Ссылки для упрощенного доступа

"Я проснулся или кошмар продолжается?" Предприниматели не знают, чем будут платить работникам


Пустое офисное помещение

Объявленная Владимиром Путиным нерабочая неделя в России поставила на паузу целые отрасли экономики. Множество компаний и предприятий, продолжая оплачивать аренду площадей, лишились клиентов и оборотных средств, а их сотрудники остались без заработков. По прогнозам Торгово-промышленной палаты России, около 3 млн предприятий могут не пережить введенные с распространением коронавируса карантинные меры, работу могут потерять около 8,6 млн человек. Как собираются выживать в ситуации разразившегося кризиса региональные предприниматели – в обзоре Сибирь.Реалии.

"Посещаемость упала на 80–90%"

В первый день нерабочей недели губернатор Новосибирской области Андрей Травников записал видеообращение к бизнесменам, призвав их проявить ответственность. Решать проблемы потери денег он пообещал вместе, но позже. Тем магазинам и общепиту, что продолжили работу, пообещал прокурорскую проверку. Закрыт даже МФЦ. Работать можно только аптекам и продуктовым магазинам. В Новосибирске как минимум до 5 апреля отменены все массовые и развлекательные мероприятия. По данным на 30 марта, в регионе находятся девять заболевших. Один из них госпитализирован по решению суда, поскольку отказывался ложиться в больницу.

Пустой зал одного из заведений Beerman
Пустой зал одного из заведений Beerman


Как рассказала Сибирь.Реалии председатель правления Федерации рестораторов и отельеров Сибири Галина Шеломенцева, проблемы у ресторанного бизнеса начались не на прошедших выходных, а гораздо раньше, когда люди стали бояться посещать общественные заведения. По этой причине предприниматели уже несколько недель фиксируют спад. Компании заявляли о сокращении потока посетителей на 50–70% в обычные выходные дни.

Галина Шеломенцева
Галина Шеломенцева

– Когда все полностью закрылось, просто нет другого выхода, только сокращать штат и отправлять людей в отпуска. Да, осталась доставка еды, но это не выход. Чтобы развить такое направление, нужно дополнительно вложиться в маркетинг. Рестораторы сейчас разве что рассылают клиентам сообщения о том, что доступна доставка. Хорошо, если так им удастся закрыть хотя бы 30–35% выручки, – рассказывает Галина Шеломенцева.

– Все заведения прекратили работу в принудительном порядке. Мы не знаем, как долго может продлиться ограничение, возможно, и после 5 апреля. Все это создает очень негативный эмоциональный фон. Все решения принимаются с колес. Было заявлено о поддержке со стороны государства, но совершенно непонятно, как она будет распределяться. Глава государства анонсировал отсрочку платежей по налогам, а не их снятие, – добавляет вице-президент Федерации рестораторов и отельеров Сибири Николай Ильин.

Ресторатор Денис Иванов (Beerman, "Чашка кофе", "Сибирь Сибирь" и др) не уверен, что сможет заплатить работникам в следующем месяце, если вынужденный простой продолжится.

– Я не вирусолог, но мне кажется более логичным в первую очередь закрыть транспорт, чтобы ограничить контакты людей. Нам же остается молиться, чтобы вся эта история не была долгой. Мы ощутили спад потока посетителей лишь неделей позже, чем это произошло в Москве. Посещаемость упала на 80–90%. Сейчас закрыли все свои рестораны и в Москве, и Новосибирске. Есть несколько точек доставки, но это сложно считать коммерческим проектом. Рестораны – это ведь не про еду, а про атмосферу и место встреч. А мы можем предложить людям лишь любимые блюда, чтобы поддержать их домашнюю изоляцию, – сказал Денис Иванов.

Денис Иванов
Денис Иванов

В его компании работают две тысячи человек. Пока все они получат зарплату, но не факт, что такая возможность будет у владельца бизнеса в следующем месяце.

– Мне важно сейчас сохранить сотрудников, у которых есть кредиты, ипотеки, семьи, – говорит Денис. – Мы очень много делали, чтобы нарастить и сохранить команду. Но я сам нахожусь в такой же ситуации, как и все они. Если не будет источника доходов, то бизнес окажется под ударом. Когда я встаю утром, то не могу понять, я в самом деле проснулся или кошмарный сон продолжается. Все это похоже на компьютерную игру, где каждый раз ты оказываешься в новых реалиях. Сложно что-то планировать и делать прогнозы.

Галина Шеломенцева считает, что у многих ресторанов в Новосибирске очень большие арендные ставки, и далеко не все собственники помещений делают скидки или готовы на отсрочку из-за пандемии. В итоге долги по аренде в больших заведениях будут исчисляться миллионами. Очень сильно ситуация с коронавирусом повлияла и на сектор кейтеринга и ивентов. Эти организации стали вторыми после турфирм, кто принял на себя удар.

– Замечу, что ограничение как будто не распространяется на магазины строительных материалов, где в выходные были огромные очереди людей, стоявших вплотную друг к другу. При этом в Новосибирске не только дефицит масок, но и марли уже не хватает, – рассказала Галина.

"Четыре разных кризиса" в одном

Уже около месяца предприниматели Новосибирска совместно Российской федерацией рестораторов и отельеров и "Опорой России" пытаются донести до правительства предложения по поддержке бизнеса в кризисной ситуации. Письма, которые есть в распоряжении редакции, содержат более 20 пунктов. В их числе налоговые каникулы, мораторий на введение новых видов регулирования малого и среднего бизнеса в 2020 году, отсрочка коммунальных платежей, каникулы на оплату процентов по действующим кредитам, лизингу и компенсации коммерческим банкам, дотации на зарплату сотрудникам, которую можно будет вернуть через зарплатные налоги, и многое другое.

Известная на всю страну сеть магазинов электроники DNS родом из Владивостока. Именно здесь живет ее генеральный директор Дмитрий Алексеев. Обращение президента Путина, по его мнению, только добавило неопределенности в и без того неясную ситуацию.

– Экономический кризис – это наша реальность, – говорит Дмитрий. – Мы сейчас находимся прямо в нём и не понимаем, что будет. После кризиса мы окажемся в каком-то новом состоянии. В каком, пока не знаю. Сейчас совершенно непонятно, объявили то ли выходные, то ли праздники, то ли карантин, и никто совершенно не понимает, что это значит и что с этим делать. Больше всего непонятно то, что будет, когда пройдёт этот карантин, победят эпидемию. Уже сейчас видно, что экономика сильно пострадает.

Что думаете об обращении президента? Будете закрываться?

– Очень печально, что оно получилось какое-то неопределенное. Есть выходные, есть рабочие дни, есть праздники. И сейчас появились "нерабочие дни". Это то же, что и выходные? Но в выходные мы работаем. В обращении сказано: на тех, кто занимается товарами первой необходимости, этот режим не распространяется. Есть разные классификации товаров первой необходимости. В одном из вариантов считается, что электроника и бытовая техника является таким товаром. Поэтому мы в непонимании. Это плохо. Мы сейчас, к сожалению, пытаемся ловить намёки и полунамёки о том, как вообще нужно действовать. В эпоху кризиса нужно увеличивать ясность, а не уменьшать. Слава богу, что отменили голосование по Конституции на 22 апреля – это добавило определенности. Теперь хотя бы понятно, что политика отошла на второй план – боремся с эпидемией. Но бороться с эпидемией, объявив выходной в стране, – это для меня не понятно. Я считаю, если это действительно представляет опасность, надо вводить карантин на местах.

Правильно ли, что государство не стало оказывать поддержку с выплатами заработной платы сотрудникам во время нерабочей недели?

– Я не понимаю, как государство может компенсировать простой. Такой нормы нет. Если бы была объявлена ЧС, введен карантин, это другая ситуация. Если это действительно эпидемия и она представляет опасность, то необходимо объявлять ЧС, причём там, где это действительно нужно. У нас ведь страна большая. Например, в Москве большой транспортный поток, много туристов – там эпидемиологическая опасность одна, а вот, например, мы работаем в Норильске и в Ленске, куда просто сложно добраться. Зачем там объявлять карантин?! Но если опасность действительно есть, нужно вводить ЧС. Это важно для бизнеса, потому что ЧС является форс-мажором, это автоматически позволило бы нам договариваться с банками о процентах, с поставщиками о рассрочке, и сотрудникам мы бы тогда платили 2/3 их зарплаты, и все были бы счастливы. А введена непонятная инновация. Вводится какой-то специальный выходной, но зарплату мы должны сохранить.

В чем вы видите основную причину кризиса? Пандемия или есть что-то ещё?

– Мы готовимся, что этот кризис будет гораздо сильнее, чем кризис 2008 года, потому что сейчас, в отличие от той ситуации, мы имеем как минимум четыре разных кризиса, которые влияют друг на друга и друг друга усиливают. Первый кризис – эпидемиологический, из-за него мировая экономика сильно просядет. Похоже, по итогам года, Китай вообще не вырастет, чего не было последние 30 лет. И это ведёт ко второму – экономическому кризису в мире. На экономический кризис накладывается непонятная ситуация на нефтяном рынке. Россия вышла из ОПЕК+. Я не специалист, но вижу, что нефть стоит так дешево, как не стоила даже в 1998-м. Это очень сильно влияет на нашу страну. Опять же, на это всё среагировал курс. И на всё это накладывается наша некая политическая турбулентность, когда Конституция меняется странным образом, меняется правительство, всё это имеет значение и влияет друг на друга.

"Можем недосчитаться перевозчиков по всей России"

В Хабаровске в 2009 году запустили онлайн-сервис RFBUS по продаже билетов на междугородние автобусы. Сегодня к этой площадке подключены все крупные перевозчики Дальнего Востока, Ставропольского края, Москвы, Санкт-Петербурга, Ставрополья, Краснодара и даже Крыма.

Обработка автобусов
Обработка автобусов

– По России в целом и по Дальнему Востоку уже есть уменьшение количества рейсов, так как снизился пассажиропоток, – рассказал Геннадий Котликов, заместитель гендиректора RFBUS по развитию. – Автобусные перевозки между регионами, к счастью, еще осуществляются, но после каждого рейса салоны транспортных средств специально обрабатываются. Сокращение рейсов отрицательно скажется и на нас, и на перевозчиках. Ведь никто не отменяет отчисления за работников, выплату заработной платы, поддержку жизнедеятельности компаний. А при том, что уже будут недополученные доходы, все это будет тяжеловато. Если карантин продлится месяц или больше, вся отрасль столкнется с тяжелыми последствиями, и мы можем недосчитаться перевозчиков по всей России. И заменить их будет некем.

Не только карантин может стать причиной банкротства автотранспортных предприятий, считает Котликов. Как только вырос курс доллара, выросли и расходы на запчасти, технику и другие комплектующие.

– У нас же все запчасти, оборудование и комплектующие из-за границы. Из-за коронавируса снижается пассажиропоток, уменьшается прибыль – и получается двойное ухудшение финансового положения. Меры по поддержке бизнеса, предложенные президентом, в целом правильные, но пока рисков гораздо больше, чем положительных элементов.

Чтобы как-то поддержать малый бизнес во время карантина, группа активистов из разных российских городов запустила онлайн-проект "Карантин кончится". Когда карантин кончится, мы хотим вернуться в любимые кафе, танцевать в любимых барах – чтобы все было как раньше и даже лучше, говорят активисты. За несколько дней они получили уже более 200 просьб о помощи со всей России, в том числе из Новосибирска, Омска и Томска. Стать участником просто: нужно заполнить гугл-форму, объяснить, как на вас повлиял карантин, предложить пути решения проблемы или то, как вам может помочь общество.

– Наш проект – не краудфандинг и не сбор средств, – рассказывает Ксения Вахрушева, студентка, активистка и участница проекта. – Это, скорее, объединение ресурсов. В основном медийного, креативного и эмоционального ресурса, так как все операции с финансами юридически более сложные. У нас есть идея с некой финансовой помощью, но пока мы хотим сосредоточиться на другом – на нематериальной помощи. Главное, чем мы можем помочь прямо сейчас, – что-то вроде консалтинга, чтобы вместе выработать пути выхода из кризиса.

Ксения Вахрушева
Ксения Вахрушева

– На какие проблемы жалуются те, кто уже отправил вам отклик?

– В основном все пишут, что очень упала прибыль, частично или полностью закрылись заведения. Вот, сейчас читаю, у кого-то сократились заказы, отменились съемки. У других отменились мероприятия, стало мало клиентов. У некоторых есть проблемы с переходом в онлайн. Но есть и те, кто не указывает проблемы. Пока готовых решений мало как у нас, так и у самих организаторов проектов. Поэтому мы хотим вместе с ними придумать что-нибудь. Сейчас к нам присоединяется много людей, которые готовы давать консультации по самым разным вопросам. Например, на нас вышли представители нескольких пиар-компаний, которые имеют подобный опыт. Они помогают нам, рассказывают, что из их опыта можно применить. Кроме этого, скоро мы запустим сайт, на нем будут карточки проектов и способы, как можно им помочь. Так что это не только для проектов и бизнесменов, но и простых людей, которые готовы поддержать интересные проекты.

"Вместо действенных мер популистские лозунги и решения"

Продуктовый ретейл от карантина освобожден – эта сфера сейчас чувствует себя наиболее комфортно. Однако генеральный директор "Торгового Дома Шкуренко", учредитель сети "Низкоцен", представленной в пяти регионах Сибири и Урала, Виктор Шкуренко этому не слишком радуется и считает "пустотой" предложения Владимира Путина по поддержке предпринимательства.

– В последние две недели у нас идет увеличение выручки, связанное с необоснованным, на мой взгляд, ажиотажем со стороны населения. Но мы этому особо не радуемся, поскольку знаем по опыту, что после всплеска обязательно будет падение, – говорит Виктор Шкуренко. – Сейчас стараемся вести переговоры с поставщиками, чтобы они не поднимали цены. Мы вообще с 2014 года, с момента присоединения Крыма, находимся в кризисе, с тех пор российская экономика не растет больше чем на 2%. Мы адаптировались к тому, что живем в экономике, у которой нет перспектив. Сейчас с рынка уйдет часть моих конкурентов, и я этим воспользуюсь. Но проблема в том, что уйдут те, кто хотел заниматься бизнесом, рисковать, пробовать. Мы потеряем некий кадровый резерв. А в России как раз не хватает людей с предпринимательскими навыками.

– Какое впечатление произвело на вас недавнее обращение Путина? Смогут ли предложенные им меры спасти бизнес от череды банкротств?

–Тезисы из обращения Путина, связанные с поддержкой предпринимательства, – это пустота. Такое ощущение, что нужно было просто набрать определенное количество пунктов. Самое существенное там – это снижение по страховым взносам с 30% до 15%. Но и то с массой оговорок. Мы сейчас эту меру введем, а когда отменим, не знаем. А может, и не отменим. А на кого мы ее распространим? Только на субъектов малого предпринимательства. Фактически на тех, кто на вмененке и упрощенке. Однако вмененку со следующего года отменяют. Останутся только те, кто на упрощенной системе налогообложения. Есть еще нюанс: эта мера касается только тех зарплат, которые выше МРОТа. Но в малом бизнесе часто низкие или теневые зарплаты. Так что эта льгота тоже не слишком защитит предпринимателей. Еще один пример: для ресторанов, кафе и столовых, которые и так больше других пострадают от коронавируса, эта неделя объявлена нерабочей. Значит, их владельцы вынуждены будут или на неделю закрыть заведения, но при этом сохранить зарплату коллективу, или все-таки выйти на работу и расплатиться с сотрудниками по двойной ставке. Вот вам поддержка по-путински. Я, благородный, умный царь, даю вам выходные! А платить будет за его популистские заявления работодатель. Стратегии поддержки предпринимательства у Путина нет. Он потихоньку делает из России социалистическое государство. А если возникает необходимость, то вместо действенных мер нам предлагаются популистские лозунги и решения.

Сказано на "Эхе"

XS
SM
MD
LG