Ссылки для упрощенного доступа

Расселение из ветхого и аварийного жилья на Сахалине сопровождается скандалами и судебными исками

Программа расселения ветхого жилья на Сахалине как будто бы развивается очень успешно, новые дома активно строят, людей переселяют. Только оказалось, что переезжать приходится тем, кто этого не хочет, а семьи, которые нуждаются в новом жилье, оказались в конце очереди на переселение.

Пять лет назад Владимир Путин одним из майских своих указов потребовал от глав регионов до сентября 2017 года переселить обитателей ветхого и аварийного жилья в новостройки. По итогам 2016 года Сахалин вошел в пятерку областей с самыми быстрыми темпами жилищного строительства. На Дальнем Востоке он абсолютный лидер – 40% от всех построенных в ДФО квадратных метров. В начале февраля власти островной области отчитались перед центром: чтобы окончательно решить проблему с жильем, которое признано аварийным до 2012 года, требуется построить еще всего 53,5 тысячи квадратных метров. Контракты заключены, строительство ведется, а значит, уже этим летом все проблемы с аварийным жильем в крае будут решены. Только выясняется, что во многих районах этот процесс этот сопровождается скандалами и судебными исками.

Смирныховский район, расположенный в самом центре Сахалина, – один из лидеров по строительству нового жилья. Новостройки появляются не только в райцентре, но и в селах Рощино, Победино и Буюклы, где новые дома не строили более 30 лет. Однако обитатели ветхих бараков без воды и канализации на быстрое решение жилищного вопроса могут не рассчитывать. Первыми в списках на переселение оказались люди, вполне довольные своим нынешним местом жительства, – переезжать в новостройки они наотрез отказываются.

Сахалин. Село Буюклы
Сахалин. Село Буюклы

Владимир Климин – человек по меркам Буюклов зажиточный. Его семья владеет магазином. Дом соответствует – ухоженный. А еще есть большой двор, много приусадебных построек, баня и огород. И вот Климина заставляют переезжать в недавно построенную по программе переселения трехкомнатную квартиру.

Переселяйте бабушек, которые в туалет на улицу ходят, а нас оставьте в покое!

– Переселяйте бабушек, которые в туалет на улицу ходят, а нас оставьте в покое! – возмущается Владими Климин. – Я приводил в свой дом министра строительства области Вадима Залозного, когда он приезжал в Буюклы, он согласился, что дом хороший и в нем жить и жить.

Типичный буюкловский дом с собственным участком земли
Типичный буюкловский дом с собственным участком земли

Раньше Буюклы были богатым селом. Работал большой совхоз, был лесхоз, леспромхоз, домостроительный комбинат. Население доходило до 10 тысяч человек. Сегодня здесь живут 959 человек, и 453 из них безработные. В селе есть школа, дом сестринского ухода, амбулатория, маленькая пожарная часть. Другой работы тут нет, люди в основном живут подсобным хозяйством. А в новостройках приусадебного участка нет. Централизованного отопления тоже нет, а значит, придется закупать уголь. Непонятно даже где его хранить – сарай поставить негде.

Как получилось, что в сельских новостройках не предусмотрена земля для огорода и прочего необходимого на селе хозяйства, объясняет глава Смирныховского района Николай Козинский. Оказывается, выделять или не выделять дворовой участок – это право подрядчика. Не захотел подрядчик – заставить нельзя. Аукцион провели только на строительство 18 квартир, приусадебные территории в госконтракте не значились. Буюкловские новостройки и так обошлись областному бюджету в 74 миллиона рублей. Но главное – переселяют в них сейчас совсем не тех, кто в этом переселении остро нуждается.

Буюкловские новостройки, в которые люди не спешат переезжать
Буюкловские новостройки, в которые люди не спешат переезжать

Владимир Климин совсем не хочет менять обжитой дом на предоставляемую государством новостройку. Но, как выяснилось, обязан. Его дом значится в списке аварийных с 2007 года. Якобы тогда сотрудники районной Смирныховской администрации провели обследование дома Климина и составили акт, по которому жилье признано нуждающимся в расселении.

Ветхость полувековых времянок, в которых нет воды и "удобств", не зафиксирована, а на относительно новые квартиры необходимые для переселения документы есть

– Ситуация у нас и правда неординарная. Первыми в очереди на переселение оказались жильцы более новых и хороших домов, – соглашается руководитель территориального органа село Буюклы Оксана Степаненко. – Я в тот момент местную администрацию не возглавляла, пришлось провести расследование, и выяснить, почему так вышло. Оказалось, после сильного наводнения, которое произошло в 80-годах, власти стали строить в Буюклах жилье. Туда проводили коммуникации, дома приняли на баланс, их жильцы оплачивали коммунальные счета. Одновременно в селе стояли дома, построенные еще в 50-х годах, как времянки – без воды и канализации. Их жильцы ни за что не платили. Позднее новые дома стали ветшать. И если жильцы "бесплатных" неблагоустроенных домов привыкли справляться сами, то те, что платили за обслуживание, потянулись с жалобами на протекающие трубы или прохудившуюся крышу. По их мнению, раз органы ЖКХ берут с них деньги, то и помогать должны. Денег у местной администрации на ремонт не было, но специалисты приходили, составляли акты по жалобам. Так и получилось, что ветхость полувековых времянок, в которых нет воды и "удобств", не зафиксирована, а на относительно новые квартиры необходимые для переселения документы есть.

Но буюкловцы говорят, что никакого обследования домов вообще не было.

– Нет никаких документов! Нам дали посмотреть якобы составленный у нас акт. Но там нет нашей подписи и быть не могло, – категорично заявляет Валентина Костюченко. Ее с семьей также пытаются насильно переселить в новый дом. – Акт датирован 25 февраля 2010 года. У меня муж много лет ведет дневник. Мы посмотрели его записи – в тот день циклон завалил район снегом. Дом засыпало по крышу, мы весь день чистили двор. И никто к нам ни с каким обследованием не приходил.

Дом у Костюченко выгодно отличается от многих в деревне. Владельцы сами меняли в нем коммуникации, даже фундамент обновили, для этого здание поднимали домкратами. Здесь есть все, что требуется в селе, – ухоженный приусадебный участок, теплица, сарай для техники. Жить здесь собирались долго. Тем не менее, в декабре семья получила письменный ультиматум с требованием в трехдневный срок переехать в новостройку. Когда Костюченко отказались это сделать, муниципальные власти подали на семью в суд.

А семья Костюченко подала встречный иск к смирныховской администрации, требуя признать "Акт о непригодности жилья", составленный на их дом и датируемый 2010 годом, недействительным. Аналогичный иск подал Владимир Климин и еще несколько семей из сел Буюклы и Рощино. Но суды затягиваются. Первое заседание у Костюченко было назначено на 20 февраля. Но было перенесено на 27 марта. Рассмотрение иска Климиных отложено на 3 марта. На конец февраля назначены заседания по обращениям других сельчан, не желающих переселяться.

Меня хотят выгнать из моей собственности. Я буду судиться, пока денег хватит

– Достоверность бумаг, по которым нас хотят выгнать из своих домов, можно оценить по одному факту – мое жилье в собственности, оно приватизировано много лет назад, но администрация этого даже не знала, они полагали, что дом в социальном найме, – говорит Климин. – Меня хотят выгнать из моей собственности. Я буду судиться, пока денег хватит.

Чиновники официально ситуацию комментируют неохотно, говорят, что переселение из ветхого и аварийного жилья – федеральная программа, один из индикаторов, по которым президент оценивает работу губернатора, поэтому ее кровь из носу надо исполнять. Созданы списки аварийных домов – необходимо их придерживаться, а переселить более нуждающихся нельзя, за этим строго следит прокуратура.

Впрочем, как раз прокуратура дала буюкловцам заключение, что акты, по которым происходит выселение, незаконны.

– Там написано, что акты о признании жилья аварийным может выдавать только ведомственная комиссия, – говорит Владимир Климин. – Никакой комиссии создано не было. Но беда в том, что само по себе постановление прокуратуры отменить переселение не может. Оно дает основание обращаться в суд и признавать акты недействительными.

Они в таком ужасе живут – печка дымит, в стене трещина. Почему их не переселяют? Им же это просто необходимо

– Я медик, работаю в поликлинике и хожу по вызовам, – рассказывает Валентина Костюченко. – Сколько насмотрелась развалюх! Не так давно была на выезде – мать и трое детей маленьких, младшему всего год. Они в таком ужасе живут – печка дымит, в стене трещина. Почему их не переселяют? Им же это просто необходимо. Мать говорит, что куда только не писала, просила жилье, везде отказ. Почему к нам привязались?

Живущая в доме №1д по улице Спортивной Валентина Кошкина уже несколько лет обивает пороги сельской и районной администрации с просьбой дать новую квартиру:

– Мой барак на две семьи без удобств и буквально разваливается на части. В 1998 году у соседей провалился пол. Они купили новую квартиру и уехали, а мы остатками бруса с их половины как могли укрепили свою. Но это мало помогает. Дом стоит в ямке, он ниже уровня дороги, и когда тает снег, вся вода стекает к нам. От сырости и плесени мы избавиться не можем. Но новое жилье нам не дают. Подала в суд, может, так получится выбить квартиру. Заседание состоится 6 марта.

Впрочем, несколько семей в Смирныховском районе все-таки отметили новоселье и уже живут в новых домах. Живут непросто. Семья Михаила Кузьменко получила квартиру в новостройке в марте 2015 года. И с тех пор не прекращает борьбу с плесенью в доме.

– В первую же осень по квартире поползла плесень, – рассказывает Михаил. – Мы сумели достучаться до застройщика, и какие-то работы строители провели. Ситуация улучшилась, но через полгода, весной снова полезла сырость. Сейчас у меня все стены в плесени, на ночь на подоконники кладем тряпки, а утром выжимаем из них по пол-литра воды. У нас есть заключение эксперта, что все это последствия несоблюдения технологии строительства. Устранять их должен застройщик, да только сейчас его в районе уже нет. К властям обращались много раз, но помощи или просто ответа нет.

По словам строителей, конденсат скапливается из-за перепадов температур в пустующих квартирах, мол, как только их заселят и жильцы будут топить котлы, то сырость исчезнет. Но люди не очень верят строителям.

Вадим Цуканов в очереди на переселение стоит в первых рядах. Однако перспектива переезда в новостройку его не радует:

– Сейчас у меня дровяная печка и гнилой пол, а там необходимость таскать ведра с углем и плесень. Не очень хочется менять свой дом со старыми проблемами на квартиру с новыми проблемами.

Вадим Цуканов
Вадим Цуканов

В итоге из 18 построенных в селе Буюклы новых квартир сейчас заселены только девять. Жители села – и те, что ждут переселения, и те, что хотят его отменить, – ходят по судам. Судебные разбирательства при этом периодически принимают совершенно неожиданные повороты.

Нас спрашивали: раз мы отказываемся уезжать и считаем жилье пригодным – значит, соседке квартиру дали незаконно? Вот зачем они на нас лбами сталкивают?

– У нас двухквартирный дом. Соседка получила по программе переселения квартиру в пригороде Южно-Сахалинска и переехала, – рассказывает Валентина Костюченко. – На суде по иску администрации, где мы выступали ответчиками, нас спрашивали: раз мы отказываемся уезжать и считаем жилье пригодным, значит, соседке квартиру дали незаконно? Вот зачем они на нас лбами сталкивают?

Казалось бы, в этой ситуации логичнее было бы провести новое обследование домов, выявить действительно аварийные, переселить тех, кто этого хочет, и не трогать тех, кто желает остаться в своих домах. Но времени на это у властей, видимо, нет. Идет гонка по выполнению майского указа президента. Администрация Смирныховского района свои иски из судов не отзывает, а значит, буюкловцам и рощинцам весь 2017 год придется провести в судах. Радостного новоселья в этом районе, кажется, ни у кого не предвидится.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG