Ссылки для упрощенного доступа

"Били ногами по голове, по ногам, по рукам, по почкам"


Нанайские рыбаки на Амуре

В мае на рыбаков из нанайского села Бельго, что на правой стороне Амура, в 400 км от Хабаровска, прямо на реке напали неизвестные силовики. Избили и запретили рыбачить. А оставить нанайца без рыбы – фактически обречь на голодную смерть.

"– У вас где жилет?

У нас только два, забыли третий.

А голову ты дома не забыл? Плыви, значит, третий – вплавь! Ты че, …(нецензурная брань), до берега хочешь у меня поплыть? (слышен звук удара) До берега?

Нет, я извиняюсь...

Почему ты, …, без жилета тут находишься? Как ты сейчас поплывешь, а? Тебя че, вразмашку запустить до берега?

Не надо!

Че не надо?

Где документы на лодку? Давай, на малом ходу… Не дай бог, сетка хоть на миллиметр больше, обоссу, на…. Да, у них нестандартная сеть, 75… В голову тебе …! Будешь, сука, тут еще рыбачить? (слышны звуки ударов) Будешь? Чтобы только с пакетом документов… Иди сюда, ты!!! Понял? (слышен звук удара) Всё, документы отдай! Всем домой! В ужасе, главное! Марш!"

Эта аудиозапись стала одним из поводов, по которому в селе Бельго 6 июня был созван сход, куда прибыли руководители местных следственных органов. При каких обстоятельствах был записан этот разговор, рассказал житель села Бельго Игорь Труханов:

Три часа мурыжили, положили лицом вниз, на землю, топтались по ним, били ногами по голове, по ногам, по рукам, по почкам

Мы рыбачили. Плыли рядом с сеткой. Услышали, что едет лодка. С проблесковыми маячками. А мы уже слыхали про эту лодку, что люди эти занимались рукоприкладством. Поэтому брат включил заранее на телефоне аудиозапись, пока они не видят. А телефон положил под лобовое стекло. Тут они стали подъезжать к лодкам. Подъехали к нам, не представились. Сразу стали грубить. Трое были в масках, двое без масок. Один из тех, что были в масках, запрыгнул к нам. Начал требовать жилеты спасательные. И ругать за то, что у нас сетка старая, она растянулась и ячейка получилась чуть больше нормы. И все это с наездом, на матах. На записи слышно, как они научат нас советскую власть любить и как наша моторка поплывет факелом. Потом заставили нас вытащить сетку. Мы вытащили. После этого тот, что в маске, подзывал каждого из нас и бил дубинкой.

По словам Игоря, удары дубинкой наносились по плечам, локтям и в район лопаток, а кроме него с братом есть и другие пострадавшие от тех же самых незнакомцев:

Их вообще три часа мурыжили, положили лицом вниз, на землю, топтались по ним, били ногами по голове, по ногам, по рукам, по почкам. Одному вообще почки отбили, он кровью мочился.

Тот самый катер. Фото Игоря Труханова
Тот самый катер. Фото Игоря Труханова

Жители села подали коллективную жалобу прокурору края и начальнику регионального Управления МВД. В этом документе нападавших называют "сотрудниками транспортной полиции". В нем, в частности, говорится:

"Вышеуказанные сотрудники полиции ездят в масках, на катере написано "Полиция", в оскорбительной форме обращаются к рыбакам. Врезаются в лодку на полном ходу, создавая угрозу жизни и здоровью людей, находящихся в моторных лодках. Угрожают облить лодку бензином и сжечь, "ты сейчас поплывешь отсюда пионерской зорькой", кричат, избивают железными битами, упиваясь своей властью и безнаказанностью. Унижают в духе худших тюремных традиций, бандитских разборок, угрожая "обмочить своей мочой" задержанных ими граждан. Эти сотрудники не представляются, не называют своих имен, фамилий, должности и какие правоохранительные органы они представляют. С ними бесполезно говорить о правах и законности, так как такие озверевшие сотрудники полиции, по мнению рыбаков, вполне могут даже убить тех, кто осмелился им возразить, так как они вооружены огнестрельным оружием, ножами и находились в нетрезвом состоянии...".

По помощникам, по Игорю и Вове, они прямо пешком ходили. Те лежат, а они по ним сапогами, туда-сюда, как по мосточкам

Далеко не все готовы официально жаловаться на беспредельщиков, многие боятся – вдруг отомстят? Но житель Бельго Семен Сарголь говорит открыто: после такой вот встречи с речным патрулем из его лодки пропал навигатор за 21 тысячу.

У меня эта история случилась 9 мая. Мы уже втаскивали лодку на берег. Увидели мигалки. На лодке у них был синий тент. Двоих помощников они сразу повалили на землю, а так как лодка моя, меня стали допрашивать. По помощникам, по Игорю и Вове, они прямо пешком ходили. Те лежат, а они по ним сапогами, туда-сюда, как по мосточкам. А те не сопротивляются. Я предъявил документы. В лодке у меня была только разрешенная рыба. А они мне – оплеухи. Про документы на мотор. Я говорю, в машине. Они меня пинками погнали к машине, чтобы я прям бежал. И назад потом – пинками. Как в армии над молодняком старослужащие когда-то издевались, так же. В машине требовали полы вскрыть. Как их вскроешь, говорю, они же железные. Мне опять тумаки. Потом стали меня склонять к сотрудничеству, говорят: давай, ты сдай нам кого-нибудь, у кого есть рыба сейчас запрещенная, тогда мы тебя отпустим. Я отказался, я и не знаю, откуда… Они меня стали тогда стращать, что домой ко мне придут, в холодильнике наверняка найдут то, что не положено ловить. Этих мучений три часа прошло. Потом когда они отъехали на лодке, я смотрю, а навигатора у меня нету. Если б не этот навигатор, я бы на них не заявлял. А как я без него? Он дорогой! Мы пытались за ними гнаться по воде, но они ушли. И вместе с ребятами решили: надо побои снимать, писать заявление. Куда же это годится?! Побои сняли только с одного, на всех денег не хватило. У него там синяки были, все видно. В Следственный комитет подали заявление. А эти ребята, с Шарголя, так с мигалками и ездили дальше, весь наш берег терроризировали, рассказал Сарголь.

Кета, горбуша и все другая амурская рыба для коренного населения – даже не второй, а первый хлеб. При этом нанайцы говорят: промышленный вылов рыбы растет от года к году, а для традиционного рыболовства возможностей остается все меньше и меньше.

Нанайские рыбаки на Амуре
Нанайские рыбаки на Амуре

Крупные рыбопромышленники содержат собственную рыбоохрану, рыбинспекторы на Амуре также защищают прежде всего их интересы, говорят коренные жители региона. А у коренных народов прав на вылов рыбы остается все меньше.

В путину 2017 года красная рыба почти не доходила до рек в Комсомольском и Нанайском районе из-за последствий наводнения 2013 года количество лосося, идущего на нерест, было крайне низким, да еще путь ему перекрыли промышленные рыболовы. Жители национальных сел, а здесь это в основном нанайцы, не то что лосося на продажу не наловили, но даже те квоты, что называют "кормовой рыбой", выбрать не смогли.

Действительно есть такая проблема. Нанайские села на Амуре живут и выживают только благодаря рыбе. В прошлом году рыба не пришла, потому что в низовьях Амура ей просто перекрывали сетями ход. Ее просто варварски уничтожили. И если мы возьмем на будущее, через четыре года, то снова рыба не придет на нерест, потому что она не отметала икру. А мы полным ходом идем к экологической катастрофе – уничтожаем биоресурсы, говорит эксперт рабочей группы Центра общественного мониторинга по вопросам экологии и защиты леса регионального отделения ОНФ Олег Губарец.

Силовики появляются на реках каждую весну, до середины осени следят, чтобы не было никаких браконьеров таковы их официальные функции. Но сейчас все представители коренных амурских народов жалуются на "беспредел" инспекторов и частной охраны крупных рыбопромышленных предприятий.

В конце 2018 года от такого же "некорректного поведения" сотрудников частного охранного предприятия с колымской пропиской пострадали коренные жители Охотского района Хабаровского края. "Пятый канал" тогда опубликовал видеозапись, на которой видно, как семье рыбаков, наведя на них оружие, угрожают вооруженные люди. В ситуации грозился разобраться сам тогдашний губернатор Колымы Владимир Печеный, но все закончилось отказом в возбуждении дела из Магаданской областной прокуратуры.

6 июня на сельском сходе в Бельго начальник отдела МВД России по Комсомольскому району Вячеслав Бричак заявил собравшимся, что краевое управление начало проверку по фактам "некорректного обращения".

Некорректное поведение не образует состава преступления. За это нельзя посадить в тюрьму, грубо говоря

Сотрудники жесточайшим образом будут привлечены к ответственности. Не исключено, что кто-то из сотрудников полиции будет уволен. Проверка идет, люди здесь находятся. Сроки их нахождения на месте мне неизвестны потому, что непосредственно УВД края они не подчиняются. От лица УВД края я вас заверяю, что по всем этим фактам вы получите письменные ответы, в которых все будет отражено, сказал Вячеслав Бричак на сходе.

На том же сходе присутствовал и руководитель следственного отдела по Комсомольску-на-Амуре краевого СУ СК России Дмитрий Ермак, который сразу заявил, что состава преступления в действиях силовиков нет:

Многочисленные факты некорректного поведения, выслушав всех вас, как я понял, они, скорее всего, имели место быть. Но само некорректное поведение не образует состава преступления. За это нельзя посадить в тюрьму, грубо говоря. Это образует состав дисциплинарного проступка. Это либо выговор, либо увольнение с органов… Уже в ходе опроса и работы с этими сотрудниками мы будем их ориентировать на то, что вот эти вот моменты не должны выходить за рамки. Вы делайте свою работу, но делайте корректно, так, чтобы оставаться людьми, относитесь с уважением. Я думаю, у вас тоже есть понимание, что они выполняют свою работу и зачем сюда были прикомандированы.

В общей сложности свои заявления следователям после схода подали шестеро пострадавших, еще трое выразили готовность свидетельствовать в их пользу. У одного из заявителей люди в масках забрали лодку.

Нанайские рыбаки на Амуре
Нанайские рыбаки на Амуре

Спустя два дня после схода в селе региональное управление Следственного комитета сообщило, что два уголовных дела все же возбуждены по признакам грабежа и превышения должностных полномочий.

По версии следствия, в мае 2018 года сотрудники правоохранительных органов возле села Бельго Комсомольского района применили насилие в отношении местных жителей, а затем похитили имущество у одного из них, сообщил журналистам старший помощник руководителя регионального управления Следственного управления СК РФ Илья Гудков.

Дойдет ли майское дело до суда и понесут ли обидчики рыбаков наказание в этом жители Бельго пока сомневаются. Поэтому многие из них молчат: боятся снова встретиться на водах Амура с силовиками, не знают, чего ждать от них теперь и на чью защиту можно рассчитывать.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG