Ссылки для упрощенного доступа

"Зачем выгонять из страны нормальную семью?"


Антонида Москвичева с детьми

Туруханский суд в Красноярском крае на днях постановил выдворить из России старовера Онуфрия Ефимова. Ханофер Ефимофф ди Кейрос (таково его имя по документам) в прошлом – житель Бразилии. Уже 20 лет он живет в сибирской деревне Чулково на севере Красноярского края и считает Россию своей родиной.

Онуфрий Ефимов
Онуфрий Ефимов

​Поздно вечером 9 октября Антонида Москвичева и трое ее детей – шестилетняя Наташа, четырехлетний Никита и двухлетняя Зоя – добрались до Красноярска на теплоходе "Валерий Чкалов". Ехали четыре дня из маленькой северной деревни Чулково, что в тысяче километров от Красноярска.

Этот рейс был последним в навигации 2018 года. Теперь по воде добраться на красноярский север, к родным местам, можно будет разве что ближе к июню следующего года. Теплоход был заполнен пассажирами, но капитан "Чкалова" Алексей Бояринцев вошел в положение семьи, попросил экипаж потесниться – так Антониде с детьми все-таки удалось попасть в Красноярск.

Мы обрекаем на эмиграцию многодетную семью – нормальную, работящую, самостоятельную, здоровую, непьющую

На дорогу ушли немалые деньги – почти 20 тысяч рублей. Где семья будет жить в Красноярске, если придется задержаться надолго, пока не очень понятно. Знакомых и родственников у Антониды в городе нет. Единственный родной человек – муж Онуфрий, отец ее детей, – сейчас находится в красноярском спецприемнике для лиц, подлежащих депортации, то есть, если попросту, для незаконных мигрантов. К нему и приехала Антонида и дети.

"Не сочли убедительным"

По документам имя Онуфрия – Ханофер Ефимофф ди Кейрос. 20 лет назад, в 1999 году – тогда Ханоферу было 12 – мать привезла его из Бразилии, из города Канарана (штат Мату-Гросу), в село Сандакчес Туруханского района Красноярского края.

Такое решение только несведущему человеку может показаться странным. Староверов преследовали и уничтожали в России начиная с церковного раскола. Советская власть продолжила эту традицию. С 1930-х годов на севере Сибири, на реке Дубчес в Туруханском районе, старообрядцы спасались от гонений. Сейчас дубчесские скиты у старообрядцев-беспоповцев часовенного согласия считаются духовным центром. И в эти места нередко возвращаются потомки тех староверов, кто с приходом Советской власти уезжал, в том числе и в страны Южной Америки.

По данным недавно созданной рабочей группы при культурно-паломническом Центре имени протопопа Аввакума, сейчас в Бразилии живут около 1400 староверов – людей с русскими корнями, в Боливии – 1500, в Уругвае – около 300. И, по опросам, до 20% из них хотели бы переселиться в Россию. Немало в Туруханском районе и переселенцев из Северной Америки – США и Канады. Так что в приезде в Сибирь из Бразилии Натальи Ефимовой (такова ее фамилия по родителям) с сыном не было ничего удивительного.

В 2008 году Наталья умерла. Вскоре Ханофер из Сандакчеса перебрался в старообрядческую деревню Чулково. В 2011 году обвенчался с Антонидой Москвичевой. Один за другим родились трое детей. Семья жила как все.

Надо еще понимать, что у староверов к документам отношение особое: они по своим законам живут, для них эти бумажки – ничто

– У нас нет никаких магазинов – все свое. Мы живность и скот держим, огород у нас, охота-рыбалка, так мы живем и вся деревня, и все это у нас только для себя, на продажу мы ничего не отправляем, сами кормимся, – рассказывает Антонида Москвичева.

Средств связи в Чулково тоже особо нет – здесь ни телевизоров, ни интернета, а работает ли почта – бог весть. Поэтому в двадцатых числах сентября в Чулково не повестка пришла – лично приехали сотрудники правоохранительных органов и велели Ханоферу явиться в Туруханск – "выяснить кое-какие формальности".

Он выбрал свободный денек, на лодке из Чулкова добрался до Туруханска (а это 150 километров) – просто выяснить, в чем дело. Оделся легко – думал, все займет пару часов. Но оказалось, его вызывают в суд. А единственная судья пока в отпуске. Три дня он дожидался суда в Туруханске – ночевал на улице, ел что придется, замерзал. А потом был суд, который признал Ханофера незаконным мигрантом, оштрафовал на 2000 рублей и постановил выдворить из страны. Его тут же увезли в Красноярск, а оттуда – в спецприемник в поселке Березовка, там он находится до сих пор: дожидается депортации.

Свидетельство о рождении
Свидетельство о рождении

– Правоохранительным органам удалось восстановить свидетельство о рождении Ханофера, подтверждающее, что он родом из Бразилии. Но признать, что у Ханофера есть семья и дети, наша судебная система уже не пожелала. Венчанный брак государство не признает. И хотя у детей в свидетельствах о рождении стоит отчество "Онуфриевич" или "Онуфриевна", дети тоже вроде бы как не его. Он в их свидетельствах как отец не указан: в 2006 году при пожаре сгорел его паспорт, восстановить пока не удалось. Но тут надо еще понимать, что у староверов к документам отношение особое: они по своим законам живут, для них эти бумажки – ничто. Вот так и получилось, что Ханофер, с детства живущий в России, обзаведшийся здесь семьей, оказался незаконно пребывающим в стране иностранцем, – рассказывает правозащитница Ольга Суворова, которая помогает семье.

Я не смогу без него жить, хочу быть с ним, что бы ни случилось

– В тот день, когда он должен был из Туруханска вернуться, я прямо с утра почувствовала, что он не приедет – не знаю почему. А потом мне позвонили, что он уже в Красноярске, в спецприемнике, – говорит Антонида. – В Красноярск мне ехать никто не советовал, я сама так решила. Я не смогу без него жить, хочу быть с ним, что бы ни случилось.

Сам Ханофер ди Кейрос рассказывает: он даже представить не может, что делать теперь.

– Есть семья или нет, как они теперь будут жить – об этом никто не подумал. Меня увезли в чем был, даже вещи не дали собрать и с женой и детьми попрощаться. И дом подготовить к зиме мы не успели, даже зимние окна не вставили. Кто и как это теперь будет делать – непонятно, – говорит он.

Представить, что его выдворят из страны, Ханофер не может:

– В Бразилии меня никто не ждет. Если там где-то и остались родственники, то только очень дальние. Я и язык-то забыл за это время. И своей родиной считаю Россию.

Антонида рассказывает: за домом, когда уезжала, попросила посмотреть родителей. Отец у нее после инсульта, но, надеется она, соседи помогут. А на вопрос, поедет ли она за мужем, если придется, в другую страну, коротко отвечает:

– Поеду куда угодно.

Правда, если такое произойдет, Антониде переезжать и перевозить детей придется за свой счет – и речь тут идет о сотнях тысяч рублей, которых у нее нет. Бесплатно государство готово выдворить только ее мужа.

Разговаривает Антонида при этом бодро и даже весело. Старается держаться: с ней трое маленьких детей. Но то и дело вытирает слезы.

"Зачем мы выгоняем из страны нормальную семью?"

– Происходящее кажется абсурдом. С одной стороны, Россия зазывает переезжать бывших соотечественников из-за рубежа, в том числе старообрядцев, предлагает им бесплатные дальневосточные гектары – сейчас они по закону выделяются и иностранцам, и лицам без гражданства. И демография традиционно считается у нас одной из ключевых проблем, – говорит Ольга Суворова. – С другой – мы обрекаем на эмиграцию многодетную семью – нормальную, работящую, самостоятельную, здоровую, непьющую. Люди ведут хозяйство, сами себя кормят, ни у кого ничего не требуют. Где логика? Зачем мы выгоняем из страны нормальную семью?

Красноярцы сочувствуют семье и стараются ей помочь: фонд "Счастливые дети" собрал продукты, горожане помогают и деньгами, и вещами. Сегодня Ольга с Тоней ездили по магазинам – одевали ребятишек, приехавших одетыми не по сезону и без расчета на долгую зиму.

За счет собранных красноярцами средств будет проведена и генетическая экспертиза – только она может доказать, что Наташа, Никита и Зоя – дети Ханофера. А у Антониды денег на подобные исследования нет.

Реакция официальных органов на происходящее оказалась очень разной.

– На меня уже вышли из федерального учреждения "На Дальний Восток" – именно там занимаются вопросами выделения бесплатных гектаров в ДФО. Рассказали, что готовы помочь Ханоферу и что у них уже был опыт восстановления документов "русского американца", оказавшегося в похожей ситуации, – рассказывает Ольга Суворова. – Депутат Госдумы Константин Затулин, зампред комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, обратился в МВД России с просьбой предотвратить высылку Ханофера. Многие общественные организации семью поддержали.

Ольга Суворова
Ольга Суворова

В краевом УВД ситуацию комментируют сдержанно: с Ханофером Ефимофф ди Кейрос ранее общались сотрудники управления по вопросам миграции, объясняли ему порядок подтверждения гражданства, порекомендовали поехать в Москву, в консульство Бразилии, и там решить все вопросы. Но он этой возможностью почему-то не воспользовался…

– Ну а больше всего меня потрясло "участие" органов опеки – и местных, и федеральных. Они меня, извините, долбят несколько дней подряд – требуют сказать, где Антонида с детьми, чтобы их изъять и поместить в приют, – говорит Ольга Суворова. – Их аргументы: у матери постоянного места проживания в Красноярске нет, постоянного заработка – тоже. Отец – в местах изоляции. Поэтому сейчас я никому не раскрываю, где они находятся. Нашли им временное пристанище. Можно сказать, прячем их там. А когда все утрясется, Антонида с детьми будут дом снимать – уже есть люди, готовые им в этом помочь.

История семьи обсуждается и в соцсетях. И нет-нет да и проскользнет комментарий: мол, людей жалко, конечно, но ведь сами виноваты – не оформили документы как надо…

Не лучше ли просто оставить этих людей в покое и дать им жить так, как они считают нужным?

– Таким людям я бы посоветовала достать учебник истории за средние классы и прочитать, кто такие старообрядцы и почему они не хотят общаться с государством, – говорит Ольга Суворова. – Им для их жизни, согласно вере, документы не нужны. А от государства они ничего не ждут и не требуют. Вот у Антониды многодетная семья – а она даже не знает ни про маткапитал, ни про другие льготы. Да и знала бы – не взяла. Так не лучше ли просто оставить этих людей в покое и дать им жить так, как они считают нужным? Тем более, повторюсь, старообрядцев из-за рубежа в Россию сейчас зазывают. А они ведь, очевидно, тоже будут у нас жить согласно своим верованиям…

Сейчас Ольга Суворова готовит заявление в краевой суд. Говорит: важно сейчас даже не столько отменить решение о депортации Ханофера (формально-то в этом случае закон соблюден), сколько добиться отсрочки и, самое главное, изменить ему меру пресечения. То есть выпустить из спецприемника. Ведь иначе и генетическую экспертизу провести будет невозможно. А значит, так и не удастся доказать, что Наташа, Никита и Зоя – дети Ханофера.

– Ну а потом… Может быть, семья Ханофера и Антониды решит взять дальневосточный гектар. Может быть, уехать в Бразилию. Главное, что их больше не разлучат, – говорит Ольга Суворова.

P.S.

Когда этот текст уже был опубликован, 12 октября Красноярский краевой суд отменил решение Туруханского районного суда о высылке из России Ханофера Ефимофф ди Кейрос. Его интересы в суде представлял уполномоченный по правам человека по Красноярскому краю Марк Денисов. Суд учел наличие у него семьи и детей, а также то, что Ханофер намерен остаться жить в России.

– Россия – моя родина. Сейчас сделан первый шаг к тому. чтобы остаться в ней навсегда, но еще долгий путь предстоит^ буду оформлять гражданство, документы, все как положено. Ну а что я пережил за эти дни – не хочется сейчас говорить.

Когда семья утрясет все формальности, они планируют вернуться в Чулково. Правда, как это сделать – вопрос: навигация на Енисее откроется только поздней весной.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG