Ссылки для упрощенного доступа

"Скорей бы кончился этот ужасный сон!" История молодой семьи, разлученной пандемией


Юлия Иванова и Рома Ван Нань

Юлия Иванова из Хабаровска и китайский студент Ван Нань, а по-русски – просто Рома, уже почти год не могут встретиться. После закрытия границ и аннулирования студенческой визы Ван Наня у них родился сын, который видит отца только на экране мобильного телефона. В интервью редакции Сибирь.Реалии молодые родители рассказали о своей "совместной жизни" в видеочатах.

Юля и Рома познакомились три года назад на музыкальном фестивале "Остров", проходившем на одном из островов на Амуре.

По дороге на фестиваль "Остров"
По дороге на фестиваль "Остров"

– Обычно туда все заезжают с палатками дня на три. Мы с Ромой оказались соседями. Мне было странно, что он попал на "Остров" – иностранцев на фестивале практически не бывает, только свои. Оказалось, что Рома подрабатывал официантом в кафе своих родителей – учил русский язык и познакомился с кем-то из "островитян". Тот его и позвал на фестиваль. Рома побоялся ехать один – мало ли что, какой-то малознакомый чувак зовет на остров, с которого никак не уедешь! Поэтому взял с собой еще двоих друзей, иностранных студентов, – один из Алжира, другой из Марокко. Между собой они общались на ломанном английском, – вспоминает Юля.

На фестивале "Остров"
На фестивале "Остров"

Но языковой барьер для влюбленных – не помеха. На третий день знакомства Рома пригласил Юлю к себе в гости – в Китай.

– А у меня с подругой как раз лежали загранпаспорта, – рассказывает Юлия. – И мы такие: "Классно! Пойдем делать визу". В последний момент у подруги изменились планы, а у меня уже виза на руках, не могу не поехать. Папа мне тогда говорил: "Куда ты собралась, к какому-то китайцу, он тебя в рабство сдаст, паспорт заберет!". Но я все равно поехала. Китайского я не знаю, но поняла, что Рома воспринимает наши отношения очень серьезно – всем своим 60 родственникам он представил меня как свою девушку. Вот тогда я немного испугалась, звонила маме: "Они меня тут замуж выдают!".

Юля и Рома
Юля и Рома

В декабре 2019 года молодая пара хотела сыграть скромную свадьбу – денег на пышное торжество у них не было. Но в ЗАГСе заявление не приняли, потребовав от Ромы справку о том, что у него нет жены в Китае, и его китайский паспорт.

– А он как раз семь лет не был в Китае на Новый год, и мы решили – сейчас он съездит на месяц, повидается с родственниками, возьмет все документы. Вернется – и мы распишемся. Уехал он 20 января 2020 года – как раз в этот день я узнала о беременности. Он сразу решил, что вернется быстрее – через неделю. Но тут закрыли границу.

Сейчас, с этим вирусом, ты понимаешь, что все может случиться, и даже когда стараешься – все бесполезно

С тех пор молодые люди видят друг друга только во время видеозвонков через WeChat. Глядя на свою подругу с ребенком на руках, Рома не может сдержать слёз от чувства беспомощности.

– Когда я узнал о беременности Юли, то надеялся, что уже в следующем месяце приеду к ней, – рассказывает он. – А сейчас уже и не знаю, когда откроют границу. Все, что у меня есть – это надежда. Я чувствую, что мы рядом и скоро будем вместе. Это единственное мое желание! Я раньше всегда думал: если стараешься, что-то делаешь – то все можешь исправить. Но сейчас, с этим вирусом, ты понимаешь, что все может случиться, и даже когда стараешься – все бесполезно. Ты просто сидишь и смотришь, как где-то далеко происходит самое важное в твоей жизни.

Юля и Рома. 2019 год, Хабаровск
Юля и Рома. 2019 год, Хабаровск

Беременность Юли они до последнего момента не афишировали – всё надеялись, что будут вместе уже весной, когда откроют границы, потом ждали осени. Так и пролетели девять месяцев, и 11 сентября у Юли и Ромы родился сын – Даниэль.

– Из роддома я выписывалась в "прямом эфире", чтобы Рома "присутствовал" при этом событии. Есть даже фотография, где у нас папа на экране телефона.

Выписка из роддома
Выписка из роддома

Новые сложности возникли при оформлении свидетельства о рождении. В ЗАГСе потребовали, чтобы молодой отец в Китае заполнил особую форму и прислал в Хабаровск оригинал документа.

– И тут началась целая спецоперация, – вспоминает Юля. – Рома узнал, что у его родственника есть знакомый на границе, где пропускали фуры с товарами. И этот документ передали сначала ему с таксистом. Затем оказалось, что родственник не говорит по-русски, и пришлось искать переводчика, чтобы он нашел водителя, который едет до Уссурийска. Так наши документы попали в Приморье. Но в Уссурийске водитель сказал: "Я на вокзал не поеду передавать с проводниками – или забирайте в течение двух часов, или я просто выкину это". И пока я в панике была, у папы оказался в тот самый день знакомый проездом – он ровно за два часа успел забрать наши документы, это реально чудом получилось! Но зато теперь сын с папиной фамилией. Что интересно – я думала отчество ему дать, просто не склоняя имя Нань. Но в ЗАГСе сказали – раз отчество, то должно быть с "вич". И что бы это было? Даниэль Наньевич Ван? Нет, спасибо, – смеется Юля.

Свидетельство о рождении Даниэля Вана
Свидетельство о рождении Даниэля Вана

В результате у маленького Дани в графе "отчество" прочерк. Упорство ЗАГСа и других хабаровских бюрократов отняли у молодой пары много нервов и самый важный год жизни, который они должны были провести вместе. Студенческая виза Романа аннулирована. Чтобы воссоединиться, Юля, уже после рождения ребенка, пыталась выслать мужу приглашение, но в МВД ответили, что она Роману никто и пригласить его в условиях пандемии не имеет права. Теперь молодая семья подыскивает третью страну с границами, открытыми для граждан России и Китая, где они могли бы встретиться и зарегистрировать брак.

– Проще всего нам сейчас поехать в Белоруссию и там пожениться. Но для Ромы билет стоит около 80 тысяч, а для меня с ребенком и мамой, чтобы помогала, – еще дороже. Он там, в Китае, работает сейчас и на заводе, и в кафе родителей, плюс уроки китайского дает. Но пока у него не получается заработать столько денег.

Поэтому семейная жизнь у Юли и Ромы происходит в видеочатах. Даниэль тоже, как может, участвует в общении родителей.

Даниэль Ван
Даниэль Ван

– Рома поет ему песни на китайском, говорит – пусть ребенок с детства знает два языка. А Даниэль в ответ просто улыбается – не знаю, что он понимает. Но ощущение семьи все равно какое-то есть: мы столько были вместе. Я для себя решила так: бывает же, что парень в армию ушел. И я его сейчас будто из армии жду. Иногда форумы читаю, кто оказался в такой же ситуации – и понимаю, что у меня ещё все неплохо! Пока рейсы в Узбекистан не открыли, сколько было историй: женщина с пятью детьми без работы, а муж за границей. Так что наш случай ещё не самый тяжелый. Когда-то же кончится пандемия.

Юлия Иванова
Юлия Иванова

Часто созваниваются с внуком и китайские родственники. Из-за разницы менталитетов и традиций воспитания молодой матери часто приходится выслушивать от них нотации.

Для меня 2020 год – это и самый счастливый, и самый ужасный год

– Честно говоря, долго привыкала к их культуре и вообще не понимаю, как они выжили – в таких условиях растят детей, – смеется Юлия. – На выписку из роддома (в середине сентября) они велели мне надеть шарф, шапку и теплые носки – иначе в старости буду болеть сильно. Вообще в Китае считается, что в первый месяц после родов женщина очень уязвима, она может только лежать и кормить. И нужно ее от любого ветра, от работы оберегать. Не дай бог полы мыть будет молодая мама! А не дай бог на видеозвонке они увидят, что сын лежит на боку – так я порчу почитаемый в Китае плоский затылок. А по мне, так это просто издевательство над ребенком. Памперсы у них тоже не в чести. Там лет до пять дети ходят с дыркой в штанах. Я уже думаю, сделать пару таких – специально для созвонов… Потом они узнали, что мы с сыном ходим на "грудничковое плавание", – говорят: "Вы что, сумасшедшие? Вирус, пандемия, а ребенка таскаете куда-то!".

Роману семья очень сочувствует. И впредь, отмечает молодой отец, ездить они будут только все вместе, чтобы всегда быть рядом.

Рома Ван Нань
Рома Ван Нань

– Для меня 2020 год – это и самый счастливый, и самый ужасный год. Счастливый – потому что мой дорогой сын родился. Стать отцом – это такое чувство, что я даже не могу рассказать, какое это счастье. Ты когда увидишь эту маленькую жизнь, то хочешь обнять, целовать, смотреть на него бесконечно, на своего самого симпатичного мальчика в этом мире. Но ему уже три месяца, а я не вижу, как он растет, как научился держать голову, переворачиваться. Меня не было рядом, ни когда он родился, ни во время беременности. Я не мог помочь и поддержать свою жену. Это совсем не то, о чем я мечтал: как мы будем счастливы, как будем вместе смотреть, как растет живот, как ребенок родится. А сейчас я все это пропустил. Я не был с ней в самый сложный период – и такое чувство полной беспомощности! Да, есть телефон, но в жизни ты ей не можешь сказать ничего, поддержать. Это просто ужасно, – рассказывает Роман.

В новом году у него только одно желание – скорее встретиться с женой и сыном.

– Ничего мне не надо уже. Я раньше никогда не мог подумать, что такое может быть. Никогда не ценил ежедневные моменты, когда твои близкие рядом. Как обычно жил – пришел с работы, чуть-чуть поговорили. Но теперь я знаю, что такие моменты нужно ценить, потому что никогда не знаешь, когда в каком-то моменте что-то случится, и ты потеряешь все это. Вот сейчас я сижу, и думаю: "Мой ребенок никогда меня не видел, только по телефону. И для него ты просто чужой человек. И он не знает даже, что такое папа – может, его вообще в мире не существует", – говорит Роман. – Сейчас одного хочу – чтобы этот ужасный сон быстрее кончился, нам всем нужно просыпаться.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG