Ссылки для упрощенного доступа

"Мы хотели показать, что все возможно". Как покорить вулканы Камчатки на инвалидном кресле


Владимир Ерофеев

Шесть человек с серьезными нарушениями опорно-двигательного аппарата, пролетев с другого конца страны более 7 тысяч км, покорили вершины Камчатки, увидели океан, охоту медведя и нерест лосося. Даже волонтеры не сразу поверили, что эта безумная идея осуществится. Группа не только преодолела все препятствия, но и взяла обещание со своих гидов в следующем году устроить подобную экспедицию на Алтай.

– Это был третий океан, где я побывал, – рассказывает один из участников экспедиции Михаил Сапаров. – Я совершал восхождение на Эльбрус, поэтому мне было проще, но я видел, как боролись другие ребята. Представьте, у Максима протез ноги стоимостью около 2 млн рублей. По квоте его дают раз в несколько лет. И вот этот протез постоянно проскальзывает по грязи и снегу, электроника не понимает, как идти в гору. Максим сильно рисковал, он падал несколько раз. Понимаете, каждый человек, у которого есть протез, в первую очередь будет думать о его сохранности. Если он сядет в лодку, то распереживается, как не намочить этот протез. У меня руки нет, и много лет я ходил с протезом. Как-то раз упал, и на автомате обе руки подставил, чтобы смягчить удар, но с протезом все уже происходит не так. Я в итоге чуть не сломал ключицу, и больше протез я не ношу. Я понимаю, что происходило в душе у Максима, поэтому весь путь на вулкан я старался подбадривать: "Максим, давай! Еще немного. Нельзя остановиться сейчас!".

Александр Мещанкин – социальный предприниматель с Камчатки. Социальное предпринимательство – бизнес, решающий социальные, культурные или экологические проблемы. Идею организации активных туров для инвалидов Александр вынашивал несколько лет. Именно он взял на себя размещение и питание группы. Сотрудник реготделения "Всероссийской федерации спорта лиц с поражением опорно-двигательного аппарата" Людмила Микалуцкая, которая живет в Волгограде, смогла найти грант. Этих денег хватило на перелет и экскурсии. Энтузиастам помогали волонтеры. Александр выстроил маршрут так, чтобы инвалиды получили как можно больше впечатлений, не взирая на свои особенности.

Я занимаюсь активным туризмом всю жизнь, живу походами в горы и к вулканам, говорит Александр Мещанкин. Неподалеку от города Елизово у меня есть база. Знаете, мама моей второй жены инвалид. Она стеснялась этого и восемь лет не выходила на улицу. У нее на кухне лежала тетрадка, куда она записывала, что происходит за окном, кто из соседей куда поставил машину. Таким был ее мир. И вот я не выдержал, схватил тещу и потащил на улицу. Она сопротивлялась, но так мы начали выходить. Потом стали выезжать на дачу, потом под вулкан, на морскую прогулку, потом мы взяли ее с собой в отпуск. Часто в походы записываются люди с особенностями, которые хотят вместе с обычными туристами совершить восхождение. Я задумался и потихонечку начал общаться с теми, кто путешествует на колясках, спрашивал, используют ли они специальные гостиницы. Инвалиды говорили, что ничего особенного им не надо, главное, чтобы было удобно. Например, лучше, если в гостинице есть душ, а в нем стоит стульчик, на который можно сесть, чтобы помыться.

Когда Александр начал строить вторую базу в Елизово, то решил учесть такие нюансы. Поэтому домики там одноэтажные. По деревянным настилам можно из "кают-компании" добраться до своего бунгало. Там есть удобный туалет и гигиенический душ.

Я пришел к тому, что хочу делать туры специализированно для инвалидов. У меня появилась единомышленники, благодаря которым ребята с ограничениями здоровья приехали, зарядили нас массой энергии. Плюс мы лучше поняли, какие параметры должны быть на маршруте.

Рискнуть решили четыре человека с разными формами инвалидности из Волгограда: Дмитрий Дружинин, волонтер-тренер по адаптивной физкультуре для детей с ДЦП, сам имеющий сложную форму этого заболевания; Владимир Ерофеев, инвалид на коляске, занимающийся защитой прав инвалидов и развитием доступной среды; Максим Попов, кандидат в мастера спорта по гребле на байдарках и каноэ; Любовь Васильева руководитель проекта, паралимпийская чемпионка и председатель РО "Федерация спорта лиц с ПОДА" Волгоградской области. Из Севастополя приехал Михаил Сапаров, занимающийся развитием адаптивного скалолазания для детей с ограниченными возможностями здоровья, а из Таганрога Сергей Бурлаков, Человек Планеты и спортсмен-паралимпиец.

На рейсе ребятам не предоставили никаких привилегий в рассадке, не было дополнительного места для ног, не было коляски, чтобы добраться до туалета


Первое, что шокировало меня в путешествии, это самолет, в котором стоял значок, что туалет доступен для инвалидов, говорит Михаил Сапаров. Но когда мы спросили у стюарда, как инвалид должен до него добраться, он ответил, что персонал понесет его на руках. Володя эту идею сразу отмел. И я его понимаю. То есть сервис как бы есть, но вы им пользоваться не сможете. Я уже не говорю, что при транспортировке помяли колесо володиной коляски. Такое ощущение, что он был первым пассажиром с инвалидностью у авиакомпании.

Рейс на Камчатку
Рейс на Камчатку


Гид и волонтер Дарья Малицкая, которая сопровождала одного из участников, написала в соцсетях: "Всего за шесть дней на полуострове мои внутренние батареи зарядились на 100 %. Привезти людей с повышенными потребностями на Камчатку и дать им возможность увидеть то, что доступно простым туристам: океан, вулканы, нерест лосося фантастический замысел. Сказать, что эти люди влюбляют и мотивируют не сказать ничего. Взойти на вулкан, будучи киборгом, в инвалидном кресле бороздить просторы полуострова, где доступная среда не предусмотрена от слова совсем, говорить мотивационные речи, с трудом произнося слова из-за сложной формы ДЦП. Харизма, интеллект, сила, настойчивость у каждого из них свои суперспособности! Но все они космические! Человек способен на многое, если не сдаётся и движется к цели!".

Даша рассказала, что много раз водила группы на Камчатку и понимала, что Александр выбрал фактически тот же маршрут, которым ходят обычные туристы.

Я спрашивала себя, реально ли это вообще? Когда видела, что все получается, меня переполняли эмоции. В прошлом году я сама сломала ногу и какое-то время провела в коляске без возможности работать. За это время идея Александра довольно далеко продвинулась и меня позвали помочь. Думаю, организаторы хотели и меня поддержать и замотивировать. Я сопровождала парня с сильным ДЦП, помогала с экскурсиями всей группе. О том, как работать с людьми с повышенными потребностями, я знала давно. В 2014 году я ездила в Сочи волонтером на Параолимпийские игры. Есть этические нормы взаимодействия с инвалидами, которым нас обучали. Уже тогда нам хотелось равняться на параолимпийцев, которые очень многого достигли. Иначе я не могу их воспринимать. Скорее я чувствовала себя на их фоне слабым человеком. Да, перелет на Камчатку был тяжелым. На рейсе ребятам не предоставили никаких привилегий в рассадке, не было дополнительного места для ног, не было коляски, чтобы добраться до туалета. Но Сергей Бурлаков, который является еще и членом Общественной палаты, добился, чтобы на обратном пути ребят посадили на места с увеличенным расстоянием для ног и ближе к туалету, рассказывает Даша.

Группа на маршруте
Группа на маршруте


Соорганизатор проекта Людмила Микалуцкая говорит, что среди инвалидов есть много активных людей, которые хотят путешествовать. Еще до того, как привезти группу на Камчатку, она сама прошла маршрут, выбранный Александром:

При восхождении на вулкан нет никакой доступной среды, но преодолеть его можно. У многих инвалидов существует психологическая проблема, потому что среда не готова, но если у них не будет желания выходить, то и среда не появится, – считает Людмила. Мы хотели показать другим, что все возможно. У Максима Попова во время подъема и спуска сильно нагревался протез ноги, не выдерживая того, что выдержал сам Максим. Благодаря Володе Ерофееву мы знаем теперь, что на борту самолета может не оказаться коляски, позволяющей инвалиду добраться до туалета, знаем, что деревянные настилы на берегу океана не подводят к воде. Нет ничего сложного в том, чтобы это исправить. Теперь мы сможем обратить внимание на эти проблемы. Конечно, тем, кто путешествует, нужны и гиды-адаптивники, и сопровождающие волонтеры.

Он закатился на сопку и понесся вниз со всей скорости. Я запереживал, побежал за ним, а он говорит: "Такой адреналин! Я думал, не остановлюсь"


Об этом нужно говорить, согласен Александр Мещанкин. Людям, которые еще не вышли из квартир, нужно показывать инвалидов, которые путешествуют. Они должны понимать, что кто-то едет на Камчатку, а можно хотя бы попробовать спуститься во двор. В природной среде все является препятствием даже для простых людей, а колясочникам труднее всего. Мы ездили в один из термальных источников, где есть туалет, но очень неудобный. Некоторым ребятам было сложно забираться в ванну с термальной водой. Сложно было попасть на катер там узкие дорожки. Сложно сесть в высокий джип. Кое-где не хватает смотровых площадок, чтобы подняться на коляске. Мне не удалось завести человека на коляске в кратер, потому что был уже сентябрь на склоне образуется наледь, с коляской возникли сложности. Но в следующем году я планирую обязательно сделать это. Мы уже пытаемся разработать специальную модель с третьим колесом посередине. По сложным маршрутам инвалидов возят на таких "тачках" в Австралии, но цена этой техники 15 тысяч австралийских долларов. Попробуем сделать свою.

По словам Александра, люди, которые живут в России, привыкли к трудностям, поэтому все происходящее они воспринимали, как приключение.

В центре города, где находится только что отреставрированная сопка Никольская, на которой в Крымскую войну шли бои, наш колясочник устроил шоу, рассказывает Александр. Он закатился на сопку и понесся вниз со всей скорости. Я запереживал, побежал за ним, а он говорит: "Такой адреналин! Я думал, не остановлюсь". Там же, на возвышенности, есть такие пушки, которые смотрят в океан батарея Максутова. Ему и туда как-то удалось взобраться.

На побережье
На побережье


Александр сначала показал туристам Тихий океан и черный песок пляжа, где они испытали свой первый на Камчатке восторг. Потом их очень впечатлил Мутновский вулкан и то, как они ехали к нему на высоких джипах. "Морская прогулка, где мы столкнулись с небольшим волнением, подъем, спуск, волны, которые разбиваются о скалы, птичьи базары, лежбище сивучей, тоже всколыхнули много эмоций", вспоминает Александр.

По спине пробежал холодок, несмотря на то, что нас заверили – медведь на вышку не полезет, ему неудобно


Колясочник Владимир Ерофеев, который удивил всех на сопке, говорит, что сначала не представлял, как будет передвигаться на такое дальнее расстояние без машины. Раньше он путешествовал именно так.

С машиной я свободен. Если мне стало нехорошо, то сам еду в больницу, говорит Владимир. – Я думал, что без авто мобильным уже не буду, но все-таки решился. Я хотел испытать, куда смогу добраться на инвалидной коляске. Решил, что там, где она не проедет, я проползу, но все равно увижу Камчатку. Как-то раз мне сказали, что один чиновник не сможет меня принять. Его кабинет находится на 4 этаже. Я бросил коляску и забрался на четвертый этаж по перилам. А здесь мне удалось подняться на вулкан, туда, куда люди летают на вертолетах! Когда меня предлагали поднять на руках, я старался отказываться. Не хочу, чтобы меня носили, как какую-то куклу. Да, в путешествии нужна помощь гидов, но очень важно не нарушать личное пространство. Не нужно говорить о человеке в третьем лице или хватать и нести, как мешок. В этих правилах нет ничего сложного, но об этом просто стоит знать. Это касается не только инвалидов, но и пожилых людей. Не надо думать, что мы беспомощные люди, которым нужно вытирать нос. А трудности начались с самого перелета. В самолетах дальнего следования у нас нет возможности сходить в туалет. В других странах это решаемый вопрос, у нас, к сожалению пока нет. Поэтому мне пришлось не пить и не есть до перелета и во время него. Но после того, как самолет приземлился, я был ошеломлен местными видами. Сразу открывался пейзаж с вулканами. Это сказочно и безумно красиво! Само путешествие позволило переосмыслить свои возможности. Я не могу забыть восхождение на вулкан на огромных джипах. Оттуда открывались шикарные виды с водопадами. Я увидел океан! Проблемы с песком в колесах это мелочи по сравнению с тем ураганом эмоций, которые я испытал. Когда я застрял, Александр просто дотащил мою коляску до самого прибоя. Мне хотелось запечатлеть в памяти все запахи и шумы. Каждый день мы возвращались на базу выжатые, как лимоны, но счастливые. Во мне случился какой-то внутренний взрыв, перезарядка, я понял, что хочу увидеть всю Россию люди не должны сидеть в своей скорлупе. Сейчас планирую просмотреть сложные маршруты, найти слабые места и добиться, чтобы они не были барьером для других таких же путешественников.

Александр и Владимир
Александр и Владимир


Путешествие дает возможность испытать новые эмоции: ты преодолел маршрут, оказался среди новых знакомых, стал увереннее в себе, потому что этот опыт делает речь более свободной, а движения – более скоординированными, говорит Дмитрий Дружинин. Это обязательно нужно делать. Я сам преодолел огромное расстояние, поднялся на высоту, откуда огромные джипы, которые нас привезли, казались муравьями. Я проплыл по морю и увидел морских львов. Вы не представляете, как все это лечит!

Сергей Бурлаков и Александр Мещанкин
Сергей Бурлаков и Александр Мещанкин

Максим Попов признается, что вряд ли сам он решился бы лететь на Камчатку, хотя довольно много ездит в составе сборной. Чаще всего бывает в Москве и Краснодаре, ездил на соревнования в Венгрию.

Максим
Максим


Да, были проблемы с подъемом на вулкан, делится Максим. Был даже такой момент, когда хотелось сказать: "Все, хватит!"…А самое яркое впечатление встреча с медведем. Я никогда не встречался с медведями. Перед выездном на сафари нас проинструктировали, что при их появлении вести себя стоит тихо, а в случае нападения не бежать, а встать, поднять руки и кричать, а лучше материться. Если кричать от души, то больше шансов, что медведь испугается. Всех нас одели в защитные костюмы, посадили в лодку и мы какое-то время просто плыли по реке. В один момент гид остановил лодку по берегу бежало три медведя. Мы их спугнули. Поэтому отправились дальше. На одном берегу оставили егеря с ружьем для безопасности, а сами поднялись на смотровую вышку. Мы все замерли, боялись спугнуть зверя. И вот огромный медведь – мощь, агрессия. Поймал рыбу, утащил ее на берег. Был момент, когда он подошёл к смотровой вышке. Здесь по спине пробежал холодок, несмотря на то, что нас заверили медведь на вышку не полезет, ему неудобно. В общем ни кричать, не материться нам не пришлось, но нервы он пощекотал.

Гид и волонтер Дарья Малицкая продолжает общаться с участниками камчатской экспедиции.

Если я ленюсь, они подталкивают меня вперед. Я постоянно думаю, что социальный туризм в России это здорово, но его почти нет. Когда я работала гидом в Америке, то видела, что во всех национальных парках есть маршруты для людей с ограниченными возможностями, рассказывает Даша. В России социальный туризм это экстрим. Алтай, Байкал и Камчатка знаковые туристические места. Я хочу, чтобы любой человек мог приехать сюда. Я сама с Алтая и много работала там. Мне бы очень хотелось, чтобы проект, который начался на Камчатке, получил продолжение и на Алтае.

Людмила Микалуцкая считает, что это вполне возможно, просто нужен человек, который был бы готов взять на себя ответственность.

Ребята, которые приехали из Крыма и Таганрога, готовы на своих территориях искать ресурсы, чтобы что-то подобное провести и у себя. Я думаю, что мы будем путешествовать еще не один раз. Если начинаешь что-то делать, обязательно появятся единомышленники.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG