Ссылки для упрощенного доступа

За что в России любят Сталина?


Сталинский центр. Пенза. 2017 г.

Голландское издательство Atlas Contact опубликовало документальную книгу "Под гнетом спасителя" (ONDERDRUKT DOOR DE VERLOSSER). Её автор, журналист и фотограф Хестер ден Бур, проехала от Москвы до Магадана, пытаясь разгадать секрет популярности Сталина в современной России, и записала более пятидесяти интервью. Среди её собеседников были узники ГУЛАГа и их потомки, члены общества "Мемориал" и ветераны КГБ, студенты и пенсионеры, столичная интеллигенция и коренные сибиряки.

Собранные вместе, эти истории позволили автору книги нарисовать коллективный портрет нашего современника, до сих пор находящегося "под гнетом спасителя" – именно так, согласно опросам общественного мнения, оценивают деятельность Сталина более трети россиян, подчеркивая его заслуги в построении "великой страны".

Памятник Сталину у кремлевской стены. 2017 г.
Памятник Сталину у кремлевской стены. 2017 г.

"Россия до сих пор окончательно не разобралась с темными страницами своей истории. В позднесоветское время было запрещено говорить о том, что тогда происходило, и лишь после прихода к власти Горбачева появилась возможность открыто взглянуть в лицо своему прошлому. Однако с самого начала власти вели себя сдержанно, и исполнители преступлений, совершенных сталинским режимом, так никогда и не предстали перед судом.

Сегодня путинский режим превозносит идею сильного лидера. Сталин возвеличивается за то, что он привел Советский Союз к победе над нацистской Германией, а в новых стандартных школьных учебниках он описывается как великий вождь и эффективный менеджер. Тот факт, что Сталин был организатором и вдохновителем ГУЛАГА, умалчивается или принижается. Основная идея, внушаемая россиянам, заключается в том, что они – граждане великой страны с великим прошлым, и многие люди верят, что репрессии были необходимы для поддержания порядка в стране. Даже жертвы сталинского режима иногда разделяют такой взгляд на историю", – к такому выводу приходит Хестер ден Бур.

В интервью изданию Сибирь.Реалии журналистка рассказала о работе над книгой и своих путешествиях по России.

– Хестер, какой у вашей книги тираж?

​– 1500​ экземпляров. Голландия – маленькая страна, я думаю, что этого количества будет вполне достаточно на первое время. Хотя уже сейчас, спустя всего три недели после выхода книги, можно сказать, что она привлекла внимание СМИ – за последние несколько дней я дала интервью нескольким голландским телекомпаниям, радиостанциям и газетам. Каждый раз приходилось повторять некоторые очевидные для меня вещи, потому что в Голландии почти ничего не знают ни о жизни людей в современной России, ни об истории Советского Союза. "Под гнетом спасителя" начинается с предисловия, в котором я объясняю читателям, что представляла собой система ГУЛАГа и какую роль в её организации играл Сталин, а затем перехожу к конкретным историям людей, с которыми я встречалась во время двух своих последних путешествий по России в 2014 и 2017 годах.

Но вы и до этого бывали в России?

​– Да, впервые это случилось ровно десять лет назад, когда я была студенткой Амстердамского университета по специальности "русский язык и культура". Получив диплом бакалавра, я решила, что мне пора использовать полученные знания для реализации своего первого "русского проекта". Я сделал сайт moederrusland.nl ("Мать-Россия") для того, чтобы публиковать путевые заметки о задуманном мною грандиозном путешествии. В январе 2013 года я прилетела в Москву, купила билет на поезд, идущий во Владивосток, и провела семь дней в плацкартном вагоне. В поездку я взяла с собой банку арахисового масла, пачку миндального печенья и бутылку джина. По своему предыдущему опыту я знала, что путешествие по России на поезде часто превращается в большой коллективный пикник. Так и получилось. Мои попутчики, мужчина и женщина, сидевшие напротив, почти сразу угостили меня салом. Я подумала, что будет невежливо объяснять им, что я вегетарианка, и взяла сало, но, к сожалению, не смогла его прожевать. Пришлось схитрить, как в детстве, когда делаешь вид, что съел, а сам идешь в туалет и выплевываешь. Потом, уже на Урале, в вагон погрузились двадцать рабочих из Северной Кореи, которые возвращались домой с заработков. Они тоже хотели, по русской железнодорожной традиции, разделить со мной трапезу. Но, поскольку они ели сырые яйца, я вынуждена была отказаться. Мое арахисовое масло им тоже не понравилось.

Что ещё вас поразило в том путешествии, кроме странной еды?

– Была зима, и голландские СМИ писали, что в России стоят страшные морозы, поэтому я запаслась теплой одеждой в таком количестве, что все мои свитеры не помещались в рюкзаке, и несколько штук мне пришлось носить на себе. Кто бы мог подумать, что зимой в России и Сибири я больше буду страдать от жары, чем от холода. В вагоне поезда было +30 градусов, и в большинстве квартир, которые я посещала, центральное отопление работало очень хорошо. Но для меня был очень непривычен этот температурный контраст в 50–60 градусов между улицей и помещениями. Потом, в Сибири мне объяснили, что "жар костей не ломит".

Хестер ден Боер, интервью для голландского телевидения. Амстердам. Январь 2019
Хестер ден Боер, интервью для голландского телевидения. Амстердам. Январь 2019


А путешественники из России часто мерзнут зимой в Европе и жалуются на плохое отопление. Но, возвращаясь к вашей книге "Под гнетом спасителя". Вы сказали, что её хорошо приняли читатели. Что именно вызвало интерес у голландской аудитории?

– Голландцы, за редким исключением, плохо знают историю России, но каждому знакомо имя Сталина. Поэтому больше всего голландских читателей удивляет популярность этого диктатора в современной России. По данным соцопросов, с каждым годом всё больше россиян положительно оценивают деятельность Сталина. Я пыталась объяснить и проанализировать причины этого феномена. Надеюсь, что мне это хотя бы отчасти удалось.

На открытии выставки, посвященной выходу книги. Амстердам. Январь 2019
На открытии выставки, посвященной выходу книги. Амстердам. Январь 2019

–​ В книгу вошло около пятидесяти историй. В каких городах вы побывали?

– Моя книга состоит из 11 глав. Первая посвящена Колпашево, районному центру Томской области, где тридцать лет назад было случайно открыто массовое захоронение людей, погибших в сталинских лагерях. Я побывала в Колпашево во время моего предыдущего путешествия. Для меня это стало первой личной встречей с живой историей ГУЛАГа. Затем, во время второй поездки в 2017 году я отправилась в Соловки, оттуда в Карелию, затем в Волгоград, Воркуту, Томск, Красноярск и Магадан.​

Карелия, на месте бывшего пересыльного лагеря. 2017 г.
Карелия, на месте бывшего пересыльного лагеря. 2017 г.

–​ Что из услышанного произвело на вас наибольшее впечатление?

– Мне сложно выделить какую-то конкретную историю, все они связаны с темой сталинских репрессий, хотя иногда и не напрямую. Я могу сказать, по опыту первой презентаций книги в Амстердаме, что на голландских читателей, пожалуй, наибольшее впечатление произвела история Виктора Генриховича с Колымы. Он был сыном заключенной ГУЛАГа – она отработала там 10 лет. Он был рожден в ссылке и потому до сих пор живет на Колыме. И никогда это место не покидал. И вот этот человек сказал мне, что он хотел бы видеть во главе страны лидера, подобного Сталину. Сильного лидера. Он объяснил, что для него 1990-е годы были очень травматичными. И они сформировали его взгляд на политику. Его зарплата была такой, что он даже не мог купить своей дочери теплую обувь, притом что в мороз на Колыме бывает до минус 60°С.

Голландцы традиционно считают демократию единственно возможной формой государственного устройства, и для них было шоком узнать, что люди в России вспоминают девяностые как время хаоса и тотальной несправедливости. И что у них такие тяжелые воспоминания о ельцинском времени – потеря денег, потеря работы.

Еще одна героиня – Галина Ивановна, которую я встретила в Красноярске. Она была дочкой румынов. Ее родители были депортированы из Румынии в Красноярск в начале войны, в 1941-м. Она до сих пор боится говорить о том, что считалась дочерью "врагов народа". Чувствует неприязнь людей: они, по ее мнению, до сих пор осуждают ее родителей, верят, что те делали что-то неправильное.

Я считаю, что это тоже важная история. Она показывает, что в России много людей, которые мало знают о том, что происходило во время правления Сталина. Люди до сих пор осуждают жертв, невинных жертв! Это важная часть исследований. Многое осталось для людей неизвестным, потому что даже после смерти Сталина им было запрещено обсуждать то, что происходило во времена сталинизма.

Другой мой собеседник рассказал, что в девяностых у него были большие надежды на то, что совсем скоро Россия станет частью Европы. А теперь он испытывает большое разочарование из-за того, что эти надежды не сбылись. И он лично винит в этом Америку, которая не оказала России такой поддержки в установлении демократии, как это было сделано американцами в Германии после Второй мировой войны. Он считает, что именно поэтому Россия сейчас ищет свою идентичность не на Западе, а в собственном советском прошлом, прежде всего, в сталинской эпохе – когда страна, по мнению многих, была самой сильной на планете. Для меня, как исследователя, такая точка зрения объясняет феномен популярности Сталина.

Кладбище в Воркуте
Кладбище в Воркуте

Но большинству ваших соотечественников это, наверное, странно слышать?

Проблема в том, что в России не произошло осуждения сталинизма на государственном уровне. Общество не простилось со своим прошлым

– Да, конечно, именно поэтому я обратилась к историям обычных людей, их повседневной жизни, чтобы посмотреть их глазами на долгую и сложную историю России, Советского Союза… На мой взгляд, проблема в том, что в России не произошло осуждения сталинизма на государственном уровне. Общество не простилось со своим прошлым. На личностном уровне это можно сравнить с неврозом: человек уходит от реальности в свои фантазии, зачастую болезненные для него самого.

Вы общались с десятками людей, в провинции и столице, как вы думаете, чего хотят те, кто любит Сталина?

– Я думаю, они вряд ли хотят вернуться в эпоху Большого террора, скорее, они фантазируют о том времени, когда Россия была великой сильной страной. А некоторые вообще отказываются верить, что Большой террор действительно происходил, и называют это "либеральной пропагандой". Некоторые мои собеседники начинали гневаться, когда я говорила им о лагерях, приговорах, которые выносили "тройки" и тому подобном. Стоило затронуть эту тему, и начинались сильные эмоции. Я заметила, что многие люди в России не могут сохранять нейтралитет, когда речь заходит о Сталине. Это все равно что тревожить старую рану. Думаю, что спор в обществе будет продолжаться.

Одновременно с выходом книги "Под гнетом спасителя" Хестер ден Бур запустила онлайн-версию своего проекта на трех языках – голландском, английском и русском. С первыми главами на русском языке можно ознакомиться уже сейчас.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG