Ссылки для упрощенного доступа

"Граница теперь проходит ровно посреди великого озера"


Евгений Симонов

Административные новации в нашей стране всегда призваны скрыть неспособность властей достичь реального прогресса в развитии страны и управлении ею. Вот так и с последней инициативой Кремля о присоединении Бурятии и Забайкалья к Дальневосточному округу. Никакими местными нуждами это не оправдано, а последствия, причем самые разнообразные, будут плачевными. Во всяком случае для Байкала.

Теперь Байкальский бассейн и регион будет поделен на "сибирскую" и "дальневосточную" части. Новая реформа угрожает самой возможности управления Байкалом по бассейновому принципу, который предполагает, что на всей водосборной территории природопользование ведется скоординированно. Теперь же ровно посреди великого озера походит граница Сибирского и Дальневосточного округов, для которых сегодня законодательно предусмотрены разные механизмы развития.

Больше всего шокирует, что очередное нововведение вообще не проходило детальной экспертной проработки и легитимных общественных обсуждений. В результате миллион "сибиряков" в ночь на 4 ноября записали в "дальневосточники", не объяснив детально последствий и не спросив их мнения.

Присоединение Бурятии и ЗК к Дальнему Востоку никакими местными нуждами не оправдано. Льготные авиабилеты и пресловутый "халявный гектар" никого не спасут, хотя часть населения поначалу будет даже радоваться. Предыдущие 10 лет межеумочного пребывания этих субъектов в разных программах развития "Дальнего Востока и Байкальского региона" показали, что ДВ-центричное управление не сулит им особых благ и внимания.

Объяснения происходящему прежде всего два: геополитика и административный идиотизм.

В сентябре во Владивостоке Владимир Путин и Си Цзиньпин встретились с участниками круглого стола руководителей регионов России и Китая, в ходе которого Си Цзиньпин предложил активизировать роль муниципальных властей, задействовать традиционные побратимства между городами и провинциями и поощрять установление новых, а также искать новые модели и каналы взаимодействия. Си призвал "соединить стратегию развития провинций Китая со стратегией развития федеральных округов России" в целях "сопряжения Экономического пояса Шелкового пути и Евразийского экономического союза".

Забайкальский край и Бурятия в китайском понимании – это пограничные регионы, играющие ключевую роль в формировании "Китайско-монгольско-российского экономического коридора Пояса и Пути", растянутого от Камчатки до Улан-Удэ. Посему их добавление к Дальнему Востоку упрощает дальнейшие действия по унификации правил и процедур для развития коридора.

На Восточном экономическом форуме Россией и КНР подписана (но так и не опубликована) новая "Программа развития российско-китайского сотрудничества в торгово-экономической и инвестиционных сферах на Дальнем Востоке РФ на 2018–2024 годы". Старая аналогичная программа на 2009–2018 год осталась наполовину невыполненной. Никакой совместной публичной оценки проваленной программе дано не было. Старая программа охватывала и Бурятию, и Забайкальский край. Новая программа тоже, видимо, их включает по умолчанию. Но если ранее программа была нацелена на координацию развития двух регионов по обе стороны границы: Восточной Сибири и Дальнего Востока России с одной стороны и Северо-Восточного Китая – с другой, то сейчас, по данным китаеведа Ивана Зуенко из "Карнеги-центра", речь идет только о "российском Дальнем Востоке", а китайской территории она вообще не касается. За старую программу, подписанную премьерами, отвечали Минэкономразвития РФ и Комитет по развитию и реформам КНР, а новую подписали министры Минвостокразвития РФ и Минкоммерции КНР. То есть данный механизм регионального приграничного сотрудничества с КНР понижен в статусе и действует строго в пределах "опричнины", ранее выделенной Минвосру. Наверное, чтобы успеть на этот уходящий поезд, Бурятию и Забайкальский край и перенесли скоропалительно на Дальний Восток.

При этом в административном переподчинении заинтересован не столько Китай и его инвесторы, сколько российская федеральная бюрократия. С одной стороны, это позволит уменьшить административную разобщенность (один Пояс – один Путь, один Полпред – один Минвоср), а с другой – замаскировать территориальной экспансией очевидную малую эффективность программ по развитию Дальнего Востока.

Если говорить о благополучии Байкала, то прямо сейчас необходимо требовать немедленного буквального исполнения базовых требований Конвенции о наследии, а именно создания единой системы и плана управления для всей территории Байкальского участка природного наследия

По сути, развитие ДВ так и не перешло на интенсивные рельсы, отток населения продолжается, приоритетным направлением сотрудничества с Китаем является вывоз из России сырья и продуктов первого передела. Все прямые китайские инвестиции в Дальний Восток, включая обещанные, едва дотягивают до 4 миллиардов долларов, что равно средней стоимости одного крупного китайского инфраструктурного проекта в Индонезии, Малайзии или на Филиппинах. При этом некогда активный местный средне-мелкий бизнес, правивший здесь бал в 90-е, в основном замещен пришлыми крупными компаниями с московской пропиской, которым будущее региона до лампочки. Сырьевая база истощается, кормные места для раздачи приближенным, видимо, в дефиците, поэтому, вместо того чтобы реально поддерживать диверсификацию и инновационные модели развития, к территории "Восточной Опричнины" прибавляются еще два региона, пока еще богатых природными ресурсами, но имеющих слабую экономику. Угадайте, что там будут "развивать"? Зато отчетность запестрит новыми ТОРами, ТОСЭРами, а если воображения хватит, то и свободными портами.

Если не принять немедленных мер, то для Байкала это означает жесткий конфликт между приоритетами сохранения участка Всемирного наследия и крайне антиэкологической политикой Минвосра, которая освящена освобождением ТОР от важнейших процедур экологического контроля и экспертизы. Я нигде пока не видел официального юридического анализа, как экологические послабления, практикуемые для инвесторов на Дальнем Востоке, соотносятся с Законом о Байкале и другими специфическими нормативными актами, призванными обеспечить сохранность озера.

Кроме этого, опасаюсь выделения "дальневосточных гектаров" на берегах Байкала в центральной экологической зоне и иных серийных пакостей по "улучшению жизни населения".

Если говорить о благополучии Байкала, то прямо сейчас необходимо требовать немедленного буквального исполнения базовых требований Конвенции о наследии, а именно создания единой системы и плана управления для всей территории Байкальского участка природного наследия. Необходимо и учреждение национального органа, ответственного за это управление (профильный Департамент в Минприроды – это слишком низкий уровень). Правительство России уже 20 лет кормит международное сообщество и собственных граждан "завтраками" о скором формировании должной системы управления, без которой, согласно Конвенции, участок наследия существовать не может.

В противном случае в новой искусственно созданной бюрократической неразберихе вся система охраны Байкала пойдет вразнос, а озеро будет роздано по кусочкам всем желающим "развивать экономику".

Евгений Симонов – эколог

Высказанные в рубрике "Мнения" точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG