Ссылки для упрощенного доступа

"2018 год, ты подаешь нам знаки?"


Любовь Барабашова

За несколько часов до наступления Нового года мы рассматривали на свежем снегу следы в проулке, ведущем к нашему дому.

– Может, Дед Мороз приходил? – спросил сын.

– Конечно, Дед Мороз, он тебе под елкой подарок оставил! – праздничный угар выключает мозги, и вместо того чтобы подумать, откуда в нашем поселке, стоящем почти в лесу, эти следы незнакомца, мы поддерживали разговоры о чудесах. И поначалу даже не заметили, что из коридора пропала сумка.

Потом мы разглядывали фото из полицейского архива. Пришлось признать, что человек, приходивший к нам, вовсе не похож на доброго волшебника. Лет 50, в очочках. Рецидивист.

2018 год, ты подаешь нам знаки? Перестань, нам еще президента выбирать

Ближе к одиннадцати вечера посыпались СМС от банков. Вор за полчаса ухитрился сделать 10 покупок (его даже зафиксировали камеры наблюдения, и именно эти снимки нашего "гостя" мы потом и рассматривали в полицейском участке). Продавщицу не удивило, что покупатель расплачивается за каждую вещь отдельно, стараясь, чтобы покупка была меньше 1000 рублей (одна так прямо 999 рублей). Она не могла не понимать, что он делает это, чтобы не вводить пин-код. Но ей было все равно.

Мы проводили 2017 год, истерично обзванивая банки с просьбой заблокировать карты, а 2018-й встретили в полиции, подавая заявление о хищении и давая пояснения.

На главной площади в Южно-Сахалинске в это время пылала главная городская елка. Загорелась от пущенного кем-то фейерверка. Пылала она под смех и улюлюканье толпы. От пожарной части до площади метров 300. Пожарные прибыли через полторы минуты. Еще минут 10 пытались растолкать горожан, ставших стеной и снимавших огонь на телефоны. Кадры с 25-метровым факелом разместил в инстаграме даже Тимати. Больше 7 млн просмотров. Скорее всего, в памяти сахалинцев это и будет ценой елки, а не те 5,5 млн рублей, что власти за нее заплатили.

Количество шуток про "елочка зажгись" и "гори ясно" в соцсетях и мессенджерах уже к часу ночи перевалило за приличное. Пресс-служба мэрии в полвторого ночи рассылала релизы, что мэр приказал найти и наказать виновных.

2018 год, ты подаешь нам знаки? Перестань, нам еще президента выбирать.

А ведь ушедший 2017 год, казалось, ничего не предвещал. В этом году на Сахалине не было катастроф и громких скандалов. Вернее, скандалы были, но вот удивительно – громкими не стали. В 2017 году у Сахалина, одного из немногих регионов-доноров федеральные власти отобрали 68 млрд рублей. 20 лет, с середины 90-х годов Сахалин выстраивал нефтяные проекты во имя будущего благополучия. Деньги пришли в 2014 году. Спустя всего 3 года относительного благополучия Москва раскулачила слишком богатую, по ее мнению, область.

Губернатор Олег Кожемяко сначала громогласно отослал негативный отзыв на решение Москвы. А потом, уже тихонько, свой отзыв отозвал. То есть согласился оставить Сахалин без денег.

Это могло бы стать темой если не для скандала, то для большого разговора точно. Можно было бы обсуждать, почему в стране, которую один и тот же президент, с перерывом на обед, поднимает с колен уже второе десятилетие, количество регионов-доноров с 2006 года сократилось более чем в два раза. Почему стремительно нищают области и зачем регионам пробивать новые проекты, если, сколько бы ты ни заработал, деньги все равно отнимут и отправят в Дагестан и Чечню (самые крупные получатели федеральных дотаций)?

Все это можно и нужно было бы обсуждать. Но никакого внятного обсуждения не было – не то что на общероссийском уровне, но даже и на сахалинском.

А еще в этом году на Сахалине задержали за взятку очередного мэра. У главы крупного сахалинского портового города Корсакова Александра Рудакова, в отличие от многих его коллег, была безупречная репутация и эталонная карьера – крепкий хозяйственник из системы ЖКХ. Но вот его берут с поличным при получении нескольких сотен тысяч рублей от местного бизнесмена. Рудаков в СИЗО уже полгода, и его судьба, судя по информационной повестке, мало кого интересует.

Да и кого волнует мэр, когда бывший губернатор на скамье подсудимых и прокурор требует ему 13 лет колонии строгого режима. В начале 2018 года станет известно, каким будет приговор в отношении экс-главы региона Александра Хорошавина и трех его подчиненных. То, что будет обвинительным, мало кто сомневается. По крайней мере, у семьи Хорошавина уже конфисковали и пустили с молотка имущество. Вот, недавно Росимущество выставило на продажу хорошавинские "Лексусы", "Мерседес" и "Бентли". Какой тут может быть приговор после этого? Не возвращать же "Бентли".

В 2017 году Сахалин остался без лосося. Худшая за последние 25 лет рыбалка, катастрофическое падение популяции горбуши было предсказано учеными уже давно, но власти все равно сделали вид, что удивились. Реки остались без рыбы, она не смогла отнереститься, а значит, что и в последующие годы горбуша к Сахалину не придет. Целые города, жившие за счет рыбалки, остались без заработка, разоряются предприниматели.

Сахалинские медведи, нагуливавшие жир в верховьях рек, вылавливая горбушу и кету, остались голодными. Все лето они пытались найти еду возле человеческого жилья. Охотоведы вынуждены были застрелить почти две сотни медведей (в прежние годы убивать приходилось чуть больше 30 медведей в год). В области уже застрелили двух шатунов.

Но и ситуация с лососем не стала поводом для детального разбора. У катастрофы есть конкретные виновники – чиновники, которые многие годы разрешали и поощряли варварский перелов. Но ни один из них не понес ответственности. Власти, на фоне упаднических настроений рыбаков и отчаянного "мы же предупреждали!" экологов, заявили, что дадут "лососю отдохнуть". Но вот под занавес года Сахалинский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (СахНИРО) выдает заключение, что в Охотском море обнаружено небывало много молоди лосося и рекомендует вести в 2018 году промысел на всем побережье Сахалина. Прогнозы на вылов – 85 тысяч тонн, почти в три раза больше, чем в 2017 году. Именно на данных СахНИРО строится путина, поэтому не будет у сахалинского лосося никакого отдыха, ведь сказали же товарищи ученые, что рыба есть. А то, что товарищи ученые из СахНИРО за последние годы скомпрометировали себя своими прогнозами, на это плевать. На голодных медведей плевать особенно...

И все-таки не хочется, чтобы тон 2018 году на Сахалине задавал пожар на главной площади в новогоднюю ночь. Хочется, чтобы все на Сахалине было в наступившем году хорошо. И кажется, нужно для этого не так уж и много. Чтобы губернатор считал, что его ответственность перед людьми во вверенном ему регионе важнее его желания остаться в своем кресле. Чтобы ученые понимали, что их задача защищать природу и говорить правду, а не обслуживать рыбопромышленников. Чтобы чиновники поменьше воровали. Чтобы не было всем всё уже совершенно безразлично... Тогда, может, и жизнь как-то наладится. И люди будут счастливы. И медведи.

А пока в новогоднем представлении, которое на днях давали в городском парке, вырезали эпизод, где Баба Яга предлагает Лешему поджечь елку. Чтобы без ненужных ассоциаций. В итоге моя дочь Варвара лишилась здоровенного куска роли. А именно этот эпизод планировался как ее триумф. Большая характерная роль, женщина сложной судьбы. А тут весь экшн коту под хвост.

Любовь Барабашова – сахалинская журналистка

Высказанные в рубрике "Мнения" точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG