Ссылки для упрощенного доступа

"Мы проверим, дадут ли нам дойти пешком до Москвы". Люди из команды шамана хотят продолжить поход


Несколько человек из отряда шамана Александра Габышева решили продолжить поход в Москву – они готовы отказаться от политических лозунгов и объявить свою экспедицию спортивно-туристической. При этом они намерены встречаться с жителями тех населенных пунктов, через которые пройдет их маршрут, и заодно проверить, разрешены ли еще в России туристические походы.


Предполагается, что путешественники начнут свой путь в Новосибирске через пару недель. Один из авторов этой идеи – Дмитрий Крюков – рассказал редакции Сибирь.Реалии о ее подробностях.

– Дмитрий, когда и откуда вы приехали в этот отряд?

Приехал из города Иваново в августе, шаман тогда был в Забайкалье. Мне 22 года, я работал менеджером по продажам, искал себя. Я из детского дома, и меня государство "опрокинуло" на квартиру. Тогда я и начал смотреть, активно интересоваться, что вообще происходит в нашей стране, думал, как я могу повлиять на ситуацию.

– Вы до этого не знали, что многие выпускники российских детдомов годами ждут положенную по закону квартиру?

Они не то что не выделили, они меня сняли с очереди. Писал я в Администрацию президента. Мне пришел ответ из департамента, где было сказано, что "будем решать ваш вопрос". Прошел месяц-два – полная тишина! А на повторное письмо мне даже не ответили.

– Вы в суд пытались обращаться, в прокуратуру?

Нет. Если Администрация президента не помогла, то кто выше? Разве суды и прокуратура выше Администрации президента? Все это было примерно месяца за четыре до того, как я присоединился к Саше. Я много видел всякой несправедливости и начал интересоваться, что происходит. Стал смотреть в ютьюбе ролики на разных каналах: "Хватит молчать", "Без соли", "Сверхдержава", "Николай Бондаренко" это из известных, а есть еще малоизвестные каналы, там люди сами о себе рассказывают.

– И к каким выводам вы пришли?

Я воздержусь от ответа на этот вопрос. Но если я поехал к Саше Шаману, как вы думаете, к каким выводам я пришел? Я поехал к нему, чтобы помочь человеку, поддержать его. Чтобы люди видели, что современная молодежь не стоит в стороне.

– А узнали вы про этот поход откуда?

Из ютьюба.

Дмитрий с супругой
Дмитрий с супругой


– До этого вы занимались каким-то гражданским активизмом, протестной активностью?

Нет. Это мне было неинтересно, как и всем заблудшим.

– Иваново близко к Москве, где часто проходят протестные акции, но на них вы не ездили. Зато поехали в Сибирь за тысячи километров, чтобы присоединиться к походу на Москву…

– Глаза я открыл, можно сказать, поздно. Когда стал интересоваться тем, что происходит в стране, в Москве как раз проходило много митингов – я имею в виду это лето. Но я уже собирался к шаману. Если бы не поехал к нему, присоединился бы к этим митингам. Но мне было не до того, я готовился, собирал информацию, что мне нужно в походе, ресурсы собирал, материально готовился. Потом присоединился к Саше.

Когда 22-летней парень вместо клубов и всего прочего поехал и по трассе идет пешком 20 км в день, это должно было быть знаком для народа, что молодежь уже проснулась


– Вы кому-то рассказали о том, что едете туда? Как ваше окружение отнеслось к этой идее?

– Да, конечно, рассказал. Все по-разному отреагировали: кто-то говорил, что ничего не поменяется, кто-то говорил, что зря, кто-то меня поддержал. И даже были друзья, кто сказал, что не надо этого делать, но все равно поддержали меня всякими способами. Они сказали, мол, "это твой выбор, у тебя своя голова на плечах. Желаем тебе удачи". Кто-то помог и в материальном плане, и вещами, и еще чем-то.

– Вы как сами для себя понимали цель этого похода?

– Объединение людей, чтобы люди проснулись. Когда 22-летней парень вместо клубов и всего прочего поехал и по трассе идет пешком 20 км в день, это должно было быть знаком для народа, что молодежь уже проснулась. Меня готовили с рождения, чтобы я жил в другом государстве, где наши права соблюдены, где конституция, демократия. Нам объясняли, что нужно бороться за свои права, а на деле я вижу совсем другое.

– Чем вы занимались после задержания шамана (19 августа в Бурятии. – Прим. СР)? Какие были мысли?

– Мыслей было очень много в голове, я не буду их озвучивать. Я не знал, как правильно поступить. Мы с ребятами взяли паузу, поехали в Иркутск, чтобы подумать и принять правильное решение. Были мысли о том, чтобы уехать в Якутию и там находиться с шаманом, там его поддержать. Часть отряда пошла дальше. После двухдневной паузы я принял решение с некоторыми товарищами, что мы возвращаемся в отряд и идем. Прошли сутки, и нас всех остановили.

Я уверен, что нам все равно будут ставить палки в колеса, и люди должны об этом знать, это видеть, за ситуацией следит весь мир, другие страны тоже наблюдают


– Как это было?

– Сначала целый день два человека в гражданской одежде нас снимали на камеру. Позже к нам подъехала полицейская "буханка" и две "Нивы", одна полицейская, а другая гражданская. Оттуда вышли человек 6–7, пара людей сидела в гражданской "Ниве". Нас попросили проехать до отделения, потому что поступила жалоба, что мы нарушаем ПДД. Пока мы ехали, посоветовались с нашими юристами. И нам сказали: ничего объяснять им не нужно, то есть мы имеем полное право этого не делать. Двое ребят все же зашли в отделение, а мы вчетвером остались на улице. К нам подъехали другие сотрудники ДПС, вели себя корректно, культурно, показали удостоверения. Объяснили, в чем нарушение, объяснили нам процедуру, что нас всех пробьют по базам, нет ли каких уже нарушений. Если есть, то выпишут письменное предупреждение, что они и сделали. После мы вернулись в отряд. Наших двух ребят из отдела тоже выпустили, оказалось, им то же самое там говорили. Но когда мы вернулись, то увидели, что нет Валентина, он гражданин Казахстана, и его забрали за какое-то нарушение. Ждали вестей. Потом вечером, часов в 9-10, у нас снова забрали двух ребят, которые были в отделе, это Эллей и Легион Леха. Эллей приехал примерно часов в 12, сказал, что Валентина уже не отпустят, депортируют, попросили собрать его вещи. И еще сказал, что все нормально, мы можем ложиться спать. Потом прошло примерно часа полтора, меня будит Эллей, они уже с Лехой вернулись, время где-то 1:30, объявили экстренное собрание. Все собираемся, и они нам сообщили, что там с ними общались серьезные люди, сказали, что мы должны решить: если остаемся, то приезжают маски-шоу, нас всех кладут, приписывают нам терроризм, все будет очень жестоко. Если мы уезжаем, то к нам никаких репрессий, ни гонений, ничего устраивать не будут: мы просто тихо-мирно разъезжаемся. В итоге было принято единогласное решение, что все должны разъехаться, а дальше уже каждый движется, как считает нужным.

– Я знаю, что сам шаман звонил многим из вашего отряда и просил сделать паузу. Так какой смысл после этого и предупреждения силовиков продолжать поход?

– Это новое движение. И цель – гражданский эксперимент. Мы проверим, дадут ли нам дойти пешком до Москвы при условии, что мы идем в статусе спортивной туристической группы. Я уверен, что нам все равно будут ставить палки в колеса, и люди должны об этом знать, это видеть, за ситуацией следит весь мир, другие страны тоже наблюдают. А шамана мы никак не подставляем. Мы изначально думали, как сделать так, чтобы не навредить ему? Когда будет суд, они ничего не смогут приписать Саше.

– А если в разгар вашего похода шаман решит возобновить свой, вы присоединитесь?

– Пока рано об этом говорить.

– Но если вы хотите сейчас преподнести это просто как турпоход, с чего люди, которые поддерживали шамана, будут следить за вашей судьбой и помогать вам?

– Во время похода мы будем общаться с людьми. Они будут рассказывать, что происходит в их городе или деревне. От нас не будет никаких лозунгов, но другим людям мы рот не закрываем. Любой человек может к нам подъехать и сказать, что "вот я в своей деревне живу вот так, хочу обратиться туда-то, сказать что-то". А мы эту информацию будем распространять. У нас свобода слова в стране.


– Если ваша цель –​ просто нести правду людям о том, как живут их соотечественники, почему конечная цель – Москва, а не Калининград, например?

Не знаю, возможно, Москвой не ограничимся и дальше пойдем.

– Не опасаетесь, что вас обвинят в организации несанкционированных публичных акций?

– Мы общались с юристами. По идее, не могут, но я знаю, как в нашей стране все работает. Если они это сделают, значит, они просто на весь мир заявят, что нет у нас ничего – ни свободы слова, ни Конституции.

– А вы думаете, что весь мир удивится?

– Мир и так все видит, просто мы еще раз это подчеркнем.

– Вам не кажется, что вы, начиная свою поход с просьбы о материальной поддержке, дискредитируете то движение, которое начал шаман, саму идею, которую он заложил?

– Я понимаю, о чем вы говорите. Когда я собирался к шаману из Иванова, мне точно так же нужна была финансовая поддержка. Я просил людей. И знаете, сколько мне писало, что, вот, шаман начинал без денег, ты попробуй как шаман! А почему меня сравнивать с шаманом?! Я ни в одном ролике не сказал, что я шаман. Шаман – это мой духовный наставник, кто меня на путь наставил. Он много чего мне рассказал в этой жизни – рассказал и научил. Я себя с шаманом никогда не ровнял. Для нашего похода именно так и нужно. Это чисто на добровольной основе, кто захочет нам помочь. Мы ни к чему не призываем.

– Почему все-таки нельзя подождать, пока шаман не решит продолжить? Тем более зима на носу, похолодает, нужно будет искать какое-то жилье…

– Это новый поход, к Саше он отношения не имеет. Мы планируем ночевать в палатках – именно к этому готовились, по крайней мере, морально. Мы примерно понимали, как это все будет происходить. И когда шли с шаманом, точно так же собирались ночевать в палатках.

– С кем вы сейчас поддерживаете связь из тех людей, с которыми вы шли вместе, кто не с вами? Кто из отряда готов к вам присоединиться?

– Мы в данный момент находимся с Виктором, шаман назвал его Эльфом, меня – Витязем. Мы находимся вдвоем. Есть некоторые ребята, которых я разглашать не буду: они попросили пока этого не делать. Связь я поддерживаю со многими ребятами, кто находится в отряде, со многими я советуюсь. Все относятся по-разному.

– А Александр знает о вашей идее?

– Да. Он сказал сделать пока паузу. Но если вы ослушаетесь, то Бог вам в помощь, пусть Бог вас ведет, так он сказал.

– Все-таки если вас в какой-то точке встретят силовики, увезут в полицию и начнут прессовать? Этот поход до первого столкновения с представителями правоохранительных органов или как?

– Время покажет. Мы идем как туристическая команда, а не как террористы-экстремисты. Мы идем без оружия и всего прочего. Но если силовики начнут препятствовать, есть юристы, которые готовы нам оказать техническую помощь. Мы будем все решать на уровне закона.

– Как вы думаете, возможно, что с вами начнут бороться не официальными методами, а с помощью каких-нибудь криминальных элементов?

– Не исключаю этот вариант. Когда я ехал к шаману, знал, что события по-разному могут обернуться. Все что угодно могло быть. Могли забрать нас всех. Могли приехать просто ночью с дубинками, могли взять что-то похуже дубинок. Если они хотят закрыть меня за то, что мы сейчас идем как спортивно-туристическая команда, то я готов.

– Вы будете на YouTubе выкладывать информацию о том, как проходит ваш поход?

– Да, конечно. Для этого мы сделали резервный канал, что если я потеряю доступ или мне заблокируют канал, то на другом канале будет информация дублироваться. Мы будем все происходящее снимать на камеру. Это нас обезопасит.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG