Ссылки для упрощенного доступа

Партия жизни и партия смерти


Вячеслав Чернов

Феномен популярности фильма Юрия Дудя объясняется грустным фактом. Он проявляет тот наступивший информационный вакуум, который возник с исчезновением настоящего телевидения. Телевидения, которое просвещает, объединяет и окультуривает. Страна вдруг оказалась в состоянии нужды. Она стала нуждаться в том, чтобы узнать и хотя бы на несколько минут задержаться для осмысления самых значительных и, казалось бы, самых известных исторических событий.

Незаметно страна разделилась по религиозному признаку в отношении событий первой половины прошлого века. В основе воззрений одних лежит безусловное признание ценности и неприкосновенности человеческой жизни. Религией других является пренебрежение жизнями в угоду политическим и экономическим целям.

Со Сталиным давно всё ясно. Неясно, как жить и двигаться в будущее с "колдунами, вызывающими из глубин "такое время"

Для людей, причисляющих себя к партии жизни, со сталинскими временами всё ясно – страшная страница перевернута, и если ты не профессиональный историк – нет оправданной потребности в доскональном изучении мельчайших исторических подробностей уголовного дела кровавого тирана. Для них важнее день сегодняшний, в котором происходит ежедневное взаимодействие с членами партии смерти, с теми, кто с пеной у рта вопят: убито не миллион! Всего 800 тысяч! Нужно каким-то образом жить в одних границах и строить одну страну с теми, кто не видит ничего страшного в том, чтобы сгноить заживо в холоде и голоде за три украденных колоска, с теми, кто говорит – время было такое.

Было. Такое. Время. А значит, они готовы повторить, если вновь наступит время, которое они сами, по своему усмотрению охарактеризуют как "такое". Они нисколько не сомневаются в том, что именно они обладают эксклюзивными правами на определение времён.
Они просто ждут и копят силы для того, чтобы вновь заявить – настало "такое время"! Начинаем!

Со Сталиным давно всё ясно. Неясно, как жить и двигаться в будущее с "колдунами, вызывающими из глубин "такое время". Если бы не война, какой, казалась бы роль Сталина подавляющему большинству? Думаю, его воспринимали бы исключительно как тирана, создававшего империю на людских костях. Только жалкая кучка безумцев сегодня вопила бы о том, что "зато строились заводы". Но война случилась. Война всё списала. И в ореоле войны строительство на костях обрело новые смыслы. Какая разница, если кости повсюду, если их уже так много, что можно уже и не считать, и не разбираться в причинах их появления, главное – заводы и восстановление городов. На войне и серийный убийца способен превратиться в героя, если именно на его долю выпало поставить ногу на грудь побеждённому – победителей не судят.

У двух лагерей разное отношение к победе. Члены партии смерти смогли отделить победу от войны. Они празднуют победу, будто она одержана в каком-то спортивном состязании. Ура, мы оказались сильнее, мы выиграли, а они проиграли, можем повторить! Для тех, кто в партии жизни, победа в первую очередь означает, что была война. Кровь лилась рекой, летели в разные стороны части тела, крыса обгладывала умершего вчера ночью от голода товарища, дети замерзали при попытке убежать от надвигающейся линии фронта, на дно реки пускались сотни тел от угодившего в переправу снаряда.

Чем бы ни обернулось жестокое противостояние – победа состоит в способности остановить насилие и отстроить разрушенное заново.
Выстроить страну, мир, общество такими, чтобы никогда больше потребность войны не ощущалась. И в этом смысле нашу страну нельзя назвать одержавшей победу. Мы не смогли выстроить мирную жизнь, не смогли обеспечить элементарными благами при беспрецедентных ресурсах немногочисленных граждан. Для ощущения своей полноценности мы по-прежнему испытываем потребность в убеждённости, что мы можем всем навалять, мы по-прежнему жаждем репрессий и демонстрации силы.

Это значит, что война в любой момент может вернуться.
Мы уже совершаем пробные, тестовые попытки: Грузия, Украина, Сирия… Прислушиваемся к своим ощущениям, соизмеряем свои возможности. Вроде бы ничего. Ракеты долетают и ложатся точно в цель. Прадедушкина гимнастёрка села как влитая, я неплохо выгляжу.
От той победы нам нужна только эйфория и пьянящее чувство превосходства. Смерть, скорбь, ужас и адские страдания мы задвигаем вглубь. Минута молчания, и та превращается в пустую формальность.

Представители партии смерти 9 мая под сталинскими портретами наговорят кучи бравурных, нелепых, пустых, бессмысленных, дребезжащих слов о той войне и о том, что сейчас… да будь наша воля… А мы помолчим. Нам сказать будет нечего. Потому что уже давно всё сказано. И осмыслено. Мы не хотим повторять. Никогда.

Вячеслав Чернов – предприниматель, живёт в городе Таштагол

Высказанные в рубрике "Мнения" точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG