Ссылки для упрощенного доступа

Все протоколы об изъятии важного вещдока по делу усольчанки Рузаевой признали ложными


Пострадавшая в отделении полиции Марина Рузаева

Второй протокол изъятия вещдока по делу усольчанки Марины Рузаевой, обвиняющей троих полицейских в пытках, также оказался фальсифицирован следователем, сообщил редакции "Сибирь.Реалии" правозащитник и муж пострадавшей Павел Глущенко. Об этом ему сообщили сотрудники Следственного комитета по Иркутской области в ответ на обращение (документ есть в распоряжении редакции).

В декабре правозащитники выяснили, что пуховик, в котором Рузаева была в день пыток, со следами шокера подменили при изъятии. Глущенко объехал "понятых", чьи подписи стояли под протоколом, однако они заявили, что ничего не подписывали и при изъятии не присутствовали. Затем правозащитник получил от областного Следкома ответ с объяснением, что протокол был "неверно датирован", а следователи просто "перепутали время", написав "0" вместо "1" – то есть протокол был составлен в 18 часов вместо 8. Однако позже проверка ведомства подтвердила, что оба документа фальсифицированы.

"В общем, Лысых (замруководителя Следственного комитета по Казачинско-Ленскому району Сергей Лысых, – прим. СР) отдали на растерзание. Его же после нашего дела повысили от простого следователя", – прокомментировал редакции "Сибирь.Реалии" Глущенко. Дело на Лысых о фальсификации материалов следствия было заведено в конце декабря. Накануне Марину Рузаеву признали по этому делу потерпевшей.

В январе 2019 стало известно, что дело о пытках в отделении полиции Марины Рузаевой было вновь возобновлено. В конце декабря Рузаеву извещали о том, что Следственный комитет России в третий раз закрыл это дело. Оно было прекращено еще 25 ноября, но пострадавшей и ее адвокатам об этом сообщили только в конце декабря. При этом, следователь сослался на слова полицейских, обвиненных в пытках женщины: они заявили, что не пытали Рузаеву. Показания пострадавшей он назвал "непоследовательными", а слова ее мужа – "недостоверными".

Рузаева уже три года пытается привлечь к ответственности полицейских, которые пытали ее зимой 2016 года в участке. Она утверждает, что ее пять с половиной часов избивали в усольском отделении полиции с применением электрошокера, заставляя признаться в убийстве соседа. Правозащитникам Иркутска с большим трудом удалось добиться возбуждения уголовного дела на майора Дениса Самойлова и оперативников Александра Корбута и Станислава Гольченко из УМВД Усолья-Сибирского. Двое из них до сих пор работают в полиции Усолья, а майор Самойлов "с почестями" ушел на пенсию.​

Сказано на "Эхе"

XS
SM
MD
LG