погуглить и узнать, что именно сделал полицейский насильник с беспомощным человеком, привязанным к кушетке. Там, кстати, не все очевидно, в этом деле, и есть предположения, что осужденный на 12 лет сотрудник действовал не один, но это уже нюансы. Главное, что возмущение тогда было всеобщим. Информация быстро дошла до гаранта Конституции, в Томске полетели полицейские головы, а систему принудительного вытрезвления решено было пустить на слом окончательно, что и произошло в преддверии, кстати, протестной зимы, когда надежды на новую оттепель пьянили лучшие умы.

Но вскоре наступило отрезвление, а теперь вот ещё и вытрезвители возвращаются, чтобы лишить граждан России последней свободы – идти по улице нетвердой походкой.

Моё предложение такое: когда их снова откроют (а какие тут могут быть сомнения?), перед каждым вытрезвителем установить (за счет бюджетных средств) памятник Берии, благодаря которому миллионы людей были схвачены на улице, облиты ледяной водой, избиты резиновой дубинкой (некоторые насмерть, но это – отдельные недостатки).

А что? Новые памятники Сталину уже стоят, осталось теперь сделать совсем немного – просто признать открыто, что насилие над гражданами является нашей главной духовной скрепой, а Лаврентий Павлович – прекрасный символ этой идеологии.

Андрей Филимонов писатель

Высказанные в рубрике "Мнения" точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG