Ссылки для упрощенного доступа

Уголовное дело Марины Рузаевой, пострадавшей от пыток в полиции, закрыли


Марина Рузаева пристегнута наручниками к скамейке во время следственного эксперимента

Многодетная мать из Усолья-Сибирского получила очередное постановление о прекращении уголовного преследования трех полицейских, обвиненные ею в пытках и истязаниях. Об этом корреспонденту "Сибирь.Реалии" сообщили правозащитники Святослав Хроменков и Павел Глущенко.

Согласно документу (есть в распоряжении редакции), следователь по особо важным делам областного Следкома Назыров установил, что пытки, после которых у Марины Рузаевой появились травмы, были якобы применены к ней до ее появления в отделении МВД "Усольский". "При этом в материалах дела есть показания обвиняемых – майора Дениса Самойлова и оперативников Александра Корбута и Станислава Гольченко – в том, что до того, как они привезли Марину в отделение, на ней никаких травм и повреждений не было, – сообщил корреспонденту "Сибирь.Реалии" муж пострадавшей Павел Глущенко, после нападения на жену занявшийся правозащитной деятельностью. – Сейчас половину показаний, собранных ангарским следователем, из дела выкинули. Лавочку, к которой пристегивали Марину в отделении, просто выбросили. Электрошокер и наручники до сих пор(!) не изъяли. А ее пуховик, через который полицейские жгли ее шокером и за подмену которого сейчас привлекли следователя, по делу как вещдок проходить не может. Настоящий пуховик безвозвратно потерян".

По словам правозащитников, это только малая часть несостыковок и откровенных ошибок из 27-страничного постановления. К примеру, свидетель, живший в одном дворе с семьей Марины и видевший ее в отделении сначала не избитой, а после с синяками и травмами, несколько месяцев назад бесследно пропал – в материалах дела он по неизвестной причине записан как ее бывший сожитель, что семья Рузаевой называет абсолютной неправдой. "Это они, видимо, так его записали, чтоб с заинтересованностью не заморачиваться, – предполагает Глущенко. – Мы, конечно, продолжим борьбу, несмотря ни на что. Будем обжаловать постановление в Следкоме РФ. Тут (на региональном уровне) смысла нет, все куплено. Это следователя им отдать пришлось, потому что слишком явная фальсификация, и то есть опасения, что и по этому уголовному делу затянут сроки и прекратят за сроком давности".

Особенно сильно правозащитников в постановлении об отказе возмутил пассаж о том, что полицейские "за моральные страдания имеют право получить компенсацию".

"На мой взгляд, уголовное дело о фальсификации доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности, возбужденное на следователя по статье 303 ч.3 УК РФ, вообще лишает Следком права применять к обвиняемым право на реабилитацию", – заявил Глущенко.

Марина Рузаева уже три года пытается привлечь к ответственности полицейских, которые пытали ее зимой 2016 года в участке. Она утверждает, что ее пять с половиной часов избивали в усольском отделении полиции с применением электрошокера, заставляя признаться в убийстве соседа. Правозащитникам Иркутска с большим трудом удалось добиться возбуждения уголовного дела на майора Дениса Самойлова и оперативников Александра Корбута и Станислава Гольченко из УМВД Усолья-Сибирского. Двое из них до сих пор работают в полиции Усолья, а майор Самойлов "с почестями" ушел на пенсию.​

Сказано на "Эхе"

XS
SM
MD
LG