Ссылки для упрощенного доступа

Россотрудничество объявило о запуске программы "Highly Likely Welcome Back, или пора домой!". По ней российские студенты, обучающиеся в Великобритании и других странах, "проявляющих недружественное отношение", могут вернуться обратно домой и продолжить обучение в МГИМО. Студентам также обещают помочь с трудоустройством на Дальнем Востоке.

Найдутся ли среди обучающихся в Великобритании российских студентов и магистрантов желающие принять участив в программе "Пора домой", выясняли "Сибирь.Реалии".

Алена Федотова окончила факультет коммуникаций, медиа и дизайна Высшей школы экономики, а теперь учится в магистратуре Goldsmiths в Лондоне:

– Почему Вы решили поехать учиться в Великобританию?

– Я знала, что лучшей магистратуры по моей специальности в российских вузах нет. Мне захотелось посмотреть на другой подход к образованию, узнать другую культуру, услышать вживую лекции тех ученых и исследователей, книги которых читала. Вдобавок не упустила шанс применить свой хороший английский язык, хвастая перед иностранцами, что так учат в обычной московской школе.

Алена Федотова в Лондоне
Алена Федотова в Лондоне

– Чем главным отличается учеба в Великобритании?

– Это очень индивидуальный вопрос, потому что в одной стране нет двух одинаковых школ или вузов, да и программы у всех разные. Преподаватели "старой школы" часто читают лекции по тем же материалам, по объему доходящим до нескольких книг, что были заданы как чтение на дом, – такие консерваторы не приветствуют, если их перебивают. "Место для дискуссий" – это семинары, на которых обычно обсуждается не столько прочитанное, сколько подготовленные доклады или примеры по теме. Также практически невозможно получить выше 80 баллов по 100-балльной шкале – чтобы не зазнавались. Большой разницы в творческих заданиях или требованиях к письменным работам с ВШЭ нет. Также в университете поощряется обсуждение затронутых в рамках курса проблем в контексте политики – студентов приучают иметь свое мнение по разным общественно важным вопросам.

Университет Goldsmiths
Университет Goldsmiths

– Может ли кого-то из наших студентов, обучающихся в Англии, заинтересовать инициатива Россотрудничества?

– Этот проект может быть оправдан для тех, кто действительно чувствует давление и дискриминацию по национальному признаку и жалеет, что переехал учиться за рубеж. Я этим пока не страдаю. Более того, я не чувствую негативного отношения из-за того, что я из России.

МГИМО планирует возвращать студентов на Родину, возмещая и время, и деньги?

Кроме того, я вообще не понимаю, как может быть осуществлен такой перевод из британского вуза в российский. Во-первых, многие британские бакалаврские и магистерские программы короче российских на целый год. Во-вторых, они дороже: многие российские студенты могут учиться в Великобритании и Европе только благодаря щедрым грантам и стипендиям, которые покрывают в том числе и проживание. МГИМО планирует возвращать студентов на Родину, возмещая и время, и деньги? Лично я до окончания курса уезжать никуда не планирую.

Тимур Хайров переехал в Англию в 2014 году. Сейчас он учится на бакалавриате по направлению "Машиностроение" в университете Бата, что на юге страны. В Россию в ближайшее время возвращаться не собирается, а хотел бы продолжить обучение в Великобритании в магистратуре:

– Я выбрал образование за рубежом, потому что российское не везде и не всегда востребовано. Мне бы хотелось иметь больший выбор в будущем. Поступать в университет Бата я решил, потому что это сильный вуз по моему факультету.

– В чем отличие российского и британского образования?

Инициатива Россотрудничества для меня непонятна. На мой взгляд, лучше бы предложили программу по обучению студентов за рубежом с последующим возвращением в Россию

Здесь обучение больше направлено на практику, чем на теорию. Кроме того, все студенты равны, нет никакой дискриминации. Существует placement year (год практики), когда можно где-то поработать между вторым и третьим курсом, что потом очень помогает и в учебе, и при дальнейшем трудоустройстве. В университете также помогают с работой, проверяют cover letters (сопроводительные письма), CV (резюме), дают советы, как правильно себя вести во время собеседования. Посещаемость лекций никто не проверяет, все презентации и другие учебные материалы выкладывают в интернет. Главное – сдать курсовые работы и экзамены. Это сложнее, чем в России, потому что курсовые всегда проверяют на антиплагиат, а во время экзаменов почти невозможно списать. Но минусы в таком образовании тоже есть. Мне кажется, все предметы подгоняют под средний балл. Бывает, думаешь, что великолепно сдал экзамен, а в итоге получаешь 70%. Случается и наоборот, когда получаешь оценку значительно выше, чем ожидал. Кроме того, у нас нет апелляций, оспорить свой балл за курсовую или экзамен в большинстве случаев нельзя.

– Как Вы относитесь к программе Highly Likely Welcome Back?

– Я не рассматриваю для себя возможность вернуться по ней в Россию. Никакого негативного отношения к себе я здесь не чувствую, все очень вежливые. Бывает, надо мной подшучивают друзья или коллеги, но я бы точно не назвал эти шутки обидными. Сама инициатива Россотрудничества для меня непонятна. На мой взгляд, лучше бы предложили программу по обучению студентов за рубежом с последующим возвращением в Россию.

Что касается перевода из британского университета в МГИМО, мне сложно представить человека, которого бы заинтересовало такое предложение

Софья Захарова изучает историю в Йоркском университете. До этого она училась в школе в Бате. После нескольких лет за границей девушка признается, что ей стало сложнее находить общий язык с русскими:

– Я точно не собираюсь возвращаться в Россию, как по этой программе, так и вообще. Мои принципы и взгляды отличаются от традиционных в России. Российский менталитет вообще отличается от европейского.

В чем это отличие?

– Тут я могу быть тем, кем хочу. Я играю в регби, в России это неприемлемо для девушки. Да, у меня ноги в ссадинах, огромные синяки на руках и плечи, которые не помещаются ни в одну рубашку, но меня за это уважают. В России же мне твердят, что из-за такого увлечения и моей внешности я никогда не найду себе мужа. Здесь я чувствую себя свободной, а в России кажется, что я должна соответствовать стереотипам. И я не говорю, что это неправильно, просто мне это не подходит.

Команда Софьи Захаровой по регби
Команда Софьи Захаровой по регби

В Англии мне нравится еще то, что всем людям, вне зависимости от их ориентации, религии и национальности, дают шанс стать полноценными людьми в обществе. Конечно, расизм и стереотипы в некоторых случаях проявляются, но если ты адекватный человек, всем без разницы, веришь ли ты в Аллаха или спишь с мужчинами. Кроме того, здесь люди не боятся критиковать власть.

Здесь я чувствую себя свободной, а в России кажется, что я должна соответствовать стереотипам

– Кого-то из ваших российских друзей и однокурсников может заинтересовать такая программу по возвращению в Россию?

Многие наши ученики в Англии скучают по дому и были бы не против вернуться обратно. Поначалу им бывает трудно адаптироваться, привыкнуть к другому менталитету. Я же не чувствую никакого негатива в свою сторону. Мои знакомые больше интересуются, как это – жить в России, или спрашивают про мое отношение к политической ситуации.​

Город Йорк
Город Йорк

Социолог Дмитрий Жихаревич учится в докторантуре Лондонской школы экономики:

– Это один из лучших университетов Европы в области социальных наук, так что мой интерес преимущественно академический, к тому же докторантура полностью оплачивается университетом.

– Как вы туда поступили?

– Я прошел конкурсный отбор и поступил по результатам собеседования (презентация исследовательского проекта, который подается в письменной форме на первом этапе отбора). Как и для многих моих коллег, зарубежная аспирантура – это возможность сосредоточиться на исследовательской работе, не отвлекаясь на случайные заработки/подработки, которыми заняты большинство аспирантов. Учебу в Великобритании без стипендии я бы себе позволить не смог – ни на бакалавриате, ни в магистратуре, ни в докторантуре.

В отличие от обучающей аспирантуры в России, где в течение трех лет требуется ходить на лекции и сдавать курсовые и прочие работы, в Англии в течение первого года аспирант или докторант берет несколько курсов, релевантных своему исследованию, курсы по методологии исследований, после чего фактически предоставлен самому себе – чтению литературы, сбору материала, написанию диссертации. Каждый год необходимо представить результаты своей работы на исследовательском семинаре для аспирантов или докторантов, по результатам которого принимается решение, нужно ли продолжать финансирование студента. То есть основное преимущество — возможность сфокусироваться на своей работе, не отвлекаясь ни на излишнюю учебную нагрузку, ни на поиск заработка.

– Как вы оцениваете инициативу Россотрудничества по возвращению студентов?

– Что касается перевода из британского университета в МГИМО, мне сложно представить себе человека, которого бы всерьез заинтересовало такое предложение. И в целом эта инициатива выглядит сомнительной, особенно на фоне того, что произошло с Европейским университетом в Санкт-Петербурге.

Что касается негативного отношения к себе из-за моего происхождения – ни с чем подобным мне сталкиваться не приходилось.

– Ваши планы после обучения в Англии?

– Я бы хотел поработать за границей, но эмигрировать в полном смысле слова не хотел и не собираюсь, да и, по счастью, необходимости в этом нет. Потому что мне нравится в России, здесь моя семья, друзья и коллеги, а кроме того, здесь происходит масса интересных вещей – в философии и социальных науках, хотя и не обязательно в рамках академических структур. Например, Центр новой философии, который мы делаем с коллегами при поддержке Философского дискуссионного клуба ВШЭ.

Ариадна Кюппар
Ариадна Кюппар

​​Ариадна Кюппар переехала в Англию два года назад из Пскова. В тот момент она уже была студенткой российского вуза и, уехав из страны, решила продолжать обучение заочно. Несмотря на то, что возвращаться в Россию не планирует.

– В 2016 году я познакомилась с молодым человеком, который живет в Англии, и решила переехать туда. Меня всегда тянуло в Европу, и Англия очень привлекала. Свой вуз решила не бросать, знала, что у меня будет международный диплом, и я смогу двигаться дальше в любой стране. Конкретно страну не выбирала, но так уж вышло, что оказалась в Англии. Родители к моему решению отнеслись спокойно, они знали, что в России я не останусь в любом случае, так как мое образование непосредственно связано с путешествиями – туризм.

– На ваш взгляд, российского образования достаточно, чтобы найти работу в Европе?

– Смотря какое образование и на какое рабочее место претендуешь. Работы в Англии очень много, и она по сравнению с российской хорошо оплачивается. Главное – потрудиться, и все получится.

В чем, по вашим ощущениям, причина того, что число россиян, желающих получить образование в Англии, растет?

– В том, что это открывает новые возможности как-то реализоваться в жизни. В наше время многие люди, получившие российское образование, не работают по специальности, а, выучившись в Англии, как мне кажется, больше шансов найти что-то достойное, ну, и посмотреть другую страну всегда полезно и расширяет кругозор. Это престижно, как говорят мои друзья. Все выпускники хорошо трудоустраиваются. Разница российского и английского образований, конечно же, в востребованности английского во всем мире. Мне кажется, весьма показательно, что множество великих людей окончили именно английские университеты. Также условия обучения очень отличаются от российских. Очень строго с пропусками лекций, можно учиться в кредит.

У нас всегда так делают, чтобы доказать всем, что везде плохо, а у нас очень хорошо

Первое время в Англии я чувствовала себя немного не в своей тарелке, здесь все отличается от привычного мне. Но теперь мне намного некомфортней находится в России, особенно дискомфорт ощущается в отношении к людям. У нас не думают об окружающих, в первую очередь – о себе, а в Англии многие думают о других, сейчас я имею в виду, прежде всего, российских соцработников и их похабное отношение к людям.

Что вы думаете о проекте Россотрудничества "Highly Likely Welcome Back, или пора домой!"? Чувствуете ли вы, находясь в Великобритании, какой-то дискомфорт в связи с ухудшением российско-британских отношений?

– Инициатива, как всегда, в стиле России, ничего нового. Мне эта идея безразлична, но сомневаюсь, что студенты согласятся вернуться. Не так там плохо, как тут в России рассказывают. В России я жила в приграничном городе, на границе с Эстонией. И многие мои друзья из Пскова уезжают без всякого желания вернуться в Россию. Получают высшее образование в Европе. Не все могут поступить на учебу в Англии, но многие мечтают, просто не имеют финансовой возможности. Поэтому я думаю, что эта инициатива вернуть студентов в Россию – очередная провокация. Чтобы настроить обычных граждан против Британии. У нас всегда так делают, чтобы доказать всем, что везде плохо, а у нас очень хорошо. Я живу в Англии, потому что сейчас так сложилось, хотя не уверена, что с моей профессией останусь именно здесь. Но сейчас я себя очень комфортно ощущаю именно в этой стране. Не чувствую никакого политического давления. Кстати о давлении: скорее, его я испытываю, находясь в России, когда включаю телевизор, например. Эта навязчивость о том, что все плохие, а мы одни хорошие, очень надоела уже.

Александра Медведская
Александра Медведская

Александре Медведской 23 года, она родилась в России, в школу пошла на Украине, потом с семьей переехала в Чехию, где посещала российскую школу при посольстве.

– В Англии я мечтала побывать с первых уроков английского, поэтому при первой же появившейся возможности подала туда документы в университет. До этого я отучилась на бакалавриате по коммуникациям и СМИ в Нидерландах, – рассказывает Александра. – Решила, что дорогостоящую Англию лучше оставить для магистратуры. К моменту переезда в Лондон я уже три года жила отдельно от родителей. Они меня в этом решении поддержали.

В магистратуру в Англии поступить проще, чем на бакалавриат – смотрят на оценки, мотивационное письмо, уровень английского. Мне после европейского вуза поступать было вообще легко, русским студентам, думаю, будет чуть сложнее: надо сдавать IELTS и доказывать, что полученный бакалавр в России идентичен английскому. Я поступила в несколько университетов и выбрала самый интересный с точки зрения программы – University of Westminster. У него был высокий рейтинг в интересующей меня сфере, с маркетинговым направлением, но в "общеобразовательном" он далеко не в топе. В такие вузы, конечно, легче поступить чем, например, в Оксбридж, где строго смотрят на оценки и внеучебную деятельность абитуриента. Цена за курс была неожиданно гораздо выше, чем в других рассматриваемых университетах, но мне помог отец и собственные накопления. В Вестминстере давалось много практических знаний и четко структурированные предметы по всем направлениям: маркетинг, брендинг, реклама, пиар и т. д. Приятным бонусом было то, что он находился в самом сердце города.

Вы когда-нибудь интересовались разницей в системе российского и английского образования?

– Мне всегда было интересно поучиться в России, поэтому я много спрашивала у знакомых об особенностях образования на родине. Из основных различий в образовании: тогда как в России студент ходит в университет 5 дней в неделю, при этом зачастую живя "от сессии до сессии", западные студенты посещают чаще всего не больше 3 раз в неделю по 2–4 часа в день. Остальное время предоставлено для самостоятельно изучения предмета. Для этого нужна самодисциплина, дают невероятное количество заданий и литературы – в итоге, либо днями и ночами сидишь за учебниками, либо учишься расставлять приоритеты и некоторым предметам уделяешь меньше времени, чем другим, чтобы иметь хоть какую-то личную жизнь.

Я ни разу не замечала в Англии никакого давления на себе и не слышала от друзей и знакомых

В России, как я поняла, главное – сдать зачеты и экзамены. Что меня удивило – можно договориться с преподавателем о переносе дедлайна, и тебе ничего за это не будет. В Англии строгая система изрядно треплет нервы каждому студенту: все эссе и домашние задания обязательны, от них зависит финальная оценка за предмет. Иногда домашние задания составляют 50–70% от всей оценки, остальное решает экзамен. Все задания загружаются через специальный портал, где все фиксируется посекундно. Сдал на секунду позже – минус 10 процентов от оценки. Сдал на сутки позже – провалил задание, потерял бесценные баллы. Главная проблема в том, что этот портал очень глючит, но проще махнуть рукой, чем жаловаться в деканат: скорее всего, решение будет не в пользу студента. Преподаватель в таких ситуациях почти ничего не может сделать, хотя один раз мне пошли навстречу: я лишь неделю (!) спустя увидела, что сайт заглючил и не сохранил наше групповое задание. Со слезами на глазах показывала дату и время последнего исправления документа, доказывала, что это все глупейшая ошибка. Каким-то образом преподавательница умудрилась схитрить и засчитала этот проект. Экзамены все письменные, в форме теста и/или ответов-эссе. У каждого студента есть код на экзаменационной бумаге, который во время проверки заменяет ФИО – так шифруется личность, чтобы преподаватели объективно оценивали работу. В вузы европейцы поступают позже, чем мы, особенно когда дело касается магистратуры. Студенты часто берут gap year или предпочитают стажироваться несколько лет, прежде чем тратить деньги на образование. На курсе я была самой младшей – мне было почти 22, а средний возраст студентов был около 25. Самой старшей было около 37 лет.

Как бы вы оценили качество британского образования в целом?

– Очень зависит от вуза и от программы. Даже в топовых университетах есть программы, по уровню значительно уступающие менее статусным вузам. Поэтому нужно искать университет именно по рейтингу интересующего направления, а не известности самого учреждения. Но в целом я очень довольна полученным образованием. Думаю, сейчас многие едут сюда учиться, потому что благодаря глобализации и интернету Британия кажется не далеким островом, а вполне доступной страной. Больше предложений, больше возможностей; программы, которых нет в российских вузах. А также все еще стереотипное мнение большинства работодателей, что экспаты знают и умеют больше, чем выпускники наших университетов. К тому же это потрясающий опыт: знакомство с новыми людьми из стран всего мира, доступные путешествия по стране и Европе. Более того, насколько я понимаю, вузы в Британии все же более современные, когда дело касается каких-то удобств и возможностей: качественная техника, на которой можно заниматься, если нет своей (во всех библиотеках стояли iMac с различными дорогостоящими программами вроде Adobe), электронные библиотеки и доступ к огромным базам данных, лаборатории, кабинеты для модельеров, архитекторов и журналистов с необходимым оборудованием и т. д. Это позволяет углубиться в процесс обучения, лучше понимать свою профессию и иметь больше практических навыков.

Организация "Россотрудничество" предлагает российским студентам возвращаться из западных стран, где они якобы испытывают политическое давление. Что думаете об этом?

– То, что инициаторы этой программы вроде бы стараются мотивировать молодых специалистов использовать свои знания на родине, – это здорово. Но то, что это подается под предлогом "злой и плохой Англии, обижающей наших ребят", – гадко. По-моему, участвовать в играх заносчивых политиков путем вовлечения обычных жителей, маскируя себя под добродетелей – верх цинизма. Поэтому, казалось бы, хорошая инициатива тут же омрачается несуразными и некрасивыми пояснениями, с чего все вообще началось. Я ни разу не замечала в Англии никакого давления на себе и не слышала от друзей и знакомых. Британцы умеют отделять политику от обычных людей, поэтому россияне не испытывают никакого прессинга со стороны местных. Судя по периодическим вопросам моих родственников: "Как к тебе относятся в Европе?" – наши каналы слишком нагнетают атмосферу и зачем-то пытаются доказать россиянам, что все кругом враги и нас ненавидят. Но это не так.

Готовы ли вернуться в Россию и работать, например, на Дальнем Востоке?

– В данный момент я устроилась в Москве, так как без опыта работы по специальности в Лондоне сложно сразу получить должность в хороших агентствах, а в Москве это гораздо проще. Думаю, это связано с разницей в зарплатах. Работая баристой в Британии, я получала в 4,5 раза больше, чем сейчас в рекламном агентстве, причем платили и за переработки. При этом на минимальную зарплату в Британии можно позволить себе гораздо больше, чем в Москве. На Дальний Восток, скорее всего, не поехала бы, так как моя профессиональная сфера там не так востребована, как в более развитых регионах. Да и зарплаты, я так подозреваю, еще ниже, чем в столице.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG