Ссылки для упрощенного доступа

Как избежать наказания за убийство в маленьком сибирском городке


Москвич создал квест, чтобы привлечь внимание к беспределу силовиков в сибирском городке.

– От историй, которые произошли в Железногорске-Илимском, у меня волосы встают дыбом! С участниками событий я говорил лично, с командой юристов мы проверили документы, детально разобрались в ситуации и можем с уверенностью сказать: то, что творится в этом городе, – полнейший беспредел, который надо заканчивать, – говорит предприниматель из Москвы Вячеслав Никитин. Он создал фильм из нескольких историй, произошедших в маленьком сибирском городке. А по одной из них – написал квест и разместил его в интернете.

Вячеслав и Марина
Вячеслав и Марина


Из виртуального квеста "Реальная жизнь маленького города", посвященного жизни в городке Железногорск-Илимский Иркутской области, нельзя выйти победителем. Какое бы действие ни выбрал участник, ему придётся подчиниться правилам, которые установил соперник. Квест состоит из десяти туров, на каждом из них герою предлагается выбор. Например, в первой локации участник вместе с друзьями сидит за столиком в кафе. К нему подходит нетрезвый человек и требует немедленно позвать хозяина заведения. Если вы нажмёте на кнопку с ответом о том, что вы не знаете хозяина и попросите незваного гостя не мешать вашему отдыху, система сообщит вам дополнительную информацию. Оказывается, агрессивный человек – это начальник ОМВД вашего района. Далее игра вернёт вас на предыдущий уровень и предложит снова подумать над ответом. Но сколько бы вы ни бродили по игре и какие бы действия ни выбирали, финал всегда один – участника оскорбляет и избивает начальник полиции в компании с другими сотрудниками силовых ведомств. Затем героя с переломанным носом и сотрясением мозга полицейские увозят в отделение. Агрессоры отправляются по домам.

Автор квеста Вячеслав Никитин – IT-предприниматель. Говорит, что к правозащитной деятельности отношения не имеет и бизнес его не связан с юриспруденцией. По его словам, об ужасах, которые творятся в маленьком городке на севере Иркутской области, узнал случайно. Появилось желание помочь людям. Вячеслав полетел в Железногорск-Илимский, снял фильм из пяти историй, свидетельствующих о полицейском беспределе. Видео, а также подборки документов по каждой истории автор разослал в СМИ, президенту России Владимиру Путину и руководителям федеральных силовых ведомств. Но реакции пока не дождался. На поездки, съёмку видео и разработку софта Вячеслав Никитин уже потратил более 200 тысяч рублей.

Из Железногорска-Илимского переехала в Москву его девушка, Марина Селезнёва. Она и стала одной из героинь фильма. В сибирском городке остался отец Марины Александр Александрович. Год назад он попал в ДТП и получил серьёзные травмы. У него была раздроблена голень, сломаны 14 рёбер, врачи диагностировали черепно-мозговую травму.

Как только Марина и Вячеслав узнали о случившемся, сразу вылетели в Железногорск. Марина, юрист по профессии, стала знакомиться с документами по ДТП. Прежде всего ее насторожило, что в материалах дела отсутствовал основной документ – протокол с места ДТП. Марина два раза подавала запрос о знакомстве с документами о ДТП в полном объёме и подробно изучала бумаги. Оба раза протокола не было.

– Зато на суде, который состоялся через семь месяцев после наезда, этот документ появился, – рассказывает Марина. – В нём зафиксировано, что мой отец отказался подписывать протокол. Стоит время составления – час ночи, то есть спустя несколько часов после ДТП. В это время папа был на операционном столе без сознания, врачи спасали ему жизнь. Он не мог ни говорить, ни писать. Я думаю, время заполнения документа спустя месяцы после аварии ставили произвольно, наугад.

Мама виновника ДТП – предприниматель, известный в городе человек. Думаю, силовики находятся в сговоре с этой семьёй


В деле имеется постановление об административном правонарушении. Документ составлен в отношении отца Марины. Якобы он переходил дорогу в неположенном месте. Марина считает, что постановление составлено неправомерно. По её мнению, никаких доказательств того, что Александр Селезнёв виновен в ДТП, у следствия нет. Более того, свидетель наезда в своём объяснении указывает на то, что водитель был пьян. Марина требует от полицейских, чтобы они провели объективное расследование и выяснили подлинные обстоятельства ДТП.

– Мой отец потерял здоровье, стал инвалидом. Его же назначили виновным в ДТП. Я с таким положением вещей не согласна и буду добиваться расследования. Пока ни одной экспертизы не проведено. Хотя должна быть назначена как минимум автотранспортная экспертиза. Когда я звоню следователю, он, как правило, не берёт трубку. Если получается дозвониться – избегает разговора. Экспертизы не назначаются, обращения остаются без какой-либо реакции. Для меня это признаки того, что полицейские пытаются замять это дело. Я знаю, что мама виновника ДТП – предприниматель, известный в городе человек. Думаю, силовики находятся в сговоре с этой семьёй.

"Он сходил в машину за ножиком. Сказал мне: "Ложись на землю!"

В ноябре прошлого года из Железногорска снова пришла недобрая весть. Марине позвонила приятельница и рассказала о трагедии, произошедшей с их общей знакомой Татьяной Боркиной. Бывший возлюбленный похитил её и увёз в лес. Там он попытался убить Татьяну, а потом бросил умирать в лесу. Таким образом парень хотел отомстить ей за то, что решила расстаться с ним.

– С 8-го на 9-е число я шла домой, где он встретил меня на машине по дороге, по центральной. Силой заставил сесть в машину, угрозами вывез в лес. Где были мне нанесены удары по голове, ногам, – Татьяна в подробностях рассказывает, как её убивали. – Потом он сходил в машину, взял ножик, сказал мне ложиться на землю. Я сказала: "Хватит, я поняла, что я виновата, что я была не права, прости!" Он сказал: "Нет, от любви до ненависти – один шаг. Или я тебя сейчас добиваю битой, или бью ножом". Когда я легла на землю, он надавил на грудь нож и вкрутил его, прокрутив. Когда он увидел, что я ещё живая, он вкрутил нож второй раз и ответил: "Какая ты, сучка, живучая". Потом третий раз он уже нанёс мне с такой силой и так сильно провернул, что я уже начала терять сознание. После чего он вытер об меня ножик и сказал: "А теперь прощай". Переступив через меня, он уехал. Я ещё минут 15 лежала на земле в лесу. От дороги ну… метров 300, наверное. Его не было. Я думала, он придет, может. Его не было. Я выползла на дорогу, где мужчина меня подобрал и увёз в больницу. После чего он угрожал также моей матери, говорил, что она следующая, что моя родня будет следующая. Три ножевых ранения…

Татьяна
Татьяна

Водителю, который подобрал Татьяну на дороге, она назвала имя своего мучителя. В больнице врачи ввели её в медикаментозную кому. Медики рассказали матери Татьяны, что после того, как пострадавшую доставили в больницу, несостоявшийся убийца спрашивал о её состоянии, пытался пройти в реанимацию, но его не пустили.

– Шли дни, а уголовное дело по факту похищения и попытки убийства так и не было возбуждено. Полицейские никак не реагировали на заявления родственников Татьяны. Для нас эта ситуация была необъяснима. Мы поняли: надо помогать, – рассказывает о своём решении Вячеслав. – Марина снова полетела в Железногорск. Там стало понятно, что только юридическими методами ничего не решить. Надо придавать историю огласке.

– Почему преступника не задержали сразу? Я тоже задаю этот вопрос, – говорит Марина. – Ответа у меня нет. Злоумышленник не только не был изолирован, более того, сотрудники правоохранительных органов обманывали мать Татьяны, говорили ей, что уголовное дело возбуждено, а преступник находится под подпиской. На вопрос матери о том, что он опасен и почему бы его не взять под стражу, полицейские говорили: "Слишком много бумажной волокиты".

Вячеслав распространил в сети видео, которое Марина записала в больнице. На нём Татьяна обрита наголо. Её череп изуродован глубокими бороздами, перетянутыми швами. На груди видны следы от ножевых ранений.

Как следует из документов, которые собрали Вячеслав и Марина, бывший возлюбленный неоднократно угрожал Татьяне расправой, наносил ей побои. Она обращалась в полицию, но потом забирала заявления. В 2018 году дело даже дошло до суда. Там Татьяна заявила, что претензий к агрессору не имеет, поэтому рассмотрение было прекращено "в связи с примирением сторон".

– В суде Татьяна узнала, какое наказание его ждёт, там предупредили, что вряд ли его посадят. Она боялась его, понимала, что если не прекратит процесс, может только навредить себе, – объясняет Марина.

История, которую обнародовали Марина и Вячеслав, за считаные дни разнеслась по всей стране. О Татьяне писали ведущие СМИ, видео с её интервью посмотрели сотни тысяч человек.

– Около двух недель после тяжкого преступления преступник, имя которого было известно полицейским, спокойно жил в городе. И только после того, как поднялся общественный резонанс, органы начали шевелиться, – рассказывает Вячеслав. – Преступника задержали. Сейчас он находится в СИЗО.

После шумихи и задержания бывшего парня Татьяны к Вячеславу и Марине стали обращаться десятки людей и рассказывать о своих проблемах.

– Мы начали погружаться в эти истории. Поняли: кого ни спроси в этом маленьком городе, каждый человек либо его знакомые так или иначе сталкивались с беспределом правоохранительных органов, – рассказывает Вячеслав. – Мы запросили документы по каждому делу. Выяснили, что люди говорят правду. Я был далёк от борьбы за справедливость, но в общем потоке жалоб оказалось несколько историй, мимо которых невозможно было пройти.

В декабре 2019 года Вячеслав поехал в этот город и снял фильм о людях, столкнувшихся с безнаказанностью преступников и странным бездействием полиции. Видео с историями длится около 1,5 часов и состоит из нескольких монологов.

"Маму бабайка скушала!"

В первой части Лидия Чернигина рассказывает о похищении и убийстве своей дочери. Надежда пропала из собственной квартиры, в которой жила вдвоём с трёхлетним сыном, в ночь на 23 февраля 2010 года. В этот день Лидия Ивановна никак не могла дозвониться до дочери. Трубку брал её маленький сынишка и на все расспросы лепетал в трубку: "Маму бабайка скушала!" Когда бабушка ребёнка пришла в их квартиру, то обнаружила внука одного, вещи были разбросаны. В ходе следствия выяснилось, что Надежду в её квартире убил бывший сожитель. Он сначала ушёл, затем вернулся за телом и вывез его за город. Преступник вскрыл один из домов садоводства, спрятал в нём тело, потом поджог чужой дом, чтобы скрыть следы убийства.

– С первых дней было понятно, что расследование идёт странно. Мы сами искали людей, которые могли что-то видеть. Если мы кого-то находили, люди сначала давали показания, потом отказывались от своих слов. Хозяйка сожжённого домика, которая сперва грозилась засудить убийцу моей дочери, спустя неделю попросила меня ей не звонить больше. На суде она сказала, что не имеет претензий к преступнику, – рассказывает Лидия Ивановна.

Лидия Ивановна
Лидия Ивановна


– Потом я узнала, что Комаров, который убил мою дочь, является участником бандитской группировки. После своего преступления он свободно передвигался по городу. Я ходила к следователям, к прокурорам, просила задержать преступника. С пачкой бумаг – это были подписи жителей города, которые просили оградить их от бандитов и требовали отправить убийцу в СИЗО, – я ездила к начальнику следственного отдела в областной центр. Но и это не помогло. На заседания суда Комаров приезжал подчёркнуто высокомерный, с иголочки одет… Его адвокат сидел, даже рта не раскрывал в заседании. Я была в шоке… Они упивались превосходством надо мной. Из материалов дела я узнала, что, помимо краж и других преступлений, этого человека собственная мать обвиняла в изнасиловании и побоях.

Факт изнасилования не был доказан, позже мать Комарова отказалась от этого обвинения, а за нанесение повреждений он получил штраф. Расследование и суд по убийству Надежды длились два года. Лидия Ивановна рассказывает, что ей неоднократно звонили незнакомые люди, угрожали расправой и требовали прекратить ходить по инстанциям и писать обращения.

Надежда с сыном
Надежда с сыном

Комаров признался, что убил Надежду. Он заявил, что сделал это ненамеренно, а потом пытался спрятать тело. За это, а также за то, что оставил трёхлетнего ребёнка одного в квартире, он получил 1 год и 11 месяцев поселения. Приговор мать убитой обжаловать не стала – бороться не было сил.

– Сразу после суда люди говорили, что Комарова видели в Железногорске. Я слышала, что его выпустили по амнистии, – добавляет Лидия Ивановна.

Спустя несколько лет в соседнем Братске пропала, а потом была найдена изнасилованной и убитой 9-летняя девочка. Убийцей и насильником оказался тот самый Комаров. Преступник получил 20 лет заключения.

– Если бы Комаров получил наказание за убийство моей дочери, эта девочка, которую он изнасиловал и убил, была бы жива. Те люди, которые работали в органах и выпустили преступника, они и сейчас работают. Они должны сидеть на скамье подсудимых рядом с Комаровым. Он отпетый уголовник. А здесь преступники в погонах, – говорит Лидия Чернигина. В фильме перечислены фамилии следователей, прокуроров, судей, которые занимались делом о гибели ее дочери.

"Завтра мы наденем погоны, и вы о**еете!"

Следующий эпизод фильма – история, которая произошла в ночь на 18 ноября 2018 года. О ней рассказывает Юлия Атабоева. Вместе с супругом Акмалом в компании друзей она отдыхала в местном кафе. В какой-то момент к их столику подошёл незнакомый человек и стал требовать от мужа Юлии, чтобы он позвал хозяина заведения. Тот ответил, что хозяина не знает. Тогда незнакомец взял Акмала за шею и поволок на улицу. Там после перепалки несколько человек принялись избивать супруга Юлии.

На кадрах с камер видеонаблюдения видно, как Юлия с подругой пытаются помешать избиению. По ее словам, нападавшие несколько раз спрашивали: "Вы знаете, кто мы?! Завтра мы наденем погоны и вы о**еете!" Все они были в гражданской форме. Позже Юлия узнала, что конфликт начал, подойдя к их столику, руководитель одного из районных ОМВД, майор полиции, вместе с ним в избиении участвовали еще один полицейский, а также сотрудник ФСБ. Их фамилии есть в фильме.

Юлия и Акмал
Юлия и Акмал


– До того, как всё произошло, я не была знакома ни с кем из нападавших, – говорит Юлия. – В кафе все были одеты в гражданскую одежду. Фотографию начальника райотдела в форме я увидела на стенде в полиции, куда мы с мужем пришли писать заявление на него. Второго после случившегося я неоднократно видела в форме ППС в городе. Сотрудник ФСБ через день после этой истории позвонил мне на сотовый. Не знаю, где он взял мой телефон. Этот человек просил нас с мужем прийти в управление ФСБ. Нас провели в кабинет начальника, там он извинился перед нами

Позднее супруги увидели портрет напавшего на них на официальном сайте регионального управления МВД.

– Он просто закричал: "Фас!", и они всей толпой налетели на моего мужа, – вспоминает Юлия. Акмалу сломали нос, он получил сотрясение мозга и множественные травмы. После этого начавший драку вызвал своих подчинённых, и супругов Атабоевых забрали в отдел полиции, а те, кто на них напал, разошлись по домам. Больше года Юлия пытается добиться справедливости, требуя, чтобы действия сотрудников органов получили правовую оценку.

– Мы стучались во все ворота. Нам везде отказывали. При этом официального отказа мы не получили даже спустя год после происшествия. К нам обращались незнакомые люди, просили забрать заявление. Говорили, что этот человек, начальник райотдела полиции – очень опасный, страшный человек, с ним лучше не связываться. Запугивали свидетелей, и некоторые отказались от показаний. Но я намерена довести дело до конца: если не я, значит, никто! – говорит Юлия. – Я хочу обратиться к президенту Путину с просьбой, чтобы начальники полиции не избивали обычных мирных людей.

В распоряжении редакции находятся копии постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела с подписями ответственных лиц, но без печатей. По словам Юлии, полицейские сообщили ей, что официальные документы Атабоевым отправили по почте. Прошло больше четырёх месяцев, но корреспонденция до них до сих пор не дошла. Неофициально им сказали, что на кадрах видео недостаточно четко видны лица нападавших, чтобы установить их личности. При этом процедуру опознания проводить даже не пытались.

Иван
Иван


Ещё одну историю из Железногорска-Илимского рассказывает Иван Карнаухов, которого его знакомый ранил ножом на глазах соседей. Около десяти человек стали свидетелями преступления, произошедшего в пригороде Железногорска 28 августа 2018 года. Перепалка двух знакомых перешла в потасовку, потом один из них сходил домой за ножом и напал на другого – Иван получил удар в живот, кроме того, серьезно травмированной оказалась рука. Его спасла куртка, которую он держал перед собой.

Иван больше восьми месяцев проходил лечение. Чтобы восстановить подвижность пальцев, ему сделали операцию. Семье пришлось взять кредит на лечение. Иван регулярно бывал в полиции, справлялся о ходе расследования. Однако вразумительных ответов добиться от полицейских не удавалось. В итоге он получил отказ в возбуждении уголовного дела. Причина – "невозможность установить тяжесть травмы".

"Это не то, чем я хочу заниматься в жизни​"

Вячеслав рассказывает, что за кадрами фильма остались ещё несколько подобных историй Железногорска-Илимского. Многие пострадавшие отказались выступать на камеру, так как боятся расправы от людей, которые им уже навредили.

– Фильм – это не расследование. Это рассказ о жизни в маленьком городе. О ситуации, которая происходит здесь и сейчас, – говорит автор.

Несмотря на то что создатели смогли собрать доказательства – документы и видео, разослали ролик максимальному количеству руководителей ведомств, фильм не оправдал надежд, которые на него возлагали.

Единственный осязаемый результат – в декабре 2019 года, после 1,5 лет бездействия по преступлению против Ивана Карнаухова возбудили уголовное дело. По остальным обращениям пришли формальные ответы, что материалы получены и по ним будет проведена проверка (копии документов есть в распоряжении редакции). Вячеслава и его команду такой итог не устраивает.

– История Ивана – самая "простая". Она единственная, в которой не усматривается коррупция. Отсутствие каких-либо действий со стороны полицейских можно списать на халатность. Просто участковый не спешил заниматься этим делом, – рассуждает Вячеслав. – Наверное, поэтому и разрешаться ситуация Ивана стала быстрее остальных.

Что же касается остальных случаев, по мнению Вячеслава и Марины, там речь идёт о более серьёзных нарушениях.

– Сотрудники органов чувствуют, что им можно больше, чем обычным горожанам, – говорит Марина. – Железногорск – город маленький, все друг друга знают. Сотрудники различных ведомств нередко находятся в родственных отношениях. Кто-то кому-то приходится братом, кто-то кому-то – сватом. Силовики понимают, что в случае чего их прикроют. Возникает ощущение полной безнаказанности. Мы можем предположить, какими мотивами руководствовались сотрудники органов. Где-то это откровенная коррупция, где-то нежелание работать, возможно, были и другие причины. Что бы это ни было, мы видим: обычному человеку в этом городе, даже если он пострадал, трудно добиться защиты своих прав. Наоборот, его могут сделать виноватым. В итоге человек обращается в полицию – нет реакции. Он начинает жаловаться в прокуратуру и следком. Полицейские знают, что там их "слабые места" будут прикрыты. Полиция, прокуратура, Следственный комитет находятся в невидимой связке.

– Мы добиваемся, чтобы в Железногорске-Илимском проверку провели сотрудники московских ведомств, у которых нет интереса в этом городе, – говорит Вячеслав. – Есть очевидные истории, например, про Юлию Атабоеву и её мужа. Там речь должна идти как минимум о поведении, порочащем честь сотрудников правоохранительных органов. За это людей должны увольнять из органов. Тем не менее, до сих пор они работают. Насколько я знаю, чувствуют себя достаточно комфортно. Для нас видимый показатель, что система начала работать, – увольнение этих сотрудников. Если этого нет, продолжаем дальше. Пока мы конкретных действий не видим.

Сначала по мотивам этих историй Вячеслав хотел создать компьютерную игру. Но оказалось, что это очень долго и дорого. Так появилась идея квеста на основе ситуации семьи Атабоевых. Иллюстратору заказали рисунки для каждого из 10 туров. Алгоритм квеста собрали на бесплатном конструкторе за пару дней. Вячеслав говорит, что главными для него были не художественные и технологические достоинства продукта. Главное – его содержание.

– Это даже не совсем квест. Это линейная история, которая показывает иллюзию борьбы. Сначала кажется, что у человека есть выбор. На самом деле выбора нет. Большинство людей, прошедших туры, задумку поняли. Через форму на сайте я уже получил много отзывов. Люди благодарят, выражают слова поддержки и спрашивают, чем можно помочь. Есть надежда, что с помощью этого простенького квеста мы сможем донести информацию о беспределе в Железногорске-Илимском до власти.

По словам Вячеслава, такого результата ему будет вполне достаточно. Продолжать правозащитную деятельность дальше он не намерен.

– Это не то, чем я хочу заниматься в жизни. Я предприниматель, пытаюсь сделать жизнь людей лучше не через борьбу, а через создание новых услуг, новых сервисов. Но здесь я получил колоссальный опыт. Если ко мне кто-то обратится, попросит поделиться опытом, с удовольствием помогу.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG