Ссылки для упрощенного доступа

"Ребенок задыхался и синел на глазах". Во многих регионах России из аптек исчез жизненно важный препарат "Преднизолон"


Препарат "Преднизолон", использующийся в том числе для экстренного снятия опасного для жизни аллергического отека Квинке, исчез из аптек во многих регионах России. По словам жителей Хабаровского и Приморского краев, препарат – 10 ампул стоят в среднем 175 рублей – не поставляется в регион как минимум с весны. Более того: им не обеспечены бригады скорой помощи.

У семилетнего Кирилла Беляева из Комсомольска-на-Амуре практически с самого рождения тяжелые проявления аллергических реакций, астматических приступов и дерматитов. Причем проявиться они могут от чего угодно – в том числе и от запахов. Часто у мальчика случается ангионевротический отек, больше известный как отек Квинке. Во время такой реакции лицо опухает настолько, что начинается удушье. И если не сделать инъекцию препарата вовремя, то ребенок может умереть.

Даже когда соседи готовят что-то из красной рыбы, у мальчика случается отек

– Прогнозировать случаи такого отека невозможно, – рассказывает мама Кирилла Ульяна Беляева. – Например, единственный известный врачам аллерген, на который у Кирилла такая реакция, – это рыба. И даже когда соседи готовят что-то из красной рыбы, у мальчика случается отек. Иногда к такой реакции приводят совершенно неопределяемые запахи, а так необходимый препарат может не требоваться месяц, а может – несколько раз в неделю. Последний раз отек у нас был буквально вчера. Он просто гулял на улице с папой, и тут началось. Папа, конечно, его срочно в машину, по дороге вызвал бригаду скорой помощи. А они приехали и говорят – преднизолона нет! И так уже давно, даем колоть то, что запасено у меня в холодильнике.

Аналог этого препарата – дексаметазон – есть в распоряжении медиков, уточняет Ульяна. Вот только на него у Кирилла тоже аллергия.

Кирилл во время недавнего приступа
Кирилл во время недавнего приступа

– Первый раз мы столкнулись с тем, что преднизолона нет на скорой, в августе этого года, – вспоминает мама Кирилла. – Отек произошел 6 августа, мы, естественно, вызвали скорую помощь. Еще по телефону я, как и всегда, предупредила, что на дексаметазон у Кирилла аллергия. Но они приехали и просто говорят – а преднизолона нет! Конечно, я дала ампулу из своих запасов, чтобы ребенок остался жив. После того случая у меня осталось всего три ампулы. И мы начали искать препарат в городе, но ни в одной аптеке его не было. Я позвонила в министерство здравоохранения края, но там мне объяснили, что это не их компетенция, и дали номер КГБУ "Фармация", которое поставляет лекарства в госаптеки края. Там мне сказали, что с марта в край преднизолон для инъекций не завозился.

Несколько лет назад с отеком Квинке у сына столкнулась хабаровчанка Валентина Андреева, которая сейчас тоже не может найти раствор преднизолона для инъекций в аптеках краевой столицы.

– Мы с мужем чуть не поседели, когда увидели такой симптом у своего годовалого сына. Резко начало опухать горло, ребенок задыхался и синел на глазах. Тогда бригада вколола препарат, и все, сказали всегда держать в холодильнике ампулу на всякий случай. Но как быть сейчас? Я обошла все аптеки, но его нет, говорят, поставок давно не было. Потом в Минздрав звонила, но там просили позвонить по другому номеру, где мне рассказали, что якобы какой-то завод сгорел и теперь препарата по всей стране нет, – рассказывает Валентина Андреева.

А на самом верху нам говорят, что преднизолон в стране есть, но до аптек он не доходит

Согласно утвержденному правительством России в конце 2018 года перечню жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов для медицинского применения на 2019 год (ЖНВЛ), преднизолон относится к гормональным препаратам системного действия. Он выпускается в форме таблеток, мазей и инъекций – и все эти лекарственные формы прописаны в списке, а значит, должны быть доступны. Вот только в случае отека Квинке, когда время идет на минуты, подходят только инъекции: мази действуют долго, а дать таблетку ребенку в таком состоянии практически невозможно.

– Но у нас сейчас и в таблетках не найти его, – добавляет Ульяна Беляева. – Когда я снова обратилась в краевой Минздрав, мне прямым текстом сказали – это ваша обязанность как матери обзвонить все аптеки России и найти препарат! Потом они просто не отвечали на мои звонки, бросали трубку.

После этого семья обратилась к родственникам из Владивостока – там тоже оказалось, что преднизолон есть только в одной аптеке – несколько последних ампул. Ульяна написала обращение в прокуратуру Хабаровского края, в Минздрав и уполномоченному по правам ребенка. Но получила от всех только отписки.

Семья Беляевых
Семья Беляевых

Между тем, по данным сайта госзакупки, большая часть аукционов по закупке преднизолона для комсомольских больниц признана несостоявшимися – не было подано ни одной заявки от потенциальных поставщиков. В попытках вернуть в аптеки жизненно важный препарат Ульяна создала петицию на сайте Change.org с требованием обеспечить аптеки Дальнего Востока преднизолоном. На сегодня петицию подписали уже больше 82 тысяч человек.

– После петиции мне позвонили и из Минздрава – передали через родственников еще 6 ампул. Но потом мы поехали на море, и там, в деревне, случилось три отека – пришлось использовать половину. По родственникам, друзьям, знакомым и знакомым знакомых собрали еще несколько ампул – и сейчас у меня запас на 30 инъекций. Мне обещали, что преднизолон появится в аптеках, но его так и нет. И это я собрала отовсюду, а что делать тем, кто рассчитывает на скорую помощь? А на самом верху нам говорят, что преднизолон в стране есть, но до аптек он не доходит, – говорит Ульяна.

"Самый верх" – это министр здравоохранения России Вероника Скворцова, которая объясняет происходящее тем, что преднизолон не включен в минимальный ассортимент лекарственных препаратов, необходимых для оказания медпомощи. А значит, аптеки не обязаны иметь это лекарство в наличии, и решение о покупке препарата принимают самостоятельно.

– Сейчас в Москве есть один миллион упаковок преднизолона! – уверяет она – Лекарство лежит на складах, а потом сроки выходят, и все выкидывается. Все дело в минимальном ассортименте товаров, которые обязаны иметь аптеки. Преднизолона в инъекциях в этом перечне нет. Мы можем поднять вопрос о расширении минимального ассортимента в аптеках. Но даже нынешний перечень не все сети приняли легко. Он же их ограничивает в работе. А преднизолон как производился, так и будет производиться, как поступал в страну, так и будет поступать, – обнадежила министр.

Но вот в ответе Ульяне Беляевой министр здравоохранения Хабаровского края Александр Витько почему-то говорит, что преднизолон в инъекциях отсутствует на российском фармацевтическом рынке с июня 2019 года. И поставки от производителей возобновятся только в конце 2019 года.


Александру из Владивостока 22 года. У него – болезнь Бехтерева, разрушаются тазобедренные суставы, позвоночник.

– Позвоночник становиться подобен бамбуковой палке. Мышцы стягиваются и атрофируются, в несколько раз быстрее, чем допустимо по возрасту. Человек перекашивается, сгибается крючком. Болезнь не лечится, нуждается в постоянном приеме лекарств. Запрещены поднятия тяжестей, переохлаждения, – рассказывает мать Александра Надежда.

Парню тоже прописан преднизолон. Запасы его у семьи стремительно таят. В официальном комментарии сайту Сибирь.Реалии в местном министерстве здравоохранения подтвердили, что "в настоящее время на территории всей Российской Федерации регионы испытывают проблемы с поставкой преднизолона. Не исключение и Приморский край".

Сообщения об отсутствии преднизолона поступают на протяжении нескольких месяцев из многих российских городов и регионов: Сочи, Алтайского края, Благовещенска, Карелии, Ивановской области и других.

Ежегодная потребность в преднизолоне в виде таблеток в России – более двух миллионов упаковок в год. При этом, по данным RG, единственный производитель препарата в стране "Компания "Гедеон Рихтер" выпускает 1,4 миллиона упаковок, другие компании поставки прекратили. Дефицит усугубился еще и из-за неизбежного ажиотажного спроса: многие пытаются купить препарат про запас.

Основная причина подобных событий, которую чаще всего называют эксперты фармрынка, – это низкая отпускная цена на препарат, установленная государством. По российскому законодательству цены на все жизненно важные лекарства жестко регулируются, потому их производство балансирует на грани рентабельности, а то и вовсе является убыточным. В такой ситуации в первую очередь вымываются с рынка лекарства низшего ценового сегмента.

Именно это произошло с преднизолоном. В начале октября прошло совещание с участием представителей Минздрава и фармкомпаний. На нем было решено, что методологические центры во всех федеральных округах должны будут рассчитать годовую потребность по всем жизненно важным лекарствам, в том числе и преднизолону. В теории это должно помочь определить поставщиков и заранее договориться с ними об объемах. Как будет на практике – предсказать невозможно.

Пенсионерка Светлана Касимова из Новосибирска, извиняется и просит секунду, чтобы отдышаться. "А это я только один этаж прошла", – говорит она. С тех пор, как врачи поставили диагноз "бронхиальная астма", ей был также назначен преднизолон. Вот только купить его в городе-миллионнике негде.

– Ни в одной аптеке найти не могу. Говорят, что у поставщиков нет. А мне каждый день по полтаблетки пить надо. Без него дышать я не смогу. Хорошо, сестра мужа из Приморья прислала. Она там где-то нашла в старых запасах. А что дальше делать будем? Не знаю даже. У нас в Новосибирске стоит завод, ну что, он преднизолон производить не может? Может, конечно. Только он стоит в аптеке 100 рублей. Невыгодно им его изготавливать. – говорит Светлана.

В середине октября были опубликованы результаты "Национального индекса тревожностей". Исследование ранжирует фобии россиян на основе анализа СМИ и социальных медиа. Согласно его данным, дефицит лекарств вышел на одно из первых мест среди страхов, испытываемых жителями России.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG