Ссылки для упрощенного доступа

"Ну, конечно, это же Гейропа!"


Эскиз к спектаклю "Голубое и розовое"

В Комсомольске-на-Амуре режиссер детского самодеятельного театра "Мерак" Юлия Цветкова оказалась в центре внимания правоохранительных структур. Городской фестиваль театрального искусства, организованный Цветковой, дважды запрещали, а теперь режиссера театра обвиняют в распространении порнографии.

В середине февраля 2019 года в Комсомольске-на-Амуре должен был состояться фестиваль "Цвет Шафрана". Но из-за спектакля, в котором полиция заподозрила гей-пропаганду, театральные показы так и не вышли на широкую аудиторию.

Наш "скандальный" спектакль "Голубое и розовое" сейчас можно посмотреть на Ютубе. Его запретили исключительно из-за названия, не видя саму постановку

– Всем стало страшно, – рассказывает режиссер театра "Мерак" Юлия Цветкова. – И мы решили устроить закрытые показы. Родители, даже те, которые мне доверяют, из-за такого давления общественности стали спрашивать – неужели там и правда "что-то такое" есть? У нас помещение маленькое, поэтому человек 10 всего пришли, в основном родители воспитанников. Но спектакль, из-за которого нас обвиняли в гей-пропаганде, все пришедшие сняли на видео, выложили в сеть, чтобы таких вопросов больше не возникало.

О чем этот спектакль?

– Вообще-то наш "скандальный" спектакль "Голубое и розовое" сейчас можно посмотреть на Ютубе. Его запретили исключительно из-за названия, не видя саму постановку. Да, он о гендерных стереотипах. В самом начале мы смеемся над стереотипами: что мальчики не плачут, а девочки все домохозяйки. Мальчики – неряхи, а девочки должны терпеть. Потом мы рассказываем о том, почему эти стереотипы вредны. Что из-за таких социальных установок мальчики боятся проявлять эмоции, а девочки должны быть послушными и терпеливыми. Мы в своем спектакле говорим о том, что каждый человек – личность, которую нужно уважать. И девочки могут быть сильными, а мальчики – проявлять эмоции. И это нормально. Но у нас в городе, кажется, мало кто пользуется гуглом и знает о гендере. Поэтому все подумали – "ну, конечно, это же Гейропа!"

– Фестиваль был запрещен именно из-за вашего спектакля?

– Фестиваль был запрещен из-за якобы гей-пропаганды. Мой адвокат видел заявления на меня: одно от оперативника из отдела "Э", второе – от "неравнодушной общественности". Есть такой активист – Тимур Булатов, он ведет, кажется, группу "Нравственный джихад" в одной из соцсетей. Именно он увидел пропаганду в моем спектакле. Правда, у меня есть встречный вопрос: а такая группа – это не экстремизм? Полицейские опрашивали родителей и детей, которые у нас занимаются. Все эти показания, кстати, плавно перекочевали в новое дело.

Дело заведено?

– Я не могу сказать, завели его или нет. В мою квартиру, во вторник в 8:30 утра постучались полицейские, разбудили нас. Женщина, она не представилась, сказала, что пришла посмотреть, как мы живем. "Мы пришли посмотреть, как вы живете, откройте дверь пошире" – так она и сказала. Она просила нас отодвинуться от двери, мол, ей не видно нашу квартиру. Но я ей ничего не показала, мы разговаривали на лестничной клетке. Мне кажется такое поведение полицейских странным.

Зачем нужно было смотреть, как вы живете?

– Я не знаю, мне так и не предъявили никаких обвинений. В то утро женщина из полиции сказала, что выпишет повестку. Но мой адвокат тогда был не в городе, поэтому мы попросили перенести встречу со следователем на среду.

Что вам предъявили, когда вы пришли в полицию?

– В среду мы пришли, но ни я, ни мой адвокат так и не поняли, чего от нас хотят. На столе лежала очень большая папка с делом. Хотя, завели ли его и по какой статье, нам так и не сказали. Эта же папка была в отделе по борьбе с экстремизмом, когда шли разбирательства с фестивалем "Цвет шафрана". Там есть и беседы с учениками нашего театра, и с их родителями, скриншоты моих феминистских постов, постов совсем других людей, к которым я не имею никакого отношения. Я два раза давала объяснения. Теперь меня вызвали в ПДН (подразделение по делам несовершеннолетних. –​ С.Р). Папка еще выросла в объеме. Что в ней – ни мне, ни моему адвокату ознакомиться не дали. Единственное, что мне сказали, – вы распространяете порнографию.

Какую именно?

– Когда мы сидели в полиции, нам сказали, мол, мы тоже прогрессивные женщины, но "это" уже чересчур! Я долго пыталась вспомнить, что же такое "ЭТО" я постила, что могло сойти за порнографию. И потом они показали мои картины в рамках бодипозитивного проекта.

"Бодипозитивный" рисунок Ю.Цветковой
"Бодипозитивный" рисунок Ю.Цветковой

Но это ведь не новый проект?

– Эти рисунки я делала еще в июне – июле 2018 года. И только сейчас они "всплыли". Вообще, бодипозитив – это такая проходная повестка феминистического сообщества. Половина фемсообщества рисует такие картинки, и чтобы назвать это порнографией – надо иметь очень богатую и нездоровую фантазию.

Что еще вам говорили в полиции?

– Мне задавали вопросы о том, имею ли я право работать с детьми? Но до сих пор ни я, ни мой адвокат не понимаем, чего от меня хотят добиться. В той папке, с которой нам так и не дали ознакомиться, лежат скриншоты из интернета и объяснения, которые я и мои ученики давали месяц назад во время полицейской проверки театрального фестиваля. По крайней мере это там было в отделе "Э", сейчас папка выросла. Какие материалы добавились – нам неизвестно.

Но проверки по театральному фестивалю уже завершены?

– Все те материалы из дела уже месяц собирают. Эта первая проверка была прекращена довольно скоро, мол, ничего экстремистского в нашем фестивале нет. А здесь тянут и тянут.

Как к вам относятся в городе?

– Разделение очень сильное. Но те, кто меня знают, говорят, что обвинения в порнографии из-за рисунков – это бред, и даже отстаивают как-то меня в соцсетях. Но много выливается и негатива. Люди, которые даже не видели спектакль, судят по названию и говорят: о, так это же спектакль про разврат! И даже по последним бодипозитивным картинкам мне пришла масса отрицательных комментариев от незнакомых людей. Конечно, это сигнал о том, что затронута острая тема, и люди не знают, как на неё реагировать.

Комментарии на странице Юлии Цветковой
Комментарии на странице Юлии Цветковой

После того, как СМИ рассказали о недавнем вызове Юлии в полицию, её паблик "ВКонтакте" подвергся атаке ненавистников феминизма, которые, не стесняясь в выражениях, оскорбляли режиссера. Судя по количеству хейтерских комментариев, многие комсомольчане (так называются жители Комсомольска-на-Амуре) разделяют точку зрения полиции.

"120 хейтерских сообщений за один вечер. 120 текстов полных грязи, ненависти, угроз и оскорблений. И судя по тому, что мне присылают новые сообщения каждые несколько минут – это не финал. И знаете что? С этим ни-че-го нельзя сделать! По закону – они имеют право писать, что думают. Даже жаловаться на их страницы вк – бестолку. И где наш доблестный отдел по борьбе с экстремизмом. Ау.... Только я вижу здесь разжигание ненависти?" – написала в субботу на своей странице Юлия Цветкова.

В погоне за идеалом "сексапильности" женщину призывают бороться со всем, что делает ее живой и настоящей

Вы часто рисуете картины в рамках феминистских кампаний?

– Вообще, у меня много картин, можно сказать, это мое хобби. Конкретно те картины о бодипозитиве, из-за которых меня вызвали в полицию, они ничем не уникальны, это проходной проект – очередное заявление о том, что женщина не должна быть, как кукла Барби. Для феминисток это нормальная повестка, мы постоянно говорим о том, что в погоне за идеалом "сексапильности" женщину призывают бороться со всем, что делает ее живой и настоящей, – с волосами, шрамами, растяжками, сединой, морщинами... все эти нормальные вещи в глазах общества становятся чем-то уродливым, противоестественным для женского тела (хотя на самом деле – все это нормально!). Этот проект призван напомнить, что женщины – живые, а тела наши не идеальны и подвержены изменениям. Женщины – не куклы, и это замечательно.

Юлия Цветкова. 2011
Юлия Цветкова. 2011

Поиск порнографии в ваших картинах вы связываете с фестивалем "Цвет шафрана"?

– Конечно, у меня таких доказательств нет. Но интерес к этим картинам у полиции возник именно после закрытия фестиваля. Видимо, ко мне стали пристально присматриваться.

Как отразилась эта история на репутации вашего театра?

– У нас в городе активистов любого профиля не любят и прессуют. Ко мне также относятся по-разному: есть те, кто понимает, а есть отрицательные реакции. У каждого, конечно, своя правда. Но могу сказать, что сейчас из-за сильного давления "общественности" многие родители забрали из моего театра своих детей.

В понедельник, 25 марта, Юлия Цветкова вновь побывала в полиции вместе со своим адвокатом. Активистка была готова к тому, что ей предъявят официальное обвинение в "распространении порнографии". Однако следователь неожиданно сменил тему разговора и начал интересоваться зарубежными контактами Цветковой. По предположению её адвоката, следствие теперь ищет повод для того, чтобы присвоить театру "Мерак" статус "иностранного агента".

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG