Ссылки для упрощенного доступа

В центре Барнаула, столицы Алтайского края, в подвале детского сада больше 30 лет живут люди, некоторые с детьми. В ужасных условиях, но все по закону. Когда-то руководство образовательного учреждения так решило жилищный вопрос: разрешило сотрудникам проживать по месту работы, пока стоят в очереди на нормальные квартиры. С развалом СССР временные помещения обитателей "подполья" превратились в постоянные, а сами люди – в заложников муниципальных властей, которые сейчас просто решили выгнать жильцов на улицу.

В подвальном полумраке десятилетняя Вика Мордасова рисует на листе большой красно-оранжевый дом с желтыми окнами, в котором она мечтает жить, разноцветную семью со счастливыми улыбками. Краски, которыми расписана ее реальная жизнь, гораздо мрачнее тех, что на картинках. Вика Мордасова живет в подвале детского сада, там ее дом. Средь бела дня над Викой мерцает светодиодная лампа, которая горит здесь, в подземелье, почти всегда. Естественного освещения не хватает. Половину оконного проема "съедает" стена цокольного этажа. Электричество здесь тоже дают с перебоями.

– У нас 10 кошек и 3 собаки. Кошки нужны, потому что раньше очень много крыс было – мы от них как-то с бабушкой даже убегали! – рассказывает Вика.

Вика Мордасова
Вика Мордасова

​Там наверху, над жильцами подвала, детский сад №261 "Истоки" – элитное барнаульское дошкольное учреждение, которое находится по адресу: Червонная, 8. Это самый самый крупный детсад в Алтайском крае, он входит в сотню лучших в регионе. Там есть даже своя цифровая лаборатория. Садик и подвал находятся почти в центре города – в ста метрах от главной улицы – проспекта Ленина. Рядом – лицей, институт экономики и новый торгово-развлекательный центр. То, что там же, в центре краевой столицы, люди более 30 лет живут в подвале, городских чиновников не смущает. Вика Мордасова, к примеру, подвальный жилец в третьем поколении. Делит 17 квадратов вместе с бабушкой и 2-летним братом Максимом (их периодически забирает мать, живущая не по прописке). По соседству в комнатке чуть больше живет Олег Вершинин, еще в одной – пенсионерка Татьяна Гаськова с сыном, в другом крыле прописана бабушка Зоя Пасаженникова. Они – последние из "обитателей подземелья", успевших прописаться. Остальные выселены по суду или сбежали сами.

В центре краевой столицы люди более 30 лет живут в подвале

– А нам в администрации говорят: "Если не выгоним, то вперед ногами отсюда вынесем – сами сдохнете", – жалуется 65-летняя Татьяна Гаськова. – Проработали всю жизнь, а за добросовестный труд мы остались никому не нужны: ни садику, ни администрации.

Еще один обитатель подвала – Вячеслав Смирнов – рассказывает, как его 70-летняя мать Татьяна Волкодав работала в этом здании с 1984 года сначала уборщицей, потом – посудомойкой и нянечкой, здесь родился и вырос ее сын. За добросовестный труд и дали жилье прямо по месту работы – 20-метровую комнату в подвале. С тех пор, по словам Вячеслава, здесь ни разу не проводили ремонт:

– Трубы лопаются и текут, но их даже нам самим не починить, – рассказывает Вячеслав Смирнов, – воду не дают перекрыть. Администрация садика не заинтересована в том, чтобы мы быт наладили. Вода постоянно течет, причем кипяток, летом – страшная духота в сочетании с подвальной влажностью. Зимой из-за снега не видно ничего, тем более когда электричество выключают. Весной – потоп: талый снег к нам бежит, а осенью – пыль. И все потому, что живем буквально ниже плинтуса.

Подвальное помещение
Подвальное помещение

​– В 1978 году мне дали здесь комнату, мы сначала все вместе здесь жили – с мужем и двумя детьми, – вспоминает жительница подвала Татьяна Гаськова, отработавшая в этом садике без малого 30 лет. – Сейчас и бомжами нас называют, и ханыгами, и пьяницами. Говорят про нас, что мы пьяные, с сигаретами выходим и пугаем детей, а еще собак на них натравливаем.

Здесь на всех общий душ, санузел, которые вот-вот развалятся. Коммунальную автоматику заменяют ведра и тазики, а слив – это незакрывающаяся дырка в полу размером с баскетбольный мяч. Отсыревшие и прогнившие стены коридоров, проломы в стенах, заваленные кирпичными обломками. Татьяна Гаськова с мужем и детьми переехала в Барнаул в конце 70-х, устроилась в детский сад техничкой и ночной няней. Как сотруднице детсада ей тоже дали жилье в подвале. В 1988 году Гаськовы туда прописались, встав в очередь на нормальное жилье. После развала СССР семью, как и остальных прописанных в подполье, из списков на новое жилье выкинули. Временное, как водится, стало постоянным. Но и в новой России уже на заслуженном отдыхе женщину ждал неприятный сюрприз: ее вместе с соседями начали выгонять из единственного угла.

– При предыдущей заведующей, отказавшейся говорить против нас на судах, здесь немного поддерживались условия, – добавляет Олег Вершинин, сын Татьяны Гаськовой. – По выходным она разрешала обойти наше жилье с другой стороны, чтобы помыть окна, убрать мусор, антенну поставить телевизионную. Сейчас даже телевизор с перебоями показывает, потому что администрация садика антенну нормально не дает поставить.

Людям, по сути оставшимся на улице, ничего не оставалось, как обратиться в Верховный суд

В 2014-м оставшихся "подпольщиков" начали заваливать исками о принудительном выселении, ничего не предлагая взамен. Мотивировка комитета по управлению муниципальной собственностью администрации Барнаула была железной: люди якобы незаконно заняли помещение, которое не предназначено для проживания. Суд Железнодорожного района тогда встал на сторону простых людей. Но мэрия пошла дальше – подала апелляцию в краевой суд, который, в свою очередь, поддержал муниципальные власти. Людям, по сути оставшимся на улице, ничего не оставалось, как обратиться в Верховный суд. Вопреки всему, процесс в высшей инстанции они выиграли: право на подземные квадратные метры доказано, жить в подвале детского сада разрешили. Справедливость, казалось бы, восторжествовала. Но, не добившись выселения по закону, администрация теперь уже детского сада, по словам детей подземелья, начала действовать силовыми методами.

Татьяна Гаськова
Татьяна Гаськова

​– Мы по году жили без света – общий рубильник от подвала находится на территории сада. Поэтому, когда завхозу приказывали, он кнопку нажимал – и жизнь у нас прекращалась, – рассказывает Олег Вершинин. – Перекрывали воду, дошло даже до того, что нам объявили энергетическую блокаду: просто перестали брать платежи по тарифам, чтобы выселить как злостных неплательщиков.

Нам объявили энергетическую блокаду: просто перестали брать платежи

Мало того, заведующая детским садом Татьяна Бочкарева регулярно спускается в подземелье, чтобы лично надавить на неудобных жителей. Люди снимают подобные "рейды" на мобильный телефон и делятся с журналистами. Во время последнего визита заведующая заявила: "Это мое помещение – живите в другом месте!"

Противостояние с муниципалитетом и заведующей "подпольщики" объясняют по-своему. По их словам, городским властям просто не выгодно такое соседство. Территорию с детсадом делят "имиджевые" учреждения: центр отдыха, детский оздоровительный лагерь. Еще часть подвала сдали в аренду ИП "Алтухов", организация достраивает здесь спортивный центр и тоже людей из подвала пытается вытравить. С директором организации Александром Алтуховым связаться не удалось, но получилось поговорить с бывшим сотрудником центра, работавшим под его началом.

– Я увидел, что там какие-то конфликты, постоянно унижают живущих в подвале людей, – рассказывает Владимир Юрин, бывший тренер из ИП "Алтухов". – Когда первый раз спустился в подвал, сказал начальнику: "Тут же люди живут! Как тренировать-то?" На это мне сказали: "Это вопрос времени! Это бомжи здесь живут, давай вместе их выживем, а ты на освободившейся территории старшим тренером будешь!" И между собой тренеры постоянно обсуждали, как выдавливать людей. Я понял, что так не смогу, и уволился!

Чтобы защититься от нападок заведующей и влиятельного бизнесмена, подземные жильцы взяли из приюта трех собак и держат их в своем коридоре.

Подвальное помещение детского сада №261 в Барнауле
Подвальное помещение детского сада №261 в Барнауле

​– Собаки не кусаются, но начинают гавкать, когда к нам идет кто-нибудь незнакомый. Уж если власти не могут за нас заступиться – защищаемся сами, как умеем. Нам же напрямую говорили, чтоб мы здесь не ходили вообще и сидели безвылазно по комнатам, – объясняет Олег Вершинин, который уже пострадал от побоев бизнесмена Александра Алтухова.

Сейчас подвальные жильцы снова в очереди на получение жилья, как малоимущие. Они числятся в третьей сотне списка. За последние 5 лет, по официальной информации Комитета ЖКХ Барнаула, помещения предоставлены только двум гражданам из этой очереди. Получается, что при такой скорости выдачи жилья, люди получат квартиры примерно через 121 год. Если доживут.

– Право на получение жилья вне очереди они реализовать не могут из-за казусов законодательства. Дело в том, что признать подвальное помещение непригодным для проживания невозможно. Закон предусматривает порядок признания непригодными только изначально жилые помещения, – объясняет Ирина Пироженко, юрист из общественной приемной, которая уже больше двух лет помогает людям отстоять их право жить по-человечески.

К людям в подземелье даже спускалась специальная городская комиссия

По словам юриста, в июле этого года было подано заявление в суд. В нем говорится, что администрация города обязана предоставить жильцам подвала помещение вне очереди, потому что люди проживают в ненадлежащих условиях. К людям в подземелье даже спускалась специальная городская комиссия, которая, правда, отказалась рассматривать заявление граждан.

– Комиссия отказала нам на том основании, что не могут они работать с изначально нежилыми помещениями, потому что это – подвал. Дальше ответ такой: "Теперь докажите что эти помещения непригодны для проживания!", то есть все равно что докажи, что ты не верблюд! – добавляет Ирина Пироженко. – Мы обратились к губернатору Алтайского края Александру Карлину, в приемную Президента России Владимира Путина и в Генеральную прокуратуру. Прошел ряд проверок по нашим обращениям, но ответ от городских властей пока один: вне очереди получить жилье невозможно. Кроме того, в течение всего этого времени с 2010 года руководство здания не принимает платежи за коммунальные услуги. Дело о "тарифной блокаде" сейчас находится на стадии кассационного обжалования в президиуме Алтайского краевого суда. Чтобы признать эту ситуацию незаконной и искусственно созданной владельцами здания, людям, похоже, снова придется идти до Верховного суда. Но мы планируем и дальше отстаивать свои права.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG