Ссылки для упрощенного доступа

"Санкции отбросят нас на 30 лет назад"


Владимир Путин и Олег Дерипаска

Санкции, которые 6 апреля ввел Минфин США в отношении ряда россиян и компаний, по мнению некоторых экспертов, довольно ощутимо ударят по экономике сибирских регионов, где, в частности, расположены предприятия, входящие в активы Олега Дерипаски.

Уже в понедельник, 9 апреля, капитализация российского рынка акций снизилась более чем на 2,7 трлн рублей, или на 7%. Акции компании "РусАл", крупнейшие доли в которой принадлежат попавшим под санкции Олегу Дерипаске и Виктору Вексельбергу, упали более чем на треть. Компания – один из ведущих в мире производителей первичного алюминия и глинозема.

Значительная часть предприятий добывающей и обрабатывающей отраслей России сосредоточена за Уралом, и многие из этих компаний или их владельцев включены в санкционные списки – помимо "РусАла", это, например, некоторые филиалы принадлежащего семье Ротенбергов ООО "Газпром бурение" и структурные подразделения бизнес-группы "Ренова" Виктора Вексельберга.

Олег Дерипаска и Виктор Вексельберг
Олег Дерипаска и Виктор Вексельберг

Как именно отразятся экономические катаклизмы, связанные с санкциями, на регионах Сибири и Дальнего Востока? Есть ли возможность сгладить негативный эффект? Эти вопросы мы задали экспертам.

"Самые сообразительные ребята уже наготове​"

– Да, котировки акций компаний, принадлежащих Олегу Дерипаске, упали серьезно, на Гонконгской бирже аж на 50%, а у нас якобы на 20, – говорит специалист по фондовым рынкам Георгий Шаламов. – Публикация "кремлевского" списка 30 января 2018 года (доклад Минфина, представивший в конгрессе имена российских чиновников и бизнесменов, близких к российскому президенту Владимиру Путину, в отношении которых не исключались санкции со стороны США) в то время вызвала много смеха: "Ой, напугали списком, отжали телефонный справочник Forbes богатейших людей России". На самом деле этот список 6 апреля начал реализовываться, когда были введены санкции против конкретных людей, в том числе против Дерипаски.

Уверен, сибирским активам Дерипаски ничего не будет

Рынок ценных бумаг построен на новостях, и эта новость, в известной степени сгенерированная в США, спровоцировала падение курса бумаг российских компаний. Выводили свои активы в основном инвесторы зарубежные, что привело к снижению заодно и курса российской валюты, поскольку вывозят-то они доллары. В итоге курс доллара растет, а курс рубля падает – что мы и могли наблюдать вчера, когда произошел мощный скачок курса доллара.

– Насколько сильно падение фондового рынка скажется на предприятиях, расположенных в Сибири?

– Уверен, сибирским активам Дерипаски ничего не будет. Рынок ценных бумаг – это рынок ценных бумаг, а реальное производство, отлаженное на иркутских предприятиях Олега Владимировича, – это реальный процесс. Безусловно, каждое из местных производств рентабельно, и Иркутскэнерго, и алюминиевое производство – Братский алюминиевый завод и иркутский, работающие здесь на самой дешевой электроэнергии. Когда "колошматит" рынок алюминия, Дерипаска закрывает свои заводы на западе страны, но никогда не закрывает наши. Поскольку они даже тогда остаются рентабельными в силу дешевизны электроэнергии.​

–​ Каким будет вектор движения рынков?

– Рынок-то идет в рост: читаем, на Лондонской бирже в ходе торгов на фьючерсы цены на алюминий выросли на 0,4%, при этом за предыдущие два дня торгов алюминий подорожал на 6%. Фондовый рынок – это одно, а рынок реального алюминия – совсем другое. Так почему же наши иркутские предприятия должны испытывать какие-то трудности? Да, думаю, никаких сокращений штата не будет, не говоря уже о закрытии предприятий. Да и рынок ценных бумаг всколыхнулся, а затем постепенно начнет "устаканиваться", потому что есть реальный мировой спрос на алюминий, и есть предприятия Дерипаски, которые этот спрос удовлетворяют.

Думаю, к концу недели акции его предприятий вновь пойдут вверх, поскольку российские инвесторы не побегут продавать акции вслед за американскими. Считаю, самые сообразительные ребята уже наготове, и в полной мере воспользуются падением цен на активы "РуcАла". Как известно, входить на рынок надо на спаде. Деньги у них, я думаю, как раз есть – под давлением санкций российские инвесторы последнее время выводили деньги из западных активов, и не могут же они вечно в кэше сидеть, надо их куда-то пристроить. И желательно, в серьезное производство.

Российскому алюминию закрыли путь на Запад
Российскому алюминию закрыли путь на Запад

Профессор Байкальского госуниверситета Виктор Самаруха уверен, что обвал на бирже говорит о снижении капитализации "РусАла", и это ничем хорошим кончиться не может.

Почему стагнируем? Это надо спросить у Дворковича, Набиуллиной, Шувалова

– Я пока не могу всерьез говорить о причинах падения акций Дерипаски, но ничем хорошим это нам явно не грозит. Ну что там было из серьезного? Американцы подняли таможенные пошлины на 40% на импорт алюминия. Этого недостаточно для такого резкого падения курсов акций. Непонятен мне этот провал на фондовом рынке акций "РусАла", объективных причин-то нет. Конкретно на эту отрасль кризисная экономика России не влияет: мы потребляем от силы 20% всего произведенного алюминия. И это я серьезно округлил – остальное все на экспорт идет. И по хорошим ценам – через Лондонскую биржу металлов, где котируется алюминий по-прежнему высоко. Эти-то цены на сам металл не упали, упали цены на акции. Нет, не сказать, что это "ничего страшного". Это же означает, что капитализация предприятий упала, то есть производства получат меньше инвестиций.

Это, безусловно, удар, пока по имиджу самих компаний, производства. Страны в целом, поскольку алюминиевое производство лежит в основании нашей экономики. Все же котировки акций иллюстрируют устойчивость предприятий, их конкурентоспособность. И в данном случае была именно атака на них. Потому что причины провала, на мой взгляд, искусственные.

Вообще Россия на сегодня входит в двадцатку стран с самой активно развивающейся экономикой. Средний темп прироста экономики у этой двадцатки примерно на уровне 4% в год, а мы на нашем 12-м месте, дай бог, покажем 1% за прошлый год. Почему стагнируем? Это надо спросить у Дворковича, Набиуллиной, Шувалова – спросить, почему внутренние кредитные ресурсы недоступны для производства, и в действительности они получают лишь 0,5–0,1% от реальных потребностей? Почему олигархи, которых по версии Дворковича у нас нет, не инвестируют в российское производство? Почему у нас такой огромный взнос в производственные фонды?

–​ Попавшим в санкционный список олигархам и их предприятиям собираются помогать…

– Да, я слышал о том, что правительство обещает господдержку таким "просевшим" предприятиям, но не представляю, как можно реализовать эти обещания. Это же частный бизнес – Дерипаска может хоть завтра взять коммерческий кредит, но как поддерживать негосударственное предприятие из бюджета? У нас этот бюджет и так трещит по швам, сверстали-то с трудом. Но даже если найдутся деньги, тут нужны специальные законы, на основании которых будет выделяться господдержка. Просто так из бюджета и копейки взять нельзя. Другое дело – инновационная поддержка, там могут быть гранты, но тут у нас совсем иной случай.

Сами по себе иркутские активы Дерипаски, безусловно, устойчивы. Братский алюминиевый завод – крупнейший в мире алюминиевый завод, такого комплекса больше нигде нет: самые крупные мощности, 20 с лишним производственных корпусов, больше миллиона тонн производства в год. ИркАЗ, безусловно, меньше – вдвое с лишним меньше оборотов БрАЗ, но они оба по технологиям относятся к передовым заводам мира. Оба предприятия не раз брали первые места в мировых рейтингах по качеству металла. Что неудивительно: там не только крутые технологические наработки, но и стабильнейшие поставки электроэнергии, которая снимаются прямо с шин ГЭС: на один завод – с Иркутской, на второй – с Братской, колебаний никаких нет. Мощный инженерный комплекс. На ИрКАЗе недавно модернизацию провели неплохую.

Что касается аффилированности алюминиевого производства и гидроэнергетиков, вдаваться в детали не буду, но замечу, что тут влияет не столько принадлежность предприятий к определенным структурам – кто каким пакетом акций какого ОАО владеет, сколько многолетние соглашения, которые были заключены между комплексами. Реальную стоимость поставок электроэнергии нам никто не раскроет, это закрытое производство, но, однозначно, тарифы там так просто не изменишь – это единый комплекс производств, в исконной связке.

Неслучайно в СССР территориально-промышленные комплексы создавали прямо возле энергоустановок. Такого больше нигде нет – ни в Китае, ни в Канаде, ни в США. Зато у них все заводы припортовые, а у нас сначала в порт завозят глинозем, потом его "молотят" по железной дороге, и только тут, возле энергетических мощностей, выпускаем алюминий. Тем не менее любые траты, в том числе временные, на логистику сырья, рентабельность этих предприятий не портят. Объективных причин в сокращении штата сотрудников или оборотов производства я не вижу…

Регионы волнуются

Самое большое количество предприятий "РусАла" по производству алюминия, глинозема и добыче бокситов приходится на Красноярский край, Иркутскую область и Хакасию. По словам депутата заксобрания Иркутской области Владимира Матиенко, ряд городов региона в значительной степени зависят от предприятий Дерипаски.

– Нельзя не учитывать, что на предприятиях, частично или полностью принадлежащих Олегу Дерипаске, работает 170 тысяч человек – это по всей стране, по Иркутской области не знаю, но тоже очень много. Ряд городов региона почти полностью завязан на работу предприятий Дерипаски, неудивительно, что в Приангарье серьезно озабочены сложившейся ситуацией. К примеру, город Шелехов, где 40 тысяч жителей зависят от работы алюминиевого завода. Есть Братский алюминиевый завод – градообразующее предприятие для Братска, его жители также в большой степени живут за счет этого производства. Еще у компаний Дерипаски есть целый ряд социальных проектов в регионе – горно-лыжный курорт "Гора Соболиная", гостиницы. Как президент Иркутской федерации хоккея с мячом, очень хочу, чтобы падение курсов акций, казалось бы, такая далекая сфера, не повлияли на хоккейную команду "Байкал-Энергия", которую на сегодня полностью содержит "Иркутскэнерго". Потрясений, конечно, хотелось бы избежать. Хочется верить, что предприятия не остановятся, хотя шелеховчане и братчане, конечно, переживают, боятся остаться без работы. Безусловно, из-за санкций придется 80% алюминия, который сейчас идет на экспорт, в частности, в Европу и США, продавать другим странам, искать другие рынки сбыта. Потребуется серьезно переориентироваться. Например, продавать металл в Юго-Восточную Азию. Думаю, в итоге обойдется без остановки градообразующих предприятий, особенно в свете последних решений федерального правительства, которые вчера, выступая перед депутатами Госдумы, объявил премьер-министр Медведев, заявив о том, что Дерипаске, его компаниям, будет оказана серьезная помощь. Так что думаю, все будет нормально. Как из бюджета может получить деньги частный бизнес Дерипаски? Этого я не знаю, но в нашей стране возможно все! Один из вариантов – государство планирует покупать алюминий в госфонд резервный, то есть часть металла на внутренний рынок перевести. Если что. Для того чтобы остался на плаву Дерипаска.

Братский алюминиевый завод
Братский алюминиевый завод

Депутат красноярского заксобрания Иван Серебряков заявляет, что "РуcАл" тщательно скрывает свою финансовую деятельность, а значит, нет никакой ясности, какой урон понесет бюджет региона в случае возникновения проблем у предприятия.

– Сколько предприятие отчисляет в бюджет, является буквально военной тайной! – сказал он. – Какой урон экологии предприятия наносят, мы знаем, а что поступает в бюджет – нет. И это парадокс. На все мои запросы я получал ответ, что информация является закрытой даже для депутатов. "Норникель", например, постоянно отчитывается перед законодателями, а "РуcАл" мы последний раз шесть лет назад видели.

Новые санкции отразятся в большей степени на Сибири ввиду ее высокой концентрации добывающих и производственных отраслей

Старший научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН Ольга Валиева уверена, что последствия санкций для Сибири будут серьезными и негативными.

– Новые санкции отразятся в большей степени на Сибири ввиду ее высокой концентрации добывающих и производственных отраслей. Нефтяная и газовая отрасли уже несли определенное бремя санкций, которые сказались на запрете использования современных технологий добычи и переработки, на очереди оказалась цветная и черная металлургия.

Санкции связаны с введением квот и пошлин, запретом иностранным контрагентам выступать в роли заказчиков и партнеров. Отразится это, прежде всего, на валютных поступлениях, выручка от которых будет сокращаться, на поставках современных технологий, сырья и оборудования. Затем последует сокращение налогов и поступлений в бюджет, как следствие – сокращение персонала и занятости в смежных отраслях. Санкции отбросят нас на 30 лет назад.

Решение проблемы на данном этапе видится только одно – развивать и стимулировать внутренний спрос, собственное производство высокотехнологичных товаров и продукции третьего и четвертого переделов.

–​ Обсуждается создание офшоров в Калининграде и на Дальнем Востоке – для поддержки олигархов, попавших под санкции. Что это даст самим территориям?

– Идея принудительной офшоризации порочна сама по себе. Должны быть государственные приоритеты в развитии регионов, построенные на проектном управлении и подходах. Даже если средства пойдут всего в два региона, нет никакой гарантии, что они будут использованы во благо этих самых регионов и не разворуются на разных этапах, как это уже много раз случалось. В стране должны быть разработаны и созданы институциональные условия, стимулирующие развитие высокотехнологичных проектов, и для этого не обязательно создавать офшорные юрисдикции.

–​ Насколько существенной будет поддержка Кремля Дерипаске и другим пострадавшим олигархам?

–​ Судя по тому, что государство вложило 9 млрд рублей только в поддержку разорившихся банков, то, очевидно, стоит ожидать финансовые вливания и в новую группу бизнесов из санкционного списка. Надо добавить, что у нас высокая сумма внешнего долга – около 600 млрд долларов по корпоративным кредитам, именно они создают риски дефолтов для компаний. Если государство будет выплачивать долги за бизнес-структуры, тогда должны быть проработаны вопросы его вхождения в собственность, оценки экономической эффективности, качества управления и оптимизации.

"Прежде всего, нужно думать о Китае​"

Аналитик инвестиционной компании "Риком-траст" Олег Абелев на ситуацию смотрит оптимистичнее и видит спасение в движении на азиатские рынки.

–​ Я думаю, что не стоит сгущать краски, сильно негативного влияния быть не должно. Очевидно, что сейчас компания "РусАл" будет предпринимать все попытки уйти из публичной сферы в непубличную, после того как два крупнейших мировых депозитария Euroclear и Clearstream объявили, что с 7 мая приостанавливают операции по всем финансовым инструментам, выпущенным "РусАлом". Понятно, что этого стоило ожидать, в силу публичности собственников компании. Я думаю, что через какое-то время будут приняты попытки уйти на непубличность, возможно, будут осуществляться обратные выкупы акций у акционеров.

Второй момент – переориентация с западных рынков на восточные. У нас традиционно принято считать, что сибирские активы, которые производят какое-то благо, экспортируются сугубо в Европу, но все забывают про страны Юго-Восточной Азии, спрос в которых сейчас потенциально более высокий. Потребление алюминия и спрос на него в восточных регионах продолжает оставаться стабильным и даже, думаю, будет увеличиваться. Прежде всего, нужно думать о Китае. Как раз для сибирских активов это будет позитивом: издержки по транспортировке алюминия из Сибири в Китай будут значительно ниже, чем в европейскую часть.

Насколько реально создание офшорных зон в России?

–​ Вчера в правительстве звучали фразы о создании офшорной зоны на территории страны, в которой якобы будут получать поддержку подобные компании. Но пока это все на уровне разговоров. Я, честно говоря, не думаю, что в ближайшее время какие-то радикальные решения будут приняты. Нужно дождаться инаугурации президента, и после того, как будет сформирован новый кабинет, возможно, какие-то меры будут приниматься.

Промышленный эксперт Леонид Хазанов не уверен, что азиатские рынки способны принять на себя те объемы, которые предназначались американским потребителям.

Рабочих мест на всех может и не хватить. Происходящее может вызвать рост социальной напряженности

– По разным оценкам, на американский рынок у "РусАла" приходилось 10–20% продаж. Если компания производит около 3,5 миллиона тонн первичного алюминия в год, то на американский рынок она отправляла примерно 700 тысяч тонн металла. Если "РусАл" не сможет продать этот объем алюминия на другие рынки, на европейский или азиатский, то ему придется сократить производство первичного алюминия. Он может или остановить одно предприятие, либо он может сократить производство по нескольким заводам. Но поскольку у него большинство производящих алюминий заводов находится в Сибири, мы можем получить падение выпуска алюминия на сибирских заводах "РусАла". Это может затронуть Красноярский алюминиевый завод, Хакасский, Саяногорский, Богучарский и Новокузнецкий алюминиевые заводы.

– Есть риск, что люди лишатся своих рабочих мест?

– Безусловно, если остановится электролизная линия, на которой занято определенное количество работников, то их некуда будет устроить, поэтому придется сократить. Новокузнецк и Красноярск – это довольно большие города, но по сравнению с Москвой не очень. И если в Новокузнецке есть еще металлургический завод, то в Красноярске основное предприятие – это завод "РусАла". Рабочих мест на всех может и не хватить. Происходящее может вызвать рост социальной напряженности, падение налоговых поступлений в региональный бюджет, это может повлиять на те предприятия, которые являются поставщиками заводов "РусАла", потому что они могут не успеть расплатиться за какие-то услуги. Так произойдет, если "РусАл" не сможет образующее профицитное количество алюминия направить на другие рынки, кроме США.

– В течение какого времени такой сценарий может стать возможным?

​Думаю, до конца года мы это увидим.

По оценке Bloomberg, в результате падения стоимости акций российские предприниматели только за один день 9 апреля лишились 16 миллиардов долларов. По итогам "черного" понедельника "РусАл" предупредил инвесторов о возможности технического дефолта. Сам Олег Дерипаска за понедельник потерял более 1 млрд долларов и стал фронтменом ситуации, связанной с новыми санкциями.

В среду, 11 апреля, "РусАл" попросил клиентов расплачиваться в евро, а не в долларах, чтобы обходить санкции США. Об этом сообщили источники Reuters. По словам собеседника агентства, на такой переход потребуется определенное время. Источник также отказался называть банки, согласившиеся на это. В самой компании эту информацию не комментируют.

В среду же стало известно, что Нью-Йоркская товарная биржа из-за санкций Минфина США отменяет поставки металла российских брендов компании "РусАл" по фьючерсным контрактам. Речь идет о брендах Богословского, Кандалакшского и Надвоицкого алюминиевых заводов "РусАла", а также о продукции предприятий в Братске, Иркутске, Красноярске, Саяногорске, Новокузнецке и Волгограде. Изменения вступают в силу немедленно, говорится в сообщении биржи.

На открытии торгов на Московской бирже стоимость евро в среду превысила 80 рублей. Курс доллара поднялся до 64 рублей. Это пиковые значения с начала весны 2016 года.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG