Ссылки для упрощенного доступа

Приют "У Иваныча"


Ивану Миньковскому 46 лет, он – создатель и руководитель благотворительного фонда "Процветание". Вот уже шесть лет его фонд помогает бездомным и людям с инвалидностью в Хабаровском крае России.

В начале 2000-х годов Иван начал помогать деньгами тем, кто попал в трудную жизненную ситуацию. Позже к нему стали обращаться бездомные, у которых возникли проблемы с жильем.

"У меня был дом, частный. И была возможность там поселить двух-четырех человек. Так у нас появились первые люди, которым мы оказывали такую помощь. Если у меня была возможность, я брал этого человека, он у меня жил какой-то период. В дальнейшем уже решалась его судьба с отъездом куда-то, с восстановлением документов", – рассказывает Иван о том, как все начиналось.

"Тогда я решил зарегистрировать благотворительный фонд. Людей, которые нуждались в помощи, у нас очень много, – замечает он. – В 2012 году мы зарегистрировались, и уже в декабре у нас было более 50 человек. А в начале 2013 года уже было более 100 человек".

Иван признается, что жена не сразу приняла его начинание, но позже смирилась и стала активно помогать мужу. А сын регулярно перечисляет деньги в фонд в качестве спонсора.

Сейчас один пункт временного пребывания фонда находится в самом Хабаровске, еще один – в деревне Виноградовка недалеко от областного центра, а еще один – в Петропавловске-Камчатском. "Там уже размещаются люди, которые будут проживать у нас до конца жизни", – поясняет Иван. Он признает, что жители близлежащих домов не очень довольны соседством с бывшими бездомными и инвалидами.

"Напряжение с соседями: не все понимают инвалидов, не все понимают эти жизненные моменты", – сетует Иван.

Основные клиенты Миньковского – люди пенсионного возраста, которые в силу обстоятельств или в результате деятельности "черных риелторов" остались без документов и жилья. Он ездит с ними по инстанциям и общается с чиновниками: помогает оформить инвалидность, пенсию и восстановить документы.

"Знаете: я утром просыпаюсь – и вроде как я руководитель. А через час я уже водитель. Еще через полчаса – грузчик и санитар, четыре-пять должностей на мне. А еще я экономист: надо ж рассчитать", – смеется Миньковский.

"Мать, отец умерли. Я ездила на калым (заработки). Приехала – у меня дома нету. Дом был не на мне, он был на моём младшем брате, так получилось, что осталась на улице, – рассказывает одна из подопечных Ивана. – На улице очень много жестокости, научилась и этому, как с людьми себя вести, да и зона дала тоже своё".

Еще одна постоялица пункта временного пребывания стала жертвой "черных риелторов", которым продала жилье ее родная внучка: "Её муж не желал, чтобы бабушка находилась в их квартире и проживала с ними", – объясняет ситуацию Иван.

"Она просто переписала квартиру на внучку, а впоследствии уже они бабушку выселили. У них нет ни совести, ни достоинства – ничего. А она лежачая: инфаркт мозга, сотрясение правой мозговой артерии, гипертоническая болезнь третьей стадии", – перечисляет диагнозы женщины Миньковский.

"А это наш Егор Макаров, – показывает он на мужчину на костылях. – Ему не дают инвалидность: говорят, что он здоровый. Он у меня живет уже четыре года".

"На каком-то этапе мы восстанавливаем им документы, и они остаются перед выбором, куда им идти: в государственный интернат или остаться у нас", – объясняет Иван. Если человек решает остаться – в этом случае фонд с постояльцами заключает договор на использование их пенсий.

Но при этом ​в среднем, по словам Миньковского, содержание одного постояльца стоит фонду "порядка 700 рублей в день".

"А пенсии у людей от 5 до 11 тысяч", – ​замечает он. Поэтому недостающее фонду компенсируют спонсоры и благотворители.

"Государство нам ничего не дает", – отдельно ​подчеркивает Иван. ​

Многие постояльцы, по словам Миньковского, может, и хотели бы оформиться в государственные интернаты и дома престарелых, но вот само государство не всегда готово заботиться о своих гражданах. На Дальнем Востоке "ограниченное количество" интернатов, а центры адаптации бездомных "вообще можно по пальцам пересчитать", замечает Иван.

"В городе (Хабаровске) центр адаптации один. Соответственно, мест не хватает, – сетует Миньковский. – Но мы сотрудничаем уже давно, и, допустим, если переполнено в центре адаптации, мы людей принимаем к себе".

Иван честно признает, что пока условия проживания в государственных интернатах лучше:

"Это мой личный участок, там у нас находятся четыре дома: два достроенных и два недостроенных, там у нас располагаются пока 30 человек. Когда достроимся, будут находиться порядка 60 человек, возможно, даже больше", – делится планами глава фонда.

Части бездомных в качестве жилья он может предложить лишь автобусы, списанные из автопарка и переоборудованные под что-то вроде общежития. В каждом таком автобусе, если его оборудовать печкой, могут разместиться до восьми человек. Если такое же количество человек поселить в съемном жилье, то "трехкомнатная квартира стоит порядка 30 тысяч в месяц со всеми истекающими", говорит Миньковский.


"Я видел кемпинги заграничные, они комфортабельные, полноценные места для проживания. Конечно, мне хочется, чтобы нам государство предоставило полноценное здание. Чтобы мы не ютились в этих автобусах, а предоставляли более качественную помощь людям", – говорит глава фонда.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG