Ссылки для упрощенного доступа

Коронавирус и новые баррикады


Илья Латыпов

Год заканчивается. И я как психолог не могу припомнить, в каком ещё году общемировые проблемы так сильно беспокоили бы моих клиентов, которые всё-таки чаще обращаются ко мне с проблемами более личными и внутренними. Но события уходящего 2020-го врывались во внутренние миры, творя там хаос и растерянность.

Этот год, конечно, усилил и без того очевидную энтропию нашего общества, которое распадалось на все новые и новые группы и подгруппы, несклонные к компромиссам, неспособные к диалогу и попыткам найти общий язык, но готовые биться друг с другом до последнего во имя собственной правды. Коронавирус разделил и продолжает разделять людей не только на "отрицателей" и тех, кто признает его опасность. Нет, этого оказалось мало. Трещины побежали дальше, порождая все новые и новые рубежи противостояния: "масочники" против "антимасочников", "карантинники" против "антикарантинников", сторонники жесткого локдауна против тех, кто за мягкие его формы. "Шведы" и "белорусы" против всего мира. Во второй половине года активизировалась давняя, но обновленная вражда "прививочников" и "антипрививочников", причем даже в среде тех, кто за прививки, люди умудрились понастроить баррикад, споря, какими прививками от коронавируса лучше прививаться и когда именно нужно прививаться (как можно скорее или лучше подождать). Склонность людей дробиться на микрогруппы и враждовать друг с другом – не новость, но в этом году она проявилась так ярко, как не проявлялась, возможно, еще никогда в последние десятилетия. Выброшенные из привычной жизни (при неясности того, когда все нормализуется – и нормализуется ли вообще), люди ищут опору в жестких убеждениях и готовы биться за них. Ценность диалога как поиска точек соприкосновения снизилась до минимальных значений, на первый план выходит древний вопрос, всегда актуализирующийся во времена потрясений: "Ты с нами или против нас?" И тогда нарастающая разобщенность приводит к тому, что возрастает потребность в поддержке и близости со стороны "своих" – потому что слишком уж враждебной становится внешняя среда.

И все это в России на фоне усиливающейся политической реакции. Среди людей, оппозиционно настроенных к российской власти, я наблюдал нарастание отчаяния и обреченности. Этот год воспринимается ими как год окончательного поражения, когда власть добилась всего, чего хотела, в счет их будущего. Надежд на изменение политического строя все меньше, особенно после летнего голосования по Конституции, и на смену попыткам хоть какого-то активного противодействия (затрудненного, кроме прочего, еще и карантинными мерами) приходит пассивная агрессия в виде злорадства при тех или иных неудачах российской власти или же активного высмеивания её очевидных просчетов.

Не случайно история с отравлением Навального породила столько мемов. Весь этот сардонический хохот над ФСБ – разрядка накопившегося напряжения, когда уже невмоготу возмущаться, бояться, раздражаться, злиться и удивляться очередным репрессивным действиям и репрессивным законодательным инициативам российских властей. Расхожая фраза Бомарше "я спешу посмеяться над всем, иначе мне пришлось бы заплакать" в декабре оказалась удивительно кстати. Потому что, увы, очень многим хочется плакать.

Стрессы этого года – отмены планов, сидение почти что взаперти с детьми, дистанционное образование, сорванные отпуска – все вылилось в хронический стресс и общую повышенную тревожность. Однако есть исключения, и особенно заметно оно у некоторых трудоголиков. Как призналась мне одна женщина, она с переходом на "удаленку" впервые по-настоящему расслабилась. Не нужно вскакивать ни свет ни заря. Дети уже самостоятельные, а поэтому можно спокойно выпить кофе, не мчаться в ледяную тьму искать свой автомобиль, торчать в пробках, общаться с теми коллегами, с которыми не очень-то хочется вообще видеться…

Тем не менее, большинство людей признаются – год был необычно трудным. Многие очень устали и выгорели. Некоторые пытаются вести прежний, привычный образ жизни и все равно удивляются – куда деваются силы, я же живу как обычно? Но игнорировать внешнюю ситуацию невозможно – так или иначе, она влияет на нашу психику. Тревога, связанная с болезнью, все равно присутствует, даже если внешне – бравада и "да не опасен он, этот ваш коронавирус". И чем больше этой внешней бравады – тем сильнее запрятанный вглубь страх (потому что тот, кто не боится, не нуждается в громогласном провозглашении собственной храбрости). Игнорирование – одна из худших реакций на стрессовые обстоятельства. Ведь как мы можем позаботиться о себе и своем состоянии, если "как бы все нормально"?

Главный психологический итог года – эмоциональная усталость. И в этой ситуации очень важной становится способность относиться не только к близким, но и к себе самим с эмпатией, умение отстраниться на время от внешних проблем и заняться собой. Даже на войне солдатам дают увольнительные, потому что невозможно быть все время на передовой и не нанести непоправимого вреда своей психике. Мне кажется, многие из нас сейчас как никогда прежде нуждаются в этой "увольнительной". Хотя бы на время праздников.

Илья Латыпов – психолог, Хабаровск

Высказанные в рубрике "Мнения" точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG