Ссылки для упрощенного доступа

"Будто с цепи сорвались". На Алтае – туристический бум и рост зараженных


Открытый бассейн парк-отеля "Ая"

В середине июля в Алтайском крае и Республике Алтай резко вверх поползла кривая заболевших COVID-19. Пугают не столько абсолютные цифры, сколько процент заболевших от населения – 0,34 и 0,6 соответственно. Этот скачок совпал по времени как с голосованием по поправкам, так и с массовым наплывом туристов со всей страны. Если еще 30 июня в Алтайском крае было 3985 подтвержденных случаев, то 22 июля – 7941. В Республике Алтай – 650 и 1331 соответственно. Меньше чем за месяц число заразившихся в обоих регионах увеличилось практически в два раза. К середине июля Алтайский край вошел в российскую тройку лидеров по коэффициенту распространения вируса – то есть по числу людей, которых в среднем заражает каждый заболевший. В регионе коэффициент превысил 1,5.

"Иммунитет. Коронавирус. Мёд"

Желающих отдохнуть сейчас на Алтае столько, что забронировать отель в Горно-Алтайске, в селе Чемал и на озере Ая непросто – номера расписаны до конца августа. Приложение для поиска попутчиков Bla Bla Car предупреждает, что выбранный маршрут очень загружен и стоит пораньше определиться с бронированием. Есть места только до Бийска. В целом туристический поток на Алтае вырос в этом году на 10–15% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

В пятницу с самого утра федеральная трасса Р-256 "Чуйский тракт" заполнена. По обочинам – цветущие облака гречихи, желтые полосы рапса и золотистая пшеница, аккуратные валки сена, полные ведра лисичек, с машин торгуют мёдом в банках.

Обгоняя друг друга, плотным потоком едут автомобили с кодами Томской и Тюменской областей, ХМАО, Башкирии – после местных их больше всего. Попадаются крымские, питерские, хакасские, кузбасские, калмыцкие номера. Горно-Алтайский аэропорт помимо рейсов из Москвы и соседних соседних регионов 19 июля принял первых авиапассажиров из Санкт-Петербурга. На выходные туристы едут на озера Ая (Алтайский край) и Манжерокское, в поселок Чемал (Республика Алтай). Есть и многодневные маршруты – в горы.

Очередь на подъемник на Манжероке
Очередь на подъемник на Манжероке

Бийск считается воротами в Горный Алтай, это транзитный пункт, на въезде в который уже много лет строят туристический кластер "Золотые ворота" с гостиницами и кафе. На автовокзале пересаживаемся в старенький, ярко-синего цвета рейсовый автобус "Мерседес" до Горно-Алтайска. В нем очень душно, в рюкзаке плавится плитка шоколада, но пассажиры сидят в масках. За время пандемии в Бийске на 200 тысяч населения выявлено 613 заболевших, и их число продолжает плавно увеличиваться.

Чем дальше от больших городов, тем больше люди думают о летнем заработке, который многих здесь кормит в течение всего года, и меньше – о мерах предосторожности. Владельцы турбаз в двух регионах Алтая неоднократно просили власти дать им возможность открыть сезон, несмотря на пандемию. В селе Майма, которое лежит на пересечении туристических путей тоже, согласно официальной статистике, растёт заболеваемость. Но местные жители официальным цифрам не очень-то верят.

– Многие вообще не понимают, откуда берутся цифры. Ни у кого вроде нет заболевших знакомых. Врачи, которые выделены для работы с такими больными, свободно гуляют по городу. Вот и все, что мы знаем, – рассказала местная жительница Марина.

От Маймы до Горно-Алтайска, куда многие путешественники заезжают, чтобы перекусить, отдохнуть и пополнить запасы, 15 километров пути. На павильоне с продуктами пчеловодства в центре города неожиданная надпись: "Иммунитет. Коронавирус. Мёд". Девушка за прилавком в маске с кошечкой объясняет – написали для привлечения внимания. На витринах мед, чаи, конфеты ручной работы с кедровыми орешками и сам орех уже в очищенном виде. Продавец говорит, что какие-то магазины в городе работают, а какие- то нет, и "не ясно, когда все это кончится".

Не работает и одна из главных здешних достопримечательностей – Национальный музей им. А.В. Анохина, где хранится знаменитая Укокская принцесса. По телефону в приемной говорят, что до особого распоряжения губернатора. Подробности сообщать отказываются. Их удается выяснить через депутата Госсобрания Республики Алтай Сергея Кухтуекова. Оказывается, музей решил использовать время карантина для ремонта зала археологии и атриума, а подрядчик затянул работы. Но это еще не все. "Не хватает бюджетных средств, чтобы закупить все, что требует Роспотребнадзор, в том числе рециркуляторы и дезинфекторы воздуха, санитайзеры для сотрудников и маски для посетителей. Это тоже одно из препятствий. Но если будет команда открываться, то музей сможет показать посетителям часть экспозиции".

– Юридически карантина у нас не вводили, но запрет на въезд существовал, – говорит депутат. – Долгое время в республике не было выявленных случаев заболевания. Но с дисциплиной есть проблемы. Еще в марте я выступал в парламенте и предложил показать пример нашим гражданам, прийти всем в масках. Меня просто высмеяли. Кто-то говорил, что масок не хватает, а вы будете в маске, и это плохо для имиджа, а кто-то утверждал, что маска не спасает. В итоге у нас заболел спикер, а спустя два месяца маски надели все, – рассказывает Сергей.

Журналист из Горно-Алтайска Ай-Тана Торбокова говорит, что туристов в регионе очень ждали, но такого паломничества предвидеть не могли.

– Было много недовольства, когда туристов не пускали. Туристы – это хлеб для большинства жителей республики. Но сейчас они будто с цепи сорвались – есть опасения, что завезут ещё заразу. Регион маленький, все друг с другом пересекаются. Если пойдёт по цепочке, то не остановить. Так что палка о двух концах, – говорит Ай-Тана.

По дороге в Чемал
По дороге в Чемал

Дорвались

Одно из самых любимых мест отдыха на Алтае – теплое озеро Ая. Оно находится всего в 30 километрах от Горно-Алтайска, хотя территориально относится к соседнему Алтайскому краю. Два региона соединяют несколько мостов через реку Катунь, которая протекает неподалеку. Территорию вдоль реки с 1990-х годов хаотично застраивали турбазами. Жители поселков Майминского района с одной стороны реки и Алтайского с другой много лет зарабатывают сдачей домиков приезжим в сезон отпусков.

Айский мост
Айский мост

В районе озера Ая сейчас толпы туристов: они охотно покупают сувениры на базарчиках, сплавляются, заказывают джип-туры, конные прогулки и кальяны в кафе.

Айский мост
Айский мост

Местные СМИ пишут, что после открытия сезона, несмотря на запрет массовых мероприятий, у озера Ая в Алтайском районе проходят клубные вечеринки с участием сотен людей. В Роспотребнадзоре говорят, что составлять административные протоколы за нарушение указа губернатора и санитарных требований уполномочена полиция, но массовые гулянья на Алтае продолжаются, как будто и нет никакой пандемии.

Власти Алтайского края винят в росте заболеваемости самих жителей. "Самое главное – граждане расслабились и перестали соблюдать масочный режим", – заявила начальник отдела надзора за гигиеной труда и коммунальной гигиеной Роспотребнадзора по Алтайскому краю Лариса Зубова.

Министр здравоохранения края Дмитрий Попов также утверждает, что жители Алтая и туристы отличились "массовым пренебрежением к элементарным санитарным нормам". Из-за этого, по мнению Попова, регион и "зашел в серьезный эпидпроцесс, и тяжесть заболевания усугубилась".

Общепит у озера Ая
Общепит у озера Ая

Местная жительница Лера водит туристов на конные прогулки. Это семейный бизнес, в котором участвуют также ее мать и сестра. У Леры красное от загара лицо и хриплый голос. "Я не простудилась, просто приходится много кричать", – оправдывается она.

– Лошади целыми днями не вылазят с этой тропы, только ночью их отпускают пастись в лес. В сцепке у нас иногда по 22 человека, надо следить, чтобы ноги в стремя правильно ставили и не бросали удила. Скорее бы в Пучину, искупаться!

Мимо небольшого озерца с таким названием пролегает конный маршрут, ежедневное место работы Леры и ее сестры в летние месяцы. За это время нужно успеть заработать на весь год, и трудиться приходится много.

Лесные проезды заставлены машинами
Лесные проезды заставлены машинами

Владелец кафе "Эврика" Самвел живет в Ае и уже 23 сезона работает с туристами. Похоже, его кафе не слишком изменилось за эти годы, здесь по-прежнему на столах старомодные клеенчатые скатерти в крупный цветок, а самое популярное блюдо – шашлык.

– Мы рады, что туристы к нам едут. Заболеваемость? Здесь чистый воздух! Мы кормим людей свежими продуктами, столы находятся далеко друг от друга. Какие вирусы? Я не знаю, откуда взялось мнение, что туристы везут вирусы. Наоборот! У людей здесь иммунитет повышается... хоть я и не врач. Мы, конечно, соблюдаем те нормы, которые существуют. Чего бояться? Люди из больших городов должны отдыхать и поднимать иммунитет. Тогда вирусу будет кирдык! – убежден Самвел.

Базарчик в районе Аи
Базарчик в районе Аи

При этом местный туристический бизнес – как в Алтайском крае, так и в Республике Алтай – не очень-то готов к такому наплыву туристов. Руководители туристических ассоциаций двух регионов признают перегруженность всей инфраструктуры региона, дефицит мест в отелях и неспособность обслужить такое количество туристов. Да и не все местные жители рады такому паломничеству в их края.

Базы у озера Ая
Базы у озера Ая

"Всю весну и лето я наблюдала за стонами и плачем туроператоров, гидов, хозяев гостиниц и гостевых домов, – пишет в фейсбуке фотограф Светлана Казина, много работающая в Республике Алтай. – Конечно же, их можно понять, туризм – это их хлеб. Но вот наконец открыли въезд в Горный Алтай, и что? И пи*дец. Люди как будто с цепи сорвались! Как будто в жизни не отдыхали! Местное население меня завалило сообщениями с фотографиями и видео – доказательствами того, что творят гости Алтая. "Светлана, напишите об этом!" …По трассе несётся машина, из открытого люка которой истошно орёт пьяный парень с бутылкой в руке. В Усть-Семе сегодня пьяный водитель протаранил несколько машин. Жители Онгудайского района шлют мне фотографии мусорных куч, оставленных туристами на стоянках у реки за последние буквально несколько дней. На Ороктойском мосту стайка парней соревнуются в кидании пивных бутылок в Катунь. Хозяйка гостевого домика рассказывает, как не могла утихомирить ночью компанию жильцов. По Телецкому озеру поплыл пластик, молодёжь старательно выписывает свои имена на скалах".

Мусора так много, а контейнеров так мало...
Мусора так много, а контейнеров так мало...

Владимир, владелец одной из многочисленных туристических баз в окрестностях села Чемал, что на берергу Катуни, на своих гостей не жалуется. В его "Горки" год от года приезжают одни и те же люди и их знакомые – исключительно по рекомендации.

– Шумную молодежь мы к себе не берем, у нас семейный отдых, в 10–11 отбой, – рассказывает Владимир Алексеевич. – Никаких особых отличий от прошлого или позапрошлого сезонов я не чувствую. Гостей столько же, как обычно, звонков тоже. В принципе, все занято, уже на август почти все расписано. Конечно, были опасения, что в этом году из-за вируса сезон вообще не начнется. Но мы решили: как будет – так будет. Сначала надеялись, что откроют к 12 июня, к празднику. Потом думали, 22-го. Но нет. Пообещали 3-го, мы уж особо и не надеялись, но все-таки открыли. В принципе, у нас 70 процентов гостей – это июль-август, май и июнь – оставшиеся 30. Боимся ли коронавируса? Даже разговоров на эту тему нет. И гости тоже не упоминают. За все время один человек, приехав к нам, вышел из машины в маске, недели две назад это было. Больше в маске никого не видел. И раньше-то почти никто не носил, а сейчас и подавно.

Артыбаш и Иогач – небольшие посёлки у знаменитого Телецкого озера, что на северо-востоке Алтайских гор, поэтому приток гостей здесь сразу заметен. Кроме того, в селе этим летом много рабочих – строят канализацию и водопровод. Ирина Пантюхина много лет принимает туристов в Артыбаше.

– У нас всегда много людей, но этот год особенный, как будто они дорвались наконец-то до отдыха. Большинство проводит время так, как будто ничего им не угрожает. Тех, кто к нам обращается, не смущает пандемия. Есть те, кто не верит в коронавирус или просто засиделся дома. Правда, туристы стали больше заказывать индивидуальные маршруты и экскурсии, чтобы ограничить контакты с другими людьми. Они хотят видеть больше, но мы показываем только то, что не касается карантинного Кош-Агача. Туристы и туда поехали бы, но запрещено, – говорит Ирина.

"От судьбы не убежишь"

Село Кош-Агач в Чуйской степи у границы с Монголией сейчас закрыто на карантин. Депутат Сергей Кухтуеков объясняет, что в этом районе особенно сильны традиции. Чтобы почтить память умершего, собирается все село – не только на похороны, но даже спустя год. "Люди поступают так, как поступали целые поколения до них", – рассказывает Сергей.

Рафтинг у базы "Царская охота", Барангол
Рафтинг у базы "Царская охота", Барангол

Ольга Абатаева живет в Кош-Агаче и подтверждает, что люди "перезаражали друг друга" во время массовых праздников и похорон. В конце июня в Кош-Агачском районе, где живет около 20 тысяч человек, насчитывалось 310 заболевших, больше половины всех зарегистрированных случаев заболевания в регионе на тот момент. При этом карантин здесь был введен еще 9 июня.

– Врачей не хватает. Если нет симптомов, лечат арбидолом. Если есть симптомы, эвакуируют в Горно-Алтайск. Почему-то анализы всегда разные. В Кош-Агаче может быть положительный, а в городе – отрицательный. Сначала брали анализ у всех контактных, а теперь только у тех, кто с симптомами, – говорит Ольга.

Водитель рейсового автобуса Владимир, живущий в Горно-Алтайске, говорит, что боится приезжих из Кош-Агача.

– Каких приезжих, если село закрыто?

– Закрыто, но 12 человек больных прислали в город, а они здесь пошли по магазинам гулять! Мне звонит родня из Кемерова, хотят на природу. Я им запретил сюда приезжать.

Уймонская долина в Усть-Коксинском районе Республики Алтай – еще одно излюбленное место искушенных туристов. Они едут в Тюнгур, в Катанду, к знаменитой горе Белуха, на Мультинские и Кучерлинские озера. Район живет в основном туризмом и тем, что удается вырастить в личных хозяйствах. В одном только местном селе Мульта, что у подножья горы Филаретки, работает около десятка турбаз. Отсюда начинаются туристические маршруты к Мультинским озерам, признанными памятником природы регионального значения.

Полина Конева 20 лет руководит в селе мастерской народных промыслов, она потомок староверов и сохраняет их традиции.

– Ткём портяные дорожки из шерсти, делаем полотенца из небеленого льна, салфетки, сумки, пояса, обручья (браслеты. – С.Р.) и очелья (головной убор – С.Р.). Мы работаем всю зиму, а летом продаём свои изделия туристам. Работа трудоемкая, требует усидчивости. То, что наработаем, надо реализовать в сезон, – рассказывает Полина.

По ее словам, все турбазы у берегов Катуни заполнены туристами. О коронавирусе Полина рассуждает просто – "от судьбы не убежишь".

– Сколько людей, столько и мнений. Наш регион находится в отдалении, заработков нет. Мы совершенно не обращаем внимания на этот коронавирус. Мы туристам рады. В душе, конечно, каждый понимает, что болезнь может настигнуть в любой момент, но у нас в селе люди не заражались. Заболевшие есть в соседнем селе, там местные ездили за границу. В масках ходить трудно, мы разве что руки помоем лишний раз. А туристы вообще едут без страха, они вырвались на свободу, на природу. Они хотят забыть о страхах. Все это от нас далеко. Как известно, пока гром не грянет – мужик не перекрестится. Если всего бояться, лучше и вообще не жить на белом свете.

Сын Полины Васильевны Денис каждый год приезжает в горы на время отпуска из Москвы. Приехал и сейчас, несмотря на пандемию. Денис описывает свой предстоящий десятидневный маршрут по горам и зовет с собой. Советует посетить село Усть-Кокса, где сливаются реки Кокса и Катунь. Рядом есть дом-музей Рериха, который сейчас открыт, в отличие от городских музеев. Недавно туда из Горно-Алтайска стал ежедневно летать легкомоторный самолет. Час пути – и вы на высоте около 1500 метров над уровнем моря! Билетов на ближайшие рейсы в продаже сейчас нет – туристы все раскупили.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG