Ссылки для упрощенного доступа

В Новосибирске проходит выставка: загробный мир глазами маленького народа


"Подношение на кладбище". Фото с выставки

Выставка "Урал мари. Смерти нет" открылась в конце ноября в Музее природы новосибирского краеведческого музея. Она посвящена представлениям марийцев – финно-угорского народа России – о смерти и умерших.

Марийцы живут вполне обычной жизнью современных людей – ходят на работу, покупают бытовую технику, смотрят телевизор, пользуются интернетом и мобильными телефонами. А по праздникам угощают умерших родных их любимой едой, общаются с ними во снах, получают их просьбы или предсказания и стараются не портить с ними отношения.

Жительница деревни Верхний Потам. Фото с выставки
Жительница деревни Верхний Потам. Фото с выставки

"Мы по-прежнему носим цветы на кладбище – "угощаем" наших родных, верим в приметы и ищем знаки сверхъестественного в нашей городской суперрациональной реальности. Так что быть марийцем – это значит хранить свои традиции дольше других", – говорит директор Новосибирского краеведческого музея Андрей Шаповалов.

Выставка – ​итог работы антрополога Натальи Кондрадовой, екатеринбургского фотографа Федора Телкова и Александра Сорина – фотографа-журналиста, руководителя Центра документальной фотографии "ФОТОДОК".

– Немногие малые народности сохранили в своей культуре особенное отношение к смерти, к мертвым, – рассказывает Наталья Кондрадова. – Именно поэтому мы почти полтора года общались с ними, изучали, пытались понять. Ведь смерть – это очевидно, но марийская культура отвечает на вопросы о ее происхождении, ее смысле. Представления марийцев о "том свете" – это не набор сказов, а структурированное мировоззрение, целая философия. Они знают о смерти нечто особое и общаются с теми, кто уже ушел.

Колонизация марийцев во времена Российской империи, а затем советская власть и глобализация частично разрушили традиции. Марийцы массово русифицировались, уезжали в города, забывали язык. Сейчас многие городские и сельские жители пытаются вернуться к корням. И в этом синтезе разных религиозных и мистических представлений, рассказов дедушек и бабушек, а также сегодняшних реалий и формируется нынешний самобытный мир марийской культуры.

А что потом?

На выставке – накрытый белой скатертью стол, угощение – рюмки с прозрачной, как слеза, водкой и белые зефиры. На черном фоне белыми буквами воспоминания самих марийцев о том, как к ним приходили родственники во снах.

"Моя соседка умерла и приснилась мне во сне. Я, говорит, дома шагу не могу ступить, у меня по дому проволока. Проволока обыкновенная. Я думаю: “Господи, почему это мне приснилось?” Звоню ее дочери, а та говорит: “А знаешь, наверное, почему? Цветов мы понатыкали поверх могилы, а они же из проволоки!” Они убрали цветы и потом ее снова во сне видели, в красивом платье". (Жительница деревни Верхний Потам).

Марийцы вообще весь загробный мир воспринимают во многом через сны. Именно поэтому главной частью экспозиции стали даже не фотографии, а стилизованные колонны с воспоминаниями из снов.

Экспонат выставки
Экспонат выставки


Важнейший момент в отношениях марийцев с их мертвыми – это еда. Поминать их – значит кормить. И большая часть жалоб, которые ушедшие сообщают, являясь во снах, касается их голода. Например, один покойник заказал вдове семь лепешек, потом квашеную капусту, потом грибы. И все заказы надо выполнить. Если покойник на том свете ходит голодный, это не только негуманно по отношению к нему, но и может грозить мелкими неприятностями.

Уходя с кладбища во время похорон, принято сжигать лишнюю одежду умершего и перешагивать через дым, чтобы покойник остался на месте, а не побежал за ними обратно в деревню. Выходя за ворота кладбища, нужно покормить местных духов, чтобы они хорошо выполняли свои охранные функции.

"Я вот снимал человека с петли. Он потом говорит: пришел к воротам. А ему там раскидали иголки. Если, говорят, ты успеешь собрать, то мы тебя отпустим. А рядом другой покойник – знакомый. Помог, говорит собрать. Пока я его не снял с петли, обратно не привел в чувство, вот это ему, говорит, привиделось". (Константин Ильин, жители деревни Верхний Потам. Цитата, опубликованная в оформлении экспозиции).

– Термин "язычество" марийцы узнали не так давно, – рассказывает Наталья Кондрадова. – В их понимании это слово связано с тем, что молятся они "языком", потому что письменных молитвенных текстов у них нет. Все эти заговоры, какие-то ритуалы – все происходит на марийском языке, нигде не записано. Это ритуалы, доступные только им. Все передается от прабабушек, бабушек, матерей: все вербально.

Наталья Кондратова и директор краеведческого музея Андрей Шаповалов
Наталья Кондратова и директор краеведческого музея Андрей Шаповалов


– У них есть свои представления о том как правильно сопроводить человека на тот свет. Как сделать, чтобы он пережил то, что должен пережить в своем последнем пути. Марийцы, например, кладут в гроб иовки (длинные ивовые ветки. – СР), чтобы усопший качался на качелях. Кладут палки, чтобы отгонять собак и змей. Что интересно – кладут бутылку водки в качестве подношения принимающей стороне. Казалось бы – смешно, но нет: марийцы считают водку "твердой валютой". Кладут деньги, причем это должны быть обязательно монеты, не бумажные купюры, поскольку бумага теряет свою ценность, не котируется на том свете, а металл благороден в любом мире, – рассказывает Наталья Кондрадова – Есть вещи, которые марийцы кладут, потому что так было принято испокон веков. А есть личные предметы, любимые, которыми человек все время пользуется при жизни. Одной покойнице, например, не хватало расчески и бигудей, так что родственникам пришлось относить их на могилу. Разумеется, речь шла не вообще о бигудях, а именно о тех, которыми она пользовалась. Потому что ничего нового, купленного в магазине, на тот свет передавать нельзя – покойник не сможет пользоваться этими вещами. "В новых вещах нельзя хоронить, – объясняли нам, – а если все-таки у человека нет старой одежды, то мы режем новую. Купили ему, например, брюки и ножницами порезали, чтобы он в новой одежде не умер. А если похоронить в новой одежде, человек не может ее носить, она до него не доходит. Сколько раз во сне людям снилось: “Галоши не мои, я босиком хожу".

Дверь открыла эта женщина, а там, говорит, сидит Ленин. И у него большая книжка или журнал

Все это делается не просто так: считается, что, когда умирает человек, открывается дверь. И чтобы из потустороннего мира через нее не зашли духи, усопшего нужно проводить, как подобает.

"Мать рассказывала: куда-то попала, ворота ей открыли, она зашла, коридор, говорит, большой, такой длинный. А там палаты по обе стороны. Ее какая-то женщина ведет, все показывает. В одной комнате, говорит, все дети маленькие, без одежды, без ничего. Выкидыши, аборты вот эти дети. У них ни имени, ни одежды нету. А потом эта женщина в другую комнату открыла дверь и показывает. А эти, говорит, сами к нам пришли, которые вешаются. Самоубийцы, суицид. Они сами, по своему желанию, к нам пришли. До конца коридора дошли, там другая комната. Дверь открыла эта женщина, а там, говорит, сидит Ленин. И у него большая книжка или журнал. И Ленин посмотрел в свои списки. "Вас, говорит, тут нету. Вашего имени нету". И тогда эта женщина маму выпроводила. "Значит вам еще не суждено умереть", сказала". (Ираида Яметьева, жительница деревни Верхний Потам).

Экспонат выставки
Экспонат выставки

У марийцев есть специальные дни в году, когда все деревенские поминают своих мертвых. Это четверг на "марийской пасхе", весной, когда покойники покидают кладбище, чтобы погостить у себя дома. По-марийски этот праздник называется "кугече". В этот день марийцы зажигают, крошат еду, льют водку и приговаривают "это тебе, Петя" – иначе угощение не дойдет до адресата. Покойники часто проявляют себя – если огонь весело трещит, значит, ему нравится.

В начале июня наступает Семик – родительский день. На Семик покойников провожают на кладбище, где снова кормят на прощание и просят не возвращаться до следующей пасхи. "После Пасхи до Семика, как говорится, дух покойников на свободе".

Марийцев преследовали в России во все времена. Они пережили репрессии в царской России, с ее опорой на православную церковь, затем советская власть преследовала малые народы за их языческие верования. Как говорят марийцы, "Сталин так и не понял, что такое смерть, хотя принес ее во многие семьи".

Именно открытость ритуалов марийцев навлекала на них особые репрессии. Людей гнали в лагеря за соблюдение своих обрядов при погребении, за рюмку водки и речь об усопшем. Чтущие традиции марийцы не работают по субботам – это день треб, чтений, почитаний. Что никак не увязывалось с пятилетками и коммунистическим советским укладом.

При этом давние традиции пополнялись и новыми советскими обрядами. Например, День Победы стал для них еще одним поминальным днем. Причем в этот день, 9 мая, поминают всех людей, погибших в любой войне, и кормят покойников. Марийцы говорят, что желание получать угощение в День Победы высказывали сами ветераны – во снах.

Посетители выставки перед показом слайд-шоу
Посетители выставки перед показом слайд-шоу


Выставка "Урал мари. Смерти и нет" продлится в новосибирском Музее природы до 26 января.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG