Ссылки для упрощенного доступа

"Если вы такие толерантные, то сами тут и живите". Жильцы потребовали забором оградить их дом от Центра "АнтиСПИД"


Жители одного из домов в центре Красноярска потребовали отгородить их забором от Краевого центра профилактики и борьбы со СПИД, находящимся в нескольких десятках метров от дома. Они боятся, что подобное соседство может угрожать их здоровью.

– Если вы такие толерантные, то сами тут и живите рядом с этим центром и детей туда отпускайте погулять. А мы побережемся,​ –​ заявила (отказавшись представиться) одна из жительниц этого дома корреспонденту сайта Сибирь.Реалии.

Построить ограждение между домом №47 по улице Карла Маркса и Центром "АнтиСПИД" инициативная группа жильцов предложила на общедомовом собрании. Медицинское учреждение работает в соседнем здании (Маркса, 45) с 1990 года, и за 20 лет никаких конфликтов в связи с таким соседством не возникало.

В 45-м доме находится Центр "АнтиСПИД". Жильцы соседнего, 47-го, хотят от него отгородиться
В 45-м доме находится Центр "АнтиСПИД". Жильцы соседнего, 47-го, хотят от него отгородиться

Но сейчас несколько человек, живущих в доме №47, начали сбор подписей за возведение забора рядом с медучреждением.

– Я не против людей, которые приходят сюда для лечения, я все понимаю, – говорит жительница дома №47 Ольга Чиркова. – Но нам, жителям, соседствовать с ними стало просто невозможно. Во-первых, здесь очень много нерусских, видимо, они сюда за справками приходят, раньше прямо паломничество было, они сидели на лавочках в нашем дворе. Сейчас им вроде где-то в другом месте их начали выдавать, но народу все равно много. Во-вторых, проезд между нашим домом и Центром "АнтиСПИД" очень узкий, и когда начинают парковаться пациенты центра, нам просто невозможно подойти к своим подъездам. Часто они нам вообще перегораживают въезд и выезд. И это начиная с 8.00 утра и до вечера. Причем парковка-то у центра есть, но туда ставят машины только сотрудники. В-третьих, прямо рядом с центром находится школа, у меня туда ходят два сына, младшего я еще вожу, старший ходит сам. Наш путь опять-таки проходит через центр. Ну вы представляете… два раза в день мы ходим туда и обратно. По дороге шприцы попадаются, какие-то бумажки, рецепты. Где гарантия, что их не выкинул человек, который болен… Вообще мы давно уже пытались решить эту проблему, сделали шлагбаум перед въездом во двор. Но стало только еще теснее. Не знаю, что нам поможет, возможно, высокий забор, хотя здесь для него и места нет, а возможно, перенос Центра "АнтиСПИД" на окраину города. Ну, не может такое медицинское учреждение находиться в самом центре города возле жилых домов.

Несмотря на то что Ольге явно не нравится такое соседство, требование о возведении забора она подписывать не стала: говорит, муж запретил подписывать что-либо. В самом Центре "АнтиСПИД" – буквально толпы людей. Один из них – Виктор, в статусе ВИЧ-положительного он живет уже два года.

– Я раньше жил в другом городе, сейчас переехал в Красноярск, – рассказывает Виктор. – Здесь проще и быстрее получать лечение. О том, что я ВИЧ-положительный, знают только близкие родственники. Ни коллеги, ни друзья не в курсе. Жена, когда узнала, сразу сдала анализы, она здорова. Сейчас мы пытаемся научиться с этим жить. Я не боюсь, что меня будут притеснять или еще что-то там, понимаю, что люди просто боятся. Они не знают, что это, информации мало. Но и говорить о том, что я положительный, на каждом углу тоже не хочу, мне так спокойнее. А чего люди возмущаются сейчас, вообще не понимаю. В этот центр ходит весь город, тут же еще прививки делают, справки выписывают. Тут не только ВИЧ-инфицированные или больные. У меня сестра сюда ребенка на прием к иммунологу возит, здесь самые лучшие в городе специалисты. И никто здесь ни от кого не шарахается.

ВИЧ-инфицированные пациенты, в принципе, вправе подать в суд на этих людей

В управляющей компании "Жилищный трест", которая обслуживает этот дом, редакции Сибирь.Реалии сообщили, что строительство забора, в принципе, возможно. Но согласие на это должны дать не менее 2/3 жильцов дома, а процедура согласования может занять несколько месяцев.

В Краевом центре профилактики и борьбы со СПИД заявили, что если жильцы будут настаивать на строительстве, в клинике возражать не станут.

– Никаких официальных обращений на этот счет от жильцов дома не было. Если они добьются строительства забора, возражений с нашей стороны не будет. Но, считаю, ВИЧ-инфицированные пациенты, в принципе, вправе будут подать на этих людей в суд за дискриминацию. И возможно, это будет первое подобное дело, когда недовольные жители проиграют да еще и заплатят нашим пациентам за моральный ущерб, – говорит заместитель главного врача Центра "АнтиСПИД" Татьяна Остапова. – Вообще, все это ни в какие ворота не лезет, это полный абсурд. ВИЧ-инфицированных людей у нас в крае немало, и число их будет расти хотя бы за счет того, что они получают качественную терапию. Благодаря этому такие люди уже не умирают в массовом порядке, как было, например, в 1990-е годы. Те же, кто получает лечение, практически вообще не передают инфекцию. У них неопределяемая вирусная нагрузка, и это позволяет им даже рожать здоровых детей.

Строительство забора и какая-либо изоляция ВИЧ-инфицированных не имеют никакого смысла, отметили в беседе с корреспондентом сайта Сибирь.Реалии и в отделении профилактики Центра "АнтиСПИД".

– ВИЧ-инфекция по воздуху не распространяется. С инфицированным человеком можно спать в одной постели, есть одной ложкой из одной тарелки – и никакого заражения не будет, – подчеркнул собеседник. – Да и невозможно весь мир поделить заборами. В Красноярском крае, например, неблагополучная ситуация по заболеваемости туберкулезом, который как раз и может распространяться воздушно-капельным путем. Врачи много делают для выявления больных туберкулезом, которые могут быть потенциально опасны для окружающих. Но всех выявить все равно невозможно. Однако у нас не вводят, ну, скажем, отдельные автобусы для тех, кто кашляет, и тех, кто не кашляет.

Уверена, что сами эти люди никогда не обследовались на ВИЧ и не знают о своем статусе

Инициативу со строительством забора в медучреждении связывают с неинформированностью людей. И напоминают об истории, которая произошла чуть больше 10 лет назад в специализированном Доме ребенка в Сосновоборске, маленьком городке под Красноярском. В этот дом ребенка со всего края привозили малышей-"отказников", которым ВИЧ-инфекция могла передаться еще до рождения, от зараженной матери. У некоторых диагноз подтвердился. Горожане малышей жалели, но ровно до тех пор, пока они не подросли и не настало время переводить их в "обычный" детский дом и отправлять в "обычную" школу.

– Мы помним, как в то время жители Сосновоборска возмущались и заявляли: "Нам этого не надо, мы такого не допустим". Понадобилась большая разъяснительная работа, чтобы люди адекватно оценили ситуацию и поняли, что никакой угрозы для них и их детей нет. С тех пор конфликтов по этому поводу не было, – рассказывают в отделении профилактики.

Пользователи соцсетей в большинстве своем тоже считают инициативу жильцов дома на Маркса странной. Вот, например, комментарии, оставленные интернет-пользователями к новости "Проспекта Мира".

– Я считаю, что эти люди не только не информированы о путях передачи ВИЧ-инфекции, но и не желают получить такую информацию. Больше чем уверена, что сами они никогда в жизни не обследовались на ВИЧ-инфекцию, и не исключено, что она у них есть, – говорит Татьяна Остапова.

О том, что такая вероятность действительно существует, говорят и результаты работы мобильных пунктов экспресс-тестирования на ВИЧ. В Красноярске и городах края они проводят быстрое, бесплатное и анонимное обследование на наличие антител к ВИЧ. Работают в людных местах – в торговых центрах, на оживленных улицах. И, как показывает практика, за несколько часов работы мобильного пункта иногда выявляется до 5 новых случаев инфицирования ВИЧ. То есть речь идет о людях, которые не подозревали о том, что заражены, пока не прошли экспресс-тест.

Мобильный пункт Центра "АнтиСПИД"
Мобильный пункт Центра "АнтиСПИД"

В Центре "АнтиСПИД" рекомендуют провериться всем, у кого был хотя бы один сексуальный контакт без презерватива, хотя бы одно инъекционное употребление наркотиков, а также тем, у кого есть татуировка или пирсинг.

– ВИЧ-инфекция может быть выявлена у любого человека. На самом деле наши пациенты – те, кто наблюдается, выполняет все предписания медиков, – не опасны для окружающих. Скорее наоборот: они могут заболеть теми заболеваниями, которые другим людям не опасны. Элементарные грибок и плесень могут убить ВИЧ-инфицированного с низким статусом. И антисанитария в подъездах упомянутого дома больше вредна нашим пациентам, чем жителям, которые эту антисанитарию развели, – говорит Татьяна Остапова.

Врачи Центра "АнтиСПИД" проводят экспресс-тестирование на ВИЧ-инфекцию
Врачи Центра "АнтиСПИД" проводят экспресс-тестирование на ВИЧ-инфекцию

По данным Краевого центра профилактики и борьбы со СПИД, по состоянию на 1 октября 2019 года в Красноярском крае за весь период наблюдений было выявлено 36 798 случаев ВИЧ-инфекции, в том числе 2469 новых случаев – с начала этого года. Общий показатель заболеваемости в регионе составил 1279,26 случая на 100 тыс. населения, и по этому показателю регион входит в десятку "самых зараженных" в России. Но в некоторых территориях края он еще выше: в Норильске – 2974,94 на 100 тыс. населения, в Енисейском районе – 1428,07, в Лесосибирске – 1436,5, в Красноярске – 1360,35, в Канске – 1346,5, в Таймырском районе – 1294 на 100 тысяч населения.

Если бы не отношение в обществе, нам бы удалось спасти больше жизней

Основными путями заражения ВИЧ остаются незащищенные половые контакты (67,8% случаев) и инъекционное употребление наркотиков (30,5%). Есть и случаи передачи инфекции от ВИЧ-положительных матерей новорожденным.

С начала 2019 года в Красноярском крае умерли 602 ВИЧ-инфицированных пациента, в том числе 276 – непосредственно от последствий ВИЧ-инфекции. К таким случаям врачи относят, в частности, прогрессирующее клиническое заболевание, с которым организм пациента бороться не смог.

– ВИЧ-инфицированные – такие же люди, как мы все. Просто им нужно больше внимания. И, конечно, требуется постоянное, пожизненное лечение, – говорит Татьяна Остапова. – И если бы у нас в обществе было более лояльное отношение к таким пациентам, если бы люди относились к ним с пониманием, возможно, нам бы удалось спасти еще больше жизней. Ведь есть люди, которые знают о своем диагнозе, но в медучреждения не идут – боятся, что кто-то узнает об их статусе. И тем самым, по сути, обрекают себя на медленное умирание.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG