Ссылки для упрощенного доступа

"Наше имя – Летов!"


К исправлению имен, как известно, призывал всех еще Конфуций. Так прямо и говорил: "Если имена исправны, существует порядок. Если в имянарекании допускается путаница, возникает беспорядок и смута. Путаница эта причиняется излишне изысканными объяснениями. Такие объяснения стирают грань между приемлемым и неприемлемым, правильными и ошибочным, истинным и ложным".

Идея называть все своими именами впрямую вытекает и из знаменитого солженицынского "жить не по лжи". Но, несмотря на простоту и очевидность, она пока еще очень медленно и трудно овладевает массами. Слишком сильна привычка жить в готовом мире, даже если в нем сплошь и рядом реальность подменяется бутафорией. Слишком высокими кажутся риски, связанные с активным участием в движении "лингвистического диссидентства". Но без языковой революции нечего даже мечтать о сколько-нибудь значимом изменении нынешнего общественного устройства. И наоборот, умная работа со словами может ускорять социальные процессы...

Общепринятая трактовка максимы "Называйте все своими именами!" подразумевает несогласие с системной ложью и протест, выраженный в использовании других названий, которые представляются более честными и точными, пусть и на грани сарказма и эпатажа. "Бешеный принтер" и "Госдура" – вместо официального названия Госдума. "Роскомпозор" – вместо Роскомнадзора. "Полицаи" и "подлоохранители" – вместо сотрудников правоохранительных органов. "ГУЛАГ" – вместо ФСИН. И так далее.

Для нас это тот самый случай, когда можно успешно применить так называемый принцип или прием айкидо, используя энергию противника в своих целях. Именно такую логику я вижу в замысле гражданской инициативы "Наше имя – Летов!"

Понятно, что сама по себе процедура переименования, даже если она осуществляется виртуально, требует значительных усилий, порой даже гражданского мужества, поскольку любое несогласие и протест против официоза в несвободной системе воспринимается как угроза ее стабильности и может вызывать довольно жесткую реакцию. Эскалация "антиэкстремизма", уголовное преследование за тексты и картинки – это уже норма российской жизни. (Я сам, кстати, почти как знаменитые естествоиспытатели прошлого, несколько лет назад поставил на себе социальный эксперимент, завершившийся резонансным "Делом о полицаях" и штрафом за то, что я публично назвал полицаями недобросовестных полицейских.)

Но можно начать с более простой процедуры, используя второе значение лозунга-максимы о "своих именах". В такой трактовке местоимение "свой" означает принадлежность автору имени, а не именуемому объекту – мы сами даем имена. Можно давать свои имена объектам, которые их еще не имеют. Или давать дополнительные названия, которые быстро могут стать основными. Все помнят из своего дворового и школьного детства, как работает этот важнейший социальный механизм, на примере кличек, которые в повседневных коммуникациях становятся более значимыми, чем официальные имена и фамилии. В актуальном социальном контексте наиболее яркими стали примеры, предложенные Навальным и ФБК: аббревиатура ПЖиВ стала общепринятым обозначением партии "Единая Россия", а кличка Димон – премьер-министра Дмитрия Медведева.

Еще более интересным мне, как социологу и социальному организатору, видится сюжет, разворачивающийся буквально на наших глазах. Я имею в виду затеянную властью кампанию по присвоению дополнительных имен российским аэропортам.

Понятно, в чем состоит замысел власти. Переключить общественное внимание с важнейших вопросов политической и социально-экономической повестки, внести раздрай в общество (власть всегда умело пользуется методом Ясона, подбрасывая в нужные моменты сюжеты вроде перезахоронения Ленина, возвращения памятника Дзержинскому или каких-нибудь переименований). Но нам интереснее другое: для нас это тот самый случай, когда можно успешно применить так называемый принцип или прием айкидо, используя энергию противника в своих целях. Именно такую логику я вижу в замысле гражданской инициативы "Наше имя – Летов!".

Предложение дать главному омскому аэропорту имя Letov International Airport сразу горячо поддержали не только местные, но и российские лидеры общественного мнения. Но мало кто из них с ходу уловил главную изюминку этой инициативы, оставаясь в плену привычки по любым вопросам апеллировать к власти, действовать в режиме униженных петиций или уговоров. В таком виде эта инициатива не имеет смысла – она просто растворится и утонет в огромном наборе других вариантов, выдвигаемых по прямому заказу или в угоду организаторам псевдопатриотической пропагандистской кампании.

Смысл имеет лишь разворачивание самостоятельной игры, основанной на альтернативных общественных коммуникациях. Официально аэропорт все равно назовут иначе. Но, если люди хотят называть аэропорт Омским международным аэропортом имени Егора Летова, никто не сможет помешать им. Как никто в детстве не мог помешать называть друг друга Косыми, Серыми и Ржавыми… С аэропортом даже проще, потому что он не может отказаться принимать свое название (ко мне, например, никакие клички не приклеивались, потому что я просто на них не отзывался, даже на весьма престижного Профессора :-)).

Конечно, все получится, лишь если желание самим давать имена будет по-настоящему сильным. Если таких людей будет достаточно много и они будут достаточно активны и настойчивы. Никто не помешает всем желающим, прибывая в Омск и покидая его, чекиниться именно в Letov International Airport, а не в скучном Omsk Tsentralny International Airport. Невозможно запретить встречать прибывающих в Омск табличками и баннерами с текстом Welcome to Letov International Airport или "Добро пожаловать в город Летова!". Очень сложно будет остановить процесс обмена открытками, выпуск стикеров, пакетов и футболок. А главное, свободное называние всего своими именами.

Мне эта инициатива нового поколения летовских фанатов симпатична еще и потому, что напоминает об аналогичной успешной акции, которую мы запускали в далеком 1990 году, еще в СССР. Тогда, как легко догадаться, нельзя было даже мечтать об официальном возврате исторических названий улицам и площадям Ленина, проспектам Маркса и т. д. Поэтому мы с друзьями и коллегами предложили просто восстановить справедливость явочным порядком: везде, где получится, во всех личных и общественных коммуникациях называть площадь Ленина не иначе как Ильинской горкой, улицу Ленина – Любинским проспектом, улицу 10 лет Октября – Думской и т. п.

Та же идея лежала в основе проекта "Гражданский план Омск-300", в рамках которого энтузиасты вывешивали виртуальные мемориальные таблички на местах утраченных памятников. Этот же концепт одухотворял проект по альтернативным гражданским выборам "Гражданин мэр"…

В общем, надеюсь, вдумчивый читатель уже понял, к чему я клоню, и согласится с тем, что в локальной инициативе по присвоению имени Летова омскому аэропорту есть зерно, из которого может вырасти целое движение нонконформизма, участники которого не будут испрашивать разрешения не только на названия и слова, но и на действия по самостоятельному обустройству нового мира.

Пластмассовый мир еще не победил.

Виктор Корб социолог

Высказанные в рубрике "Мнения" точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG