Ссылки для упрощенного доступа

"Моя мама за меня боится". Школьник созывает митинг против онлайн-обучения


Школьник Александр Разин из Красноярска

Красноярский школьник Александр Разин подал заявку на проведение митинга против плохой организации властями края онлайн-обучения. По его мнению, весенние месяцы показали, что красноярские школы совершенно не готовы к дистанционной учёбе. 17-летний активист опасается того, что последний год в школе станет для его сверстников провальным, так как губернатор региона Александр Усс уже объявил о вероятном возобновлении онлайн-обучения этой осенью.

Алексей говорит, что устроить митинг его побудил не только собственный опыт онлайн обучения, но и многочисленные жалобы его друзей и знакомых.

– У некоторых нет компьютера или планшета, у других – нормального интернета. В селах края – вообще никакого интернета. При этом минобразования никак этот вопрос не решило, все трудности легли на родителей, многие из которых в условиях самоизоляции потеряли работу или не могут работать из-за того, что не с кем оставить детей, так как закрыты детские сады. А нашу 145 школу даже не удосужились обеспечить камерами. В одном из богатейших краев России не хватило денег на то, чтобы обеспечить школу техникой для дистанционного обучения. У нас его не было на таком же уровне, как, допустим, в той же Москве, где нормально шли онлайн-уроки.

– Как тогда проходило обучение во время карантина?

– Нам скидывали домашнее задание, просто в электронном дневнике оно отображалось, делали, сдавали. То есть полностью все делали самостоятельно. Самообучение, хотя государство обещало взять на себя ответственность за это. Как всегда.

– И как это сказалось на оценках?

– Успеваемость не пострадала, потому что многие домашнее задание просто списывали. А двоечники вообще смогли улучшить своё положение.

Но, по сути, многое из программы не было освоено. Многие идут в школу, чтобы получать знания от учителей, а в итоге занимаются по учебникам. Зачем вообще тогда школа? Лично у меня плохо получалось учиться в таком режиме.

Понимаете, сам ГОСТ несовершенен. Это все понимают, преподаватели сами это понимают. Поэтому раньше они всегда выстраивали план сами, когда вели уроки, многое вкладывали дополнительно. Сейчас же просто кидали задания.

Сами учителя были недовольны тем, как пришлось учить детей. Но выбора у них не было. Поскольку школу нашу не подготовили к дистанционному образованию, на нашей школе решили сэкономить.

– А как в других школах Красноярска? Во многих нет камер?

– Не знаю, честно. Я не обсуждал это с другими школами. У моих друзей в школе была дистанционка, но и там учителей не научили пользоваться программами.

– Что, по Вашему мнению, надо изменить в нынешнем формате обучения? Помимо установки камер для онлайн-обучения.

– Хотя бы первый класс мог бы ходить в школу с соблюдением всех мер безопасности, несмотря на пандемию. Это возможно обеспечить, если в это деньги вложить, разумеется. Моя сестрёнка идет в этом году в первый класс, и я не представляю, как ребёнок, ни разу не побывавший на уроке в школе, будет сразу дистанционно начинать. Это будет очень тяжело. Плюс моей маме тоже будет тяжело, потому что она работает сама. Все трудности ложатся на родителей. Я хочу, чтобы в этом поучаствовала власть, государство, которое на себя по Конституции взяло ответственность за образование. По закону это право на получение образования является приоритетом. Я хочу, чтобы это реально было приоритетом, чтобы не бежали от ответственности – подписали указ, учитесь дистанционно, как хотите. И дальше в новом учебном году наверное, будет так же, как эти два с половиной месяца. Просто убежали от ответственности.

– А что вам говорят, в каком формате осенью вы будете учиться?

– В том-то и дело, что точно это до сих пор неясно. То президент Путин говорит, что все российские школьники пойдут в школу осенью. То Александр Усс, губернатор Красноярского края, подписывает указ, согласно которому все школы переводятся на дистанционное обучение до тех пор, пока он сам это не отменит. В моей школе ответ на этот вопрос не знают. Кстати, вот сегодня когда ходил "на ковёр" к директору, подтвердили, что точного ответа нет. Меня вызвали в школу после того, как стало известно о митинге.

Школьник из Красноярска Александр Разин
Школьник из Красноярска Александр Разин

– Не попросили, а вызвали?

– Ну, не то, чтобы вызвали, пригласили. Но я человек вежливый, поэтому явился. В российских школах часто директора каких-нибудь политических активистов вызывают – поговорить. Я надеялся, что наш директор проявит благоразумие, не будет вести себя по-хамски (как на некоторых записях позволяют себе другие директора). Так и получилось: обычная беседа, без прессинга или угроз, директор хотела выяснить мою мотивацию, почему я хочу организовать митинг. Она и сама точно не знает, будет ли осенью продолжено дистанционное обучение. Насколько я понял, сейчас они работают над тем, чтобы хотя бы первые, пятые и одиннадцатые классы имели возможность в сентябре пойти в школу.

– В вашей школе активистов часто вызывают к директору поговорить?

– В нашей школе был всего один активист, мой знакомый, ему не довелось. Я, похоже, был первый.

– Себя тоже активистом считаете? Участвовали в каких-то акциях?

– Да, и принимал участие в организации митинга против обнуления и политических репрессий. Подписные листы распечатывал. Сам я голосовать 1 июля ещё не мог, мне пока нет 18 лет, я только закончил 10 класс.

Но если бы мог, проголосовал бы против. Фактически проголосовал через брата, потому что он не собирался идти, н я убедил его пойти. Нет, он и сам был против поправок, просто ему лень было на участок идти. Я его убедил: "Давай сходим, я явку хочу посмотреть". Когда пришёл, участок был абсолютно пуст, где-то 6 человек заметил, которые заходили-выходили. Это был первый день голосования, досрочка ещё. По итогам этого дня объявили, что 10% проголосовало.

– А почему вы против поправок в Конституцию?

– Считаю, что это просто оскорбление для всех жителей России – так нагло обнулять свои сроки. Процедура непонятно какая была, голосовать 7 дней без какого-либо контроля. Плюс ещё заводить людей на участки, когда коронавирус. В основном, голосует у нас, конечно, не молодежь, а пожилые.

– Когда планируется митинг? И готов ли примерный план будущего мероприятия, список выступающих?

– На 23 июля подал заявку. Но ещё неизвестно, согласуют ли. Пресс-служба мэрии уже успела разным СМИ сообщить, что согласования не дадут из-за режима самоизоляции. Но мне лично пока ответ не приходил. Если митинг состоится, то мы, конечно, пригласим экспертов по теме. Многие уже связываются со мной. Есть, например, юрист, который хотел бы выступить, общественники, которые в этой сфере работали. Мы предоставим микрофон всем, кто пожелает выступить. У нас открытый микрофон.

– В Красноярске чиновники часто отказываются согласовывать протестные мероприятия? Или вероятный отказ действительно может быть связан с коронавирусом?

– Смотря кому. Так-то у нас редко на митинги заявки подают. Вот штаб Навального подавал – им и 5 мая, и 9 сентября, конечно же, отказали. 22 марта, когда мы подали [заявку на митинг против поправок], нам согласовали. В тот день мы были единственными, кто провел митинг.

В Красноярске очень много поводов для того, чтобы протестовать. Нам буквально нечем дышать, смог, очень большие проблемы с экологией. К сожалению, у нас слишком мало людей, которые готовы регулярно выходить на улицы с протестами. Я бы не сказал, что красноярцы инертны, но они разочаровываются в том, что столько митингов провели, а фактически ничего не добились.

К сожалению, и с предпринимательством проблема. Бизнес завязан на людях не из нашего региона. Если бы у нас были местные независимые предприниматели, как, допустим, был Быков, которого посадили. Независимый человек при деньгах помогает региону, разумеется. У нас таких почти нет, мало. Тот же "Норникель", к примеру. Понятно, почему он не развивает край, потому что они в Москве зарегистрированы.

Все остальные проблемы, как и по всей России – некомфортное градоустройство, зарплаты маленькие, люди бедно живут. У нас есть богатые люди, но большинство всё-таки не так уж много зарабатывает.

– Семья поддерживает вашу гражданскую активность?

– Моя мама за меня боится. В России всё-таки опасно говорить, что думаешь. Но она меня понимает, не запрещает.

Взять комментарий у директора школы №145 редакции не удалось – по телефонам, указанным на сайте образовательного учреждения, никто не ответил. В управлении департамента образования Красноярска сообщили, что пресс-секретаря временно нет, поэтому за комментарием следует обратиться в департамент информационной политики города.

– По поводу митинга могу сразу сказать, что его проведение не одобрит департамент общественной безопасности города, так как указом губернатора режим, запрещающий проведение публичных массовых мероприятий, продлён до 9 августа. А по существу претензий – по отсутствию камер в школах – это вопрос компетенции не муниципалитета, а как минимум – региональной власти, и как максимум – федеральной, – сообщил редакции начальник департамента информационной политики администрации Красноярска Максим Куваев.

Пресс-секретарь министерства образования Красноярского края Надежда Квитковская говорит, что для проведения онлайн-уроков учителям совсем необязательно было закупать видеокамеры.

– Например, в zoom-конференции можно с обычного телефона выходить, со всем классом. Отдельные камеры для этого учителям не нужны. Почему в этой конкретной школе учителя так не сделали, я не знаю. Надо ещё разобраться в том, действительно ли там не было онлайн-обучения, как говорит этот школьник. Нет, я не знаю, почему в одной школе были закуплены камеры и организованы онлайн-уроки, а в соседней – нет. Ответ потребует времени, надо разослать запросы. Пока могу сказать, что на постоянной основе дистанционного обучения у нас не будет: об этом и президент сказал, и министр образования РФ заявляла, – сообщила Квитковская.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG