Ссылки для упрощенного доступа

"Хочется уйти в лес и кричать от этой несправедливости"


Иллюстративное фото

Житель ХМАО, инвалид первой группы 64-летний Петр Исаньков страдает хронической почечной недостаточностью. Гемодиализ три раза в неделю – единственный для него способ продлить жизнь. Однако Исаньковы живут в 170 километрах от Нефтеюганска, где проводится процедура. После инсульта Петр Николаевич не может водить машину, да и на автобусе передвигаться не в состоянии. Но чиновники отказываются выделять ему транспорт.

Во-первых, до общественного транспорта надо добраться же как-то, он его ведь не будет от крыльца забирать и к больнице подвозить, – рассказывает Мария Исанькова, жена Петра Николаевича. – Он практически не ходит. Десять метров – все, больше нет. Во-вторых, общественный транспорт уходит от нас в шесть утра и возвращается в одиннадцатом часу. Столько времени находиться вне дома он не может по состоянию здоровья. И не совпадают расписания, его же не будут принимать, когда он захочет, он в определенные часы ездит на гемодиализ. Есть заключение врачей диализного центра, что он действительно нуждается в транспорте. Но никто это не видит, никому ничего этого не надо. Зато у нас есть федеральный закон 323 об охране здоровья граждан, где тоже расписано, как заботиться должны о наших гражданах, в том числе и транспортной доступностью должен пользоваться каждый человек. Но в департаменте мне сказали: "Вы неправильно трактуете, транспортная доступность – это чтобы были дороги. Дорога же есть, значит, можете доехать". Я говорю, какие дороги, вы в какой стране и в какое время живете? Вот так каждый по-своему все трактует, но все не в нашу пользу.

Мария раньше работала в Салымской участковой больнице. С просьбами и требованиями обращалась уже во все инстанции: в больницу по месту жительства, комитет здравоохранения, окружной департамент. Получив в ответ отписки, написала в Министерство здравоохранения и даже лично Путину. Дважды.

В течение четырех лет я воюю с нашим правительством. Но, естественно, из Москвы все отправляется куда? По месту, в департамент здравоохранения Югры. Оттуда я получаю одно и то же: отписка, отписка, и ничего не предпринимается.

Петр Исаньков
Петр Исаньков

Семья Исаньковых живет в поселке Салым в Ханты-Мансийском автономном округе. До Нефтеюганска Петр Николаевич в течение четырех лет добирался сам, за рулем машины, но после первого инсульта резко упало зрение. А после второго инсульта преодолеть даже несколько метров пешком для Исанькова проблема.

До процедуры гемодиализа он теперь может добраться только на такси. Одна поездка туда-обратно обходится в 6 тысяч рублей. В месяц выходит больше 70 тысяч – для пенсионеров сумма неподъемная. В результате процедуры приходится пропускать, что ухудшает состояние больного – об этом свидетельствуют заключения и участкового терапевта, и специалистов центра гемодиализа в Нефтеюганске. Но чиновники настаивают, что Исаньков вполне может ездить на гемодиализ на автобусе, тем более компенсацию 90% от стоимости проезда ему государство выделяет.

Исаньковы обратились в прокуратуру. Но окружные прокуроры никаких нарушений не обнаружили, посчитав, что компенсации 90% за автобусный билет вполне достаточно. Дело сдвинулось лишь после жалобы представителя общественной организации "Нефро-лига" в Генеральную прокуратуру.

Кругом коррупция, кругом сговор, можно сказать. Включена целая махина против инвалида, чтобы только не помочь

Нефтеюганским межрайонным прокурором был подан иск к департаменту здравоохранения Югры и Нефтеюганской районной больнице с требованием "обязать больницу обеспечить пациента транспортом от дома к месту проведения гемодиализа и обратно в соответствии с графиком процедуры". Первый суд в Нефтеюганске отказал истцам, но после апелляционной жалобы в окружной суд дело, наконец, решилось в пользу Исанькова.

– Больница нам предоставила машину и даже фельдшера, – рассказывает Мария Исанькова. – Хотя я говорила, что фельдшера можно уже не давать, но главный врач настаивала: "Как же, он такой тяжелый, мало ли что в дороге случится". Девять месяцев они нас возили. Но департамент здравоохранения ХМАО-Югры не согласен был с этим, они подали кассационную жалобу в окружной суд. Казалось бы, тот орган, который должен заботиться о здоровье людей и как-то помогать, он подал кассационную жалобу, чтобы только не возить. Это говорит о чем – ложись и умирай? Отменили поездки, везде так же ссылаются на то, что выплачивают компенсацию расходов на общественный транспорт. Та прокурор, которая выиграла нашу апелляционную жалобу, снова была в суде, но уже против нас говорила. Поменяла свое мнение вдруг. То есть кругом коррупция, кругом сговор, можно сказать. Включена целая махина против инвалида, чтобы только не помочь.

С августа 2018 года Петр вновь вынужден добираться на гемодиализ самостоятельно. Сыновья по очереди брали отпуск, чтобы трижды в неделю возить отца на процедуры. Но сейчас им обоим пришлось вернуться на работу. И обеспечить выезд на три гемодиализа в неделю семья не может. Глава Нефтеюганского района выделила Исанькову единовременную материальную помощь, 40 тысяч рублей. Семья благодарна, но эти деньги лишь временное решение проблемы.

– Как только ехать, мы думаем, Боже мой, кого где найти? На такси у нас, естественно, денег не хватает, это же сколько надо получать?! Я на пенсии, он на пенсии. А сколько еще уходит в аптеку на медикаменты! Лекарства, которые назначают кардиологи, неврологи, все дорогущие. В программе льготной их нет, приходится покупать за свои деньги.

Пациенты с почечной недостаточностью сталкиваются с подобными проблемами по всей России. Центры диализа открывают в крупных медицинских учреждениях, но из отдаленных районов ездить несколько раз в неделю в областной центр для многих просто нереально. В ходе прямой линии в 2017 году к Путину обратилась жительница Орла с просьбой узаконить бесплатную перевозку на гемодиализ. По поручению президента правительство внесло соответствующие дополнения в программу государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи. Кое-где проблема действительно стала решаться. К примеру, в Омской области тут же закупили 28 "газелей" для транспортировки пациентов, а в Свердловской области заключили договоры об оказании транспортных услуг с коммерческими перевозчиками.

Он инвалид первой группы, он не может сам себя обслуживать, он практически не ходит, только спит все время

В Югре же решили пойти другим путем. Окружной департамент здравоохранения не включил поправку правительства в территориальную программу госгарантий. Добавили лишь пункт о компенсации стоимости проезда, но речь при этом идет лишь о передвижениях на общественном транспорте. В список гарантий для таких больных также входит возможность проживания в пансионате в Ханты-Мансийске на льготных условиях. Петр Николаевич рад бы воспользоваться этой возможностью, но по состоянию здоровья не может жить один.

– Пансионат – то же общежитие. То есть ты должен сам ходить в магазин, закупать продукты, готовить, стирать себе и посещать гемодиализ в больнице. Но он инвалид первой группы, он не может сам себя обслуживать, он практически не ходит, – говорит Исанькова.

Мужчина и женщина умерли, так и не дождались этих транспортировок

Она подчеркивает, что проблема эта касается не только ее мужа, но и других пациентов с аналогичным диагнозом.

– По пути в Нефтеюганск, в Сентябрьском поселке, у нас такой же мужчина был, женщина из Куть-Яха была. Так же добирались, кто как может. Это тоже сказывается на здоровье. Уже и мужчина, и женщина умерли.

Что делать дальше, Мария не знает. В окружном суде уже три месяца лежит заявление Исаньковых о возобновлении дела.

– Жду сейчас из суда в Ханты-Мансийске, какое решение будет. Не знаю, состоится суд или не состоится. Я не знаю, куда еще обратиться. Я разочарована уже до такой степени, что порой хочется уйти в лес и громко-громко кричать от этой несправедливости.

Член правления Межрегиональной общественной организации "Нефро-лига", правозащитник Александр Золотарев пытается помочь семье. Он говорит, что эта ситуация – ущемление прав пациентов из отдаленных населенных пунктов.

– Власти не хотят признать, что компенсация билетов на общественный транспорт не решает полностью эти вопросы, поскольку график движения общественного транспорта не совпадает с графиком проведения жизненно необходимой процедуры гемодиализа. А порой вообще этого общественного транспорта просто нет. Речь, напомню, идет о жизненно необходимой процедуре, пропуск которой может привести к летальному исходу! Вся система власти словно специально общими усилиями включилась в борьбу против инвалида, – говорит Александр Золотарев.

В отделении нефрологии и гемодиализа в Нефтеюганске, где Петр Исаньков проходит процедуры гемодиализа, отказались комментировать ситуацию: "Мы оказываем процедуру гемодиализа, к транспортировке наше учреждение не имеет никакого отношения, она не входит в обязанности нашего учреждения".

Сейчас Петр Николаевич принял рискованное, но вынужденное решение отказаться пока от одного из трех гемодиализов в неделю. Хотя врачи предупреждают, что пропуск даже одной процедуры может обернуться интоксикацией и необратимыми последствиями.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG