Ссылки для упрощенного доступа

100 лет назад "красные" взяли Новосибирск


Константин Голодяев

Ровно 100 лет назад произошло событие, на долгие годы сформировавшее направление развития Новосибирска (в тот период – Ново-Николаевска). И относиться к нему, и называть его можно по-разному: захват города большевиками или освобождение от белогвардейцев. Но для исторической хроники суть одна.

Схема Ново-Николаевской операции
Схема Ново-Николаевской операции

И как ни странно, это одна из малоизвестных страничек истории нашего города. Ново-Николаевская операция началась в самом конце ноября силами 3-й и 5-й армий со значительным перевесом в технике и более чем двукратным – в живой силе. Пятой армией командовал Генрих Христианович Эйхе, двоюродный брат печально известного "сибирского Сталина" Роберта Эйхе.

Генрих Эйхе
Генрих Эйхе

В городе на тот момент располагались 1-й Ново-Николаевский Сибирский стрелковый полк и 2-й Барабинский Сибирский стрелковый полк 2-й Сибирской армии под командованием Сергея Николаевича Войцеховского.

Сергей Войцеховский
Сергей Войцеховский

Белая армия отступала. В ночь на 12 ноября Верховный правитель России адмирал Колчак вместе с генштабом выехал из оставляемого Омска на восток. Вместе с ним в специальном бронированном поезде эвакуировался и золотой запас царской России, почти 500 тонн золотых слитков. В ночь на 20 ноября шесть литерных поездов Верховного правителя прибыли в Ново-Николаевск. На две недели уездный город формально стал столицей России.

В ночь на 20 ноября шесть литерных поездов Верховного правителя прибыли в Ново-Николаевск. На две недели уездный город формально стал столицей России

В честь прибытия главнокомандующего русской армией был дан банкет. Проходил он в гарнизонном офицерском Собрании (Тополёвая, 17). 21 ноября Колчак выступил перед общественностью в зале городской думы с большой, эмоциональной речью: "Падение Омска не является крахом, а лишь этапом борьбы... Силами даже района Оби вполне возможно отражение красных".

В Новосибирске Колчак попытается реорганизовать систему управления войсками: учреждает при себе Верховное совещание военных и гражданских властей, меняет состав правительства и командования, увеличивает сумму содержания офицерам и солдатам, их семьям, учреждает целый ряд других льгот, в том числе в важнейшем вопросе о предоставлении земли. Следует призыв добровольцев в народное ополчение. Но всё тщетно.

В ночь на 5 декабря Колчак со свитой отправляется дальше на восток. Руководителем обороны Ново-Николаевска назначается генерал Войцеховский, сторонник жёсткой дисциплины. Двумя неделями ранее он в селе Усть-Тарка прямо на военном совете лично застрелил генерала Петра Гривина за неисполнение приказа.

Бунт

В войсках идёт распропагандирование. Надо сказать, что в Ново-Николаевском уезде до 1920 года большевики не имели почти никакой поддержки населения. Умами людей правили их принципиальные противники – эсеры, теоретики социализации земледелия. Например, по результатам выборов в Учредительное собрание, проходивших в конце 1917 года, эсеры получили по стране 40% голосов (большевики – всего 16%), в Ново-Николаевске 66,4%, а в уезде целых 92,5%.

Эсеры активно проводили мысль об отстранении от власти Колчака и передаче её городскому самоуправлению, Земскому собору (фактически им самим) для продолжения эффективной борьбы с большевиками. Политические интриги поразили и армию, включая её командование. В городе начинается бунт.

В ночь с 6 на 7 декабря 1919 года солдаты и офицеры белогвардейского 2-го Барабинского полка и некоторых других подразделений под командованием молодого полковника, эсера Аркадия Васильевича Ивакина выдвинулись из казарм к центру города. Главный посыл "образование комитета спасения родины", но по сути, это была попытка эсеровского переворота.

За зверства Колчака выдавались фотографии умерших от тифа, сложенных штабелем у больничного забора

Восставшие захватили тюрьму, почту, телеграф, комендантское управление, телефонную станцию, вокзал, на котором блокировали штаб 2-й армии вместе с командармом. Однако они допустили роковую ошибку, не отключив телефоны и телеграф штаба. Войцеховский обратился за помощью к командованию 5-й польской дивизии (полковник К. Румша), которая быстро подавила бунтовщиков. Часть восставших погибла в уличных столкновениях, часть была расстреляна на месте, часть арестована и помещена в городскую тюрьму.

Спустя 40 лет на месте этой тюрьмы, на её старом фундаменте в 1960-х было построено здание речного училища (Мичурина, 4). Но подвалы сохранились. Сейчас они замурованы. Здесь и происходили широко описанные и много раз искаженные события казни 104 борцов за советскую власть. Так, например, за зверства Колчака выдавались фотографии умерших от тифа, сложенных штабелем у больничного забора.

Недавно в научный оборот вошли некоторые документы секции партархива ГАНО, где коммунист Пётр Бочкарёв со слов своего спасшегося товарища рассказывает, что произошло в ту страшную ночь на 9 декабря 1919 года.

Фрагмент найденного документа
Фрагмент найденного документа

Днём польский караул (ранее исполнение убийства падало на него) тюрьмы был сменен. На их место встали анненковцы, казачьи партизаны, известные своими расправами. Ночью в тюрьму прибыл комендант города, который выступил перед заключенными. "Многие политические товарищи поверили его льстительным словам и открылись ему по душам, благодаря чему тотчас же были отведены в отдельную камеру. Товарищи Воронов, Савельев, Романов, Сурков и Ипполитов, зная, что списков нет, назвались уголовными, благодаря чему с уголовными в этот же день были освобождены, а товарищи, назвавшиеся своими настоящими именами, около 40 человек, в ночь были заколоты в подвале тюрьмы". Вот эти зверски зарубленные большевики и были найдены войсками Красной армии.

А выведенные накануне из тюрьмы восставшие белые офицеры и солдаты, узники арестантского дома на Барнаульской (ныне Щетинкина, 62), были расстреляны и обнаружены неподалёку в оврагах реки Каменка. Акт освидетельствования, подписанный красными и членами английской военной миссии, показывает, "что ни одного трупа нет без признаков ужасных, мучительных истязаний".

О судьбе самого руководителя восстания Барабинского полка, Аркадия Ивакина документы молчат. Одни мемуаристы пишут, что он был убит "при попытке к бегству", другие – что ему позволили "застрелиться".

Сквер жертв

Есть в центре Новосибирска место, которое практически уже столетие является воинским захоронением "красного" и "белого" движений. Первое время место это так и называлось: сквер Жертв Революции.

Сквер Жертв Революции
Сквер Жертв Революции

22 января 1920 года на участке бывшей ярмарочной площади произошло торжественное захоронение. Причём большевики знали, кого хоронят, так как братских могил было вырыто две. В них опустили тела 104 человек, погибших от рук карателей.

Среди расстрелянных удалось опознать лишь 37: председателя Новониколаевского совета Василия Романова, некоторых рабочих, а также несколько офицеров Барабинского полка. Большинство опознать их не удалось – полк как раз накануне получил пополнение, но военнослужащих явно было много: примерно у трети в одежде были элементы военного обмундирования: гимнастерки, ботинки, папахи, кители. На неопознанных приводятся краткие описания: "брюнет, короткие волосы, стриженые усы и борода, теплая коричневая тужурка, черные брюки, солдатская папаха, разут".

Через два с половиной года над братскими могилами был установлен единый пантеон, который изначально назывался смыслово очень верно – памятник Жертв революции. Он представлял собой "большую братскую могильную насыпь, на верху которой находится пробитая мощною рукой массивная скала с глубокими расщелинами, идущими от верха к низу. В руке крепко сжат пылающий факел".

В целях экономии и из-за технической сложности в проект были внесены изменения: скалу из естественных камней заменили на железобетон, руку из литого чугуна тоже, как и пламя, которое должно быть из полого стекла с красными оттенками внутренним электрическим освещением. Но пламя ещё надеялись "засветить", поэтому внутрь скалы был заложен крупного сечения кабель, а сам элемент пламени смонтировали съёмным.

Но место это никогда не воспринималось кладбищем. В 1930-е годы место было больше парковым. Здесь находилась большая сцена (как раз в створе нынешней аллеи героев), проводились агитационные мероприятия, играла музыка. Торжественная мемориальность в сквер пришла уже к 40-летию Октябрьской революции, в 1957 году, когда сюда на место бывшей эстрады были перезахоронены останки других руководителей новониколаевских большевиков: Петухова, Серебренникова, Горбаня, на центральной аллее сквера появились эти скульптурные бюсты, а на задней стене склада декораций театра юного зрителя было смонтировано монументальное сорокаметровое панно из бетонных плит, на котором художником А. Чернобровцевым высечена художественная композиция "Реквием".

Развязка

Но вернёмся в декабрь 1919-го.

К городу с запада подошли части 27-й и 30-й стрелковых дивизий 5-й Красной армии. 13 декабря горожане вздрогнули от взрыва. На станции Кривощёково взорваны склады. Опасаясь прорыва красных бронепоездов, белые подрывают балки обоих береговых устоев моста через Обь. Эстакады просели, и движение по Транссибирской магистрали было нарушено.

Подорванный мост через Обь
Подорванный мост через Обь

В принципе, это была тщетная предосторожность, поскольку бесконечные снежные заносы и беспорядочный поток отступающих уже парализовал железную дорогу, которая на протяжении почти двухсот вёрст на запад была забита мёртвыми составами, в которых насмерть замерзли тысячи беженцев, в том числе семьи офицерства. По свидетельствам, на станции Кривощёково находились три штабеля по 500 трупов в каждом и ещё 20 вагонов с умершими стояли поблизости.

Белые особо не пытались оборонять город, но какой-то заслон перед мостом у них был. Гильз и патронов в районе моста было найдено предостаточно. Именно здесь, под Кривощёковом имел место факт элементарного предательства со стороны командира одного из батальонов образцовой Егерской дивизии полковника Окунева. Офицер "бросил фронт и спешил со своим батальоном, чтобы спасти мост и передать его нам в целости. Он опоздал на полчаса. Он сдался в плен вместе со своим батальоном в Ново-Николаевске". (Предательство не помогло господину-товарищу Григорию Ивановичу Окуневу. Несколько лет он прослужил в Красной армии, но уже в 1927-м был арестован и расстрелян.)

Поздно вечером полурота красных латышей (это 60 человек) под командованием А. Матусевича переоделась в белогвардейскую форму, по льду перешла Обь, беспрепятственно вошла в город и к одиннадцати часам подошла к железнодорожному вокзалу. Отряд быстро обезоружил часовых и даже захватил около 100 орудий. После чего было занято и само здание вокзала. Был арестован начальник станции и разоружён весь состав штаба 3-й армии. Утром горожане проснулись уже при новой власти. Многие беженцы даже не успели покинуть город.

Взятие Ново-Николаевска (рис. А.Л. Ганжинского)
Взятие Ново-Николаевска (рис. А.Л. Ганжинского)

А основные части красных наступали севернее, через Кудряшовский бор и деревню Мочище. 14 декабря отдельный эскадрон 51-й стрелковой дивизии почти беспрепятственно дошёл до его центра. Город был практически взят. В нём уже находись части 27-й стрелковой дивизии под командованием начдива В. Путны, вместе с подпольщиками начавшие грабёж, расправы и повальное пьянство, с трудом удерживаемое командованием.

Широко известна история разлива спирта. На улице Будаговской (ныне Большевистской) находился один из самых крупных в Сибири казённый винный склад. Вниз до реки 400 метров. Кто-то даёт бестолковый, отчаянный приказ спустить из этого склада в Обь огромные запасы спирта и водки: "Какой-то тип винтовочным выстрелом пробил цистерну со спиртом, стоявшую около винного погреба; ударила, радужно переливаясь на морозе, острая струя, под ней столпились люди. Они ловили струю ладонями, глотали снег, пропитанный спиртом, подставляли котелки и шапки. Чьи-то дюжие руки начали выкатывать бочки из погреба; желтые и алые лужи окрасили снег, запахло букетом вин, толпа радостно взвыла".

Тысячи неубранных трупов умерших людей наполняли улочки и канавы города

Согласно донесению комиссара 236-го полка Макарова, "на реке было черно от народу со всякой посудой, вплоть до самоваров", причём неожиданным подарком воспользовалось не только местное население, но и красноармейцы 27-й дивизии.

Красные вошли в голодный и холодный Ново-Николаевск, забитый беженцами и деморализованными солдатами. Были захвачены огромные трофеи, количество которых даже не поддавалось учету: вся тяжелая артиллерия колчаковской армии, все самолёты, склады боеприпасов, снаряжения и обмундирования. Даже вождь революции В.И. Ленин откликнулся. Он прислал Реввоенсовету телеграмму: "Поздравляю со взятием Новониколаевска. Позаботьтесь всячески о взятии в целости Кузнецкого района и угля..."

Листовка о взятии города
Листовка о взятии города

В Ново-Николаевске было пленено более 30 тысяч солдат и офицеров. Они практически не оказывали сопротивления. Комендант, генерал-майор Сергей Платов эвакуироваться отказался. Как гласит семейная легенда, он лег в гроб и стал ожидать появления красных. Расстрелян. Место погребения неизвестно.

И новой власти пришлось больше бороться не с контрреволюцией, а с антисанитарией. В городе царила эпидемия сыпного тифа. Больницы были забиты – по баракам и госпиталям насчитывалось 70 тысяч больных; врачей и медикаментов практически не было. Тысячи неубранных трупов умерших людей наполняли улочки и канавы города. Потери от эпидемии в десятки раз превосходили потери от боевых и карательных действий обеих армий.

Захоронение умерших от тифа
Захоронение умерших от тифа

После взятия города был образован Военный революционный комитет, который приказал Городской думе передать все дела Совету городского хозяйства и занял её помещения здесь в Городском торговом корпусе.

Начальником гарнизона был назначен военком 27-й дивизии А.П. Кучкин, комендантом член Реввоенсовета 5-й армии Г. Абрамов, которого 26 декабря сменил начальник 51-й дивизии В.К. Блюхер.

Для города начиналась новая эра.

Константин Голодяев – сотрудник Музея Новосибирска

Высказанные в рубрике "Мнения" точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG