Ссылки для упрощенного доступа

Демонстрация всеобщей беспомощности


Михаил Немцев

Редакция издания "Сибирь.Реалии" предложила мне посмотреть и прокомментировать "Прямую линию Президента России В.В. Путина". Я не стал это делать, потому что эти ежегодные прямые линии не смотрю. Знаю, что очень многие их не смотрят. А зачем её можно было бы захотеть смотреть? Задумавшись над этим, прихожу к тому, что мне не интересно смотреть прямую линию, потому что у меня нет к ней своего интереса. Эта прямая линия не имеет отношения к моей жизни, к моим проблемам и моим желаниям. А если его нет, то зачем смотреть? Путина на экране мы и так все видели. Самые смачные моменты сразу же принесут невода социальных сетей.

Конечно, как у гражданина России у меня есть заботы и желания. Меня многое беспокоит. И меня удручает невозможность решить проблемы нашей общей жизни, которые прямо толпятся, если оглянуться вокруг. Раз в год можно посмотреть прямую линию, где глава государства напрямую, лицом к лицу встречается с гражданами и решает их проблемы. Но что это, если не демонстрация всеобщей беспомощности?

Если бы эти граждане сами могли добиться своего – просить президента было бы совершенно незачем.

Сама эта прямая линия – это и есть свидетельство того, что всё разложилось и не работает. Но разве интересно ещё раз убеждаться в том, что государственные учреждения и институты не работают? Это даже комментировать потом неинтересно. Интересно как раз, чтобы они работали

Вот, скажем, на этой линии – прямое включение: жители деревни под Тюменью сообщают президенту, что у них нет чистой воды, а та, что есть, – грязна и непригодна. Но приходится её пить, а чтобы помыться, нужно куда-то съездить. У них есть свой интерес: десять лет они ждут, проблема не решается, пора бы что-то сделать!.. Тут же и глава местного самоуправления. Он сообщает, что по плану проблема будет решена, но надо бы ещё немного потерпеть. Сразу же на экране появляется губернатор, ему неловко. Президент от имени жителей деревни просит "коллегу" (коллегу?) приступить к решению проблемы. Вроде бы достучались жители до небес – до самого главного начальства. Начальство, может быть, проблему потом и не решит. Но точно не сможет сделать вид, что об этой проблеме не подозревает. Это уже хорошо, этим потом можно пользоваться.

Будь у них возможность, эти жители одной из российских деревень использовали бы другие инструменты, чтобы добиться своего. У них есть депутаты. которых они выбрали (кого-то ведь они выбрали?), с их помощниками можно встретиться. Для того депутатам и помощники.

У них есть свои представители в Государственной думе. У них есть прокуратура, суды и другие инстанции. У них есть Роспотребнадзор и так далее.

Может быть, во все эти учреждения они уже обращались и теперь дошли до первого лица (точнее, режиссёры прямой линии их допустили до него, но важен итог). Может быть, сама идея обратиться к этим инстанциям звучит для них, как глуповатое утончённое издевательство. Так или иначе, всё что должно было сработать, – не сработало. Остаётся президент. И потому – материал для наполнения прямых ежегодных линий неисчерпаем.

Над тем, что президент Российской Федерации предстаёт на этих линиях завхозом или смотрителем, каждый год ухмыляются комментаторы. Но ему, вероятно, как раз это и нравится. Люди приходят к нему, и он несколькими фразами решает их проблемы, по пути сообщая мнение на разные темы – это интересно. Такой политический театр должен тешить самолюбие того, кто в центре сцены. Но у театральных постановок есть месседж, урок, мораль. В школе учат вычленять мысль автора. А тут "что хотел сказать автор?". Что ничего не работает. Что люди в стране, здесь и там, повсюду, живут в ситуации чрезвычайного положения. Урок не нов!

Неужели может доставить удовольствие несколько часов наблюдения за тем, как люди раз за разом публично сообщают о своём бессилии? Это особое бессилие, это бессилие людей, вынужденных выживать внутри сложного механизма. Где на водопроводной трубе есть кран, но если его открыть, вода не течёт. Где вроде бы есть суды, депутаты, надзорные службы – но их фактически нет, потому что решить проблему невозможно.

По существу, смотреть прямую линию (если вы не политический комментатор и это не входит в профессиональные обязанности) стоит, если интересуют обстоятельства, фактура разложения страны. Сама эта прямая линия – это и есть свидетельство того, что всё разложилось и не работает. Но разве интересно ещё раз убеждаться в том, что государственные учреждения и институты не работают? Это даже комментировать потом неинтересно. Интересно как раз, чтобы они работали. Что сделать, чтоб они работали. И последнее, что можно делать, чтобы понять, как этого добиться, – это смотреть "Прямую линию". Она же совсем о другом, она об интересе президента, а не о наших интересах.

Михаил Немцев – философ

Высказанные в рубрике "Мнения" точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG