Ссылки для упрощенного доступа

26 и 27 марта на митинги перед зданием обладминистрации в Кемерове выходили тысячи человек, которые требовали расследования причин пожара и информации о количестве жертв. Оцепление на площади Советов перед зданием областной администрации в Кемерове выставили еще во вторник, сразу после многотысячных протестов. Его не сняли до сих пор. Площадь охраняют как сотрудники полиции, так и так называемые "народные дружинники" с непонятным статусом. На главную площадь города пускают только по спецпропускам, запрет касается в том числе и журналистов.

"Обращайтесь в пресс-службу, без комментариев", – отмахиваются от вопросов полицейские, которые стоят в оцеплении.

Внутри оцепления на площади оказались, например, детские площадки, на которых до пожара всегда было многолюдно. В кемеровских дворах таких нет.

К администрации без пропуска могут пройти только пострадавшие и родственники погибших: губернатор Аман Тулеев объявил, что с четверга начал принимать их лично.

Игорь Востриков в пожаре в торговом центре "Зимняя вишня" потерял всю семью: троих дочерей, жену и сестру. За прошедшую неделю он стал, возможно, самым известным жителем Кемерова. Именно после его поста в соцсети ВКонтакте, набравшего миллион просмотров, кемеровчане вышли к обладминистрации требовать отставки Тулеева.

Но после личной встречи с Тулеевым Востриков дал понять журналистам, что вряд ли будет звать людей на новые митинги.

"Аман Гумирович сам заинтересован в том, чтобы здесь по максимуму найти и установить всех виновных, никого он не собирается и выгораживать, утаивать, это 100%, – объявил Восториков на пресс-конференции после встречи с губернатором. – Понятно, что он будет содействовать расследованию. Он сказал, что никаких отставок не будет: только тюремные сроки".

Новые митинги за отставку кемеровского губернатора журналисты ожидали в субботу. Но кемеровчане, с которыми пообщались журналисты "Настоящего времени", в большинстве своем не собираются на них приходить.

"Я думаю, что я туда не пойду, я лично. Информация дается очень обширная, все ясно, – говорит мужчина средних лет. – Сейчас и так трудно, а усугублять – это несерьезно, непродуктивно и неправильно".

"Я думаю, до конца расследования нету смысла [митинговать], – замечает молодой человек. – Надо ждать информации".

"А смысл выходить? Бесполезно чего-то требовать, – замечает молодая девушка. – Да замнут все, уволят кого-нибудь, и будем дальше жить, ждать следующей трагедии".

Единственное место, которое пока напоминает о трагедии, – это народный мемориал рядом со сгоревшим торговым центром. Люди постоянно несут сюда новые цветы и свечи.

Материалы по теме

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG