Ссылки для упрощенного доступа

"Мне каждый день говорят, что он умрет". Заключенный впал в кому после избиения в колонии


В середине ноября в исправительной колонии №29 в Приморском крае произошло ЧП: 29-летнего Дмитрия Коваля избили семеро других осужденных. Медицинская помощь ему была оказана только на следующий день. Сейчас Коваль находится в реанимации в состоянии комы.

Мать пострадавшего уверена: руководство местного управления ФСИН намеренно скрывает правду о случившемся.

"Лишь бы остался жив"

– Дима лежит в коме седьмой день – в настоящей, а не в медикаментозной, как сейчас пишут. Находится на аппарате искусственного дыхания. В первые сутки, когда все произошло, он был в сознании, в состоянии болевого шока. На нем ведь живого места нет – били его всемером, разворотили все внутренние органы. На пальцы рук ставили ножки кровати и прыгали на ней, – рассказывает мама Дмитрия Галина Валерьевна. – Мне каждый день говорят, что он умрет. Я понимаю, что Дима, если выживет, уже никогда не будет таким, как раньше. Но я молю Бога только о том, чтобы он остался жив – в каком угодно состоянии. Я буду смотреть за ним, пока сама жива. Лишь бы не хоронить его, такого молодого.

Галина Коваль
Галина Коваль

Галина Коваль – педагог с 30-летним стажем, Заслуженный учитель России, учредительница и директор частной "Международной школы нового тысячелетия", автор научных работ по педагогике и психологии.

Вот какие отзывы о ее работе оставляли жители Владивостока, когда несколько лет назад она участвовала в региональном конкурсе "Любимый педагог":

"Самая лучшая учительница моего сыночка! Саша вас очень любит! Спасибо вам за всё и удачи!"

"Учитель от бога! Помогает деткам раскрывать свои таланты. Энергичная, жизнерадостная, своей энергией заряжает всех окружающих".

"Почему можно проголосовать только один раз? Я бы проголосовал 1000 раз за Галину Валерьевну!"

Хорошим педагогом и воспитателем Галина Валерьевна стала и для своего сына: он в школе был отличником, с отличием окончил и вуз, занимался спортом. "Неблагополучным ребенком" Диму нельзя было назвать ни в каком смысле.

В исправительную колонию он попал из военной части. Как утверждает Галина Коваль, это тот самый случай, когда нужно было найти крайнего.

Пришел приказ восстановить его на службе. А куда восстанавливать? Он теперь инвалид


– У них в войсковой части стояла прохудившаяся цистерна с бензином, из нее топливо постоянно вытекало. Дима был на командирской должности и писал об этом рапорты начальству. Ему приказали: ты списывай бензин, никто эту цистерну ремонтировать не будет, – рассказывает Галина Коваль. – Потом пришла проверка, все эти недостачи-избытки выявила, и Диму вначале оштрафовали на крупную сумму, а потом посадили на шесть лет за растрату государственного имущества. Ему осталось отбыть пять месяцев. И, как мне сказали, в том деле все же разобрались, на днях пришел приказ снять с него обвинения и восстановить на службе. А куда восстанавливать – он теперь инвалид. Вот так вырасти пацана, отправь в армию, а чем дело обернется – сама не знаешь. И в том, что сейчас случилось, разбираться не хочет никто.

"Он был без сознания, а его таскали из барака в барак"

Как рассказывает Галина Коваль, рано утром 14 ноября кто-то позвонил любимой девушке Дмитрия с неизвестного номера и сообщил, что его избили после утреннего построения, которое проводится в семь утра, и что сейчас он лежит без сознания под кроватью в одном из бараков.

– Она мне перезванивает, я бросаюсь звонить в колонию, а там меня заверяют, что все в порядке. Как я потом узнала, Диму весь день переносили из барака в барак, чтобы скрыть от проверяющих из Москвы, которые в тот день были в ИК-29. Только поздно вечером, когда я дозвонилась на телефон доверия регионального ГУФСИН, были приняты какие-то меры и Диму отправили в медсанчать в Большом Камне, поблизости от колонии. И лишь через несколько дней перевезли во Владивосток, – рассказывает Галина Коваль.

По словам Галины, всей правды о том, что произошло, в руководстве ГУФСИН ей так и не рассказали, имена тех, кто избил Диму, не назвали – только тюремные клички.

Ведомство не заинтересовано в том, чтобы раскрыть правду


– Был очень странный звонок из этого ведомства: мне предложили туда подъехать в воскресенье с 19 до 21 часа – мол, там все и расскажем. Честно сказать, я побоялась: очень уж необычное время для подобных бесед в официальном учреждении, – говорит Галина. – А на следующий день мне заявили: не пожелали приехать – вот и оставайтесь с тем, что знаете. С моей точки зрения, ФСИН сейчас ничего не делает для расследования ЧП, просто наблюдает со стороны, а в раскрытии правды не заинтересовано. Я боюсь, как бы Диме они не навредили. Мы ведь не знаем, что им сейчас выгодно – жизнь Димы или его смерть.

"Держат как собаку на цепи"

В пресс-службе ГУФСИН по Приморскому краю корреспондента сайта Сибирь. Реалии заверили, что в ведомстве делают все возможное, чтобы разобраться в обстоятельствах ЧП.

– Факт причинения травм осужденному подтвержден. Проверка показала, что причиной инцидента стал конфликт между осужденными на бытовой почве. Пострадавшему оказана необходимая медицинская помощь. Материалы проверки направлены в правоохранительные органы – там решат вопрос о возможном возбуждении уголовного дела, – сообщила собеседница издания.

Дмитрий Коваль через несколько часов после избиения еще был в сознании
Дмитрий Коваль через несколько часов после избиения еще был в сознании

Но Галина Коваль не верит, что у разбирательства будет результат.

– Несколько лет назад в колонии Диме уже проламывали голову. В ГУФСИН мне причины объяснили так: Диму якобы заставляли играть в карты, он отказывался – это и привело к конфликту, у осужденных, мол, свои законы. Это единственное объяснение, которое я получила, хотя писала запрос в прокуратуру. Никаких расследований не было. Такие вещи там происходят часто, но все это замалчивается, – говорит Галина Коваль.

Если такое могло произойти, значит, сотрудники ФСИН зря получают зарплату


По мнению Елены Шингерей, координатора по Дальневосточному федеральному округу правозащитной организации "Гулагу.нет", независимо от причин ЧП ответственность за него лежит на сотрудниках ФСИН.

– Если такой инцидент в принципе мог произойти, значит, сотрудники ГУФСИН не исполняют свои обязанности и зря получают зарплату, – считает Елена Шингерей. – Сейчас во всех помещениях исправительных учреждений стоят или должны стоять камеры видеонаблюдения, за ними следит специально обученный человек. Как можно было не заметить, что происходит? А если видели и не реагировали, напрашивается другое предположение: все произошедшее было, скажем так, санкционировано сотрудниками учреждения. Я особо хочу подчеркнуть: сказанное – это только мое личное мнение. Но опыт нашей организации показывает, что в 99% случаев именно так и происходит.

Понимаю, что он осужденный. Но к людям надо относиться по-человечески


Галину Коваль, после того как история получила огласку, стали пускать к сыну в реанимацию – в первые дни отказывались это делать. В палате, где лежит без сознания Дмитрий, его сторожит конвой. Размозженные кисти рук у парня в гипсе – а на запястьях наручники.

– Человек лежит без признаков жизни, весь избитый, напополам разрезанный. И при этом как собака на цепи. Я уж прошу каждый день: вы бы хоть ослабили эти оковы, – говорит Галина Коваль. – Я все понимаю, он осужденный. Но к людям в любом случае надо относиться по-человечески.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG