Ссылки для упрощенного доступа

"Не виновата". Фестиваль против домашнего насилия


7 –​ 9 марта в самых разных странах проходит акция "Не виновата". Это международный благотворительный фестиваль против домашнего насилия. Главная его цель поддержать женщин, которые когда-либо подвергались или в данный момент терпят домашнее насилие.

​–​ У жертв домашнего насилия часто нет сил, денег, здоровья, чтобы уйти от насильника и покончить с этим, –​ говорит организатор фестиваля в Новосибирске Саша Шугай, –​ К тому же, многие боятся общественного осуждения. Есть такое понятие, как социальный стокгольмский синдром, когда жертву насилия обвиняет в случившемся не только партнер –​ насильник, но и общество. Мол сама виновата. Такими фестивалями мы стараемся менять подобные установки. Нужно понимать, что ответственность за насилие всегда лежит только на насильнике, а не на жертве.​

Фестиваль "Не виновата"
Фестиваль "Не виновата"

У многих организаторов и участников фестиваля есть своя драматическая история, после которой не так то легко было прийти к осознанию того, что "я не виновата".

–​ Мы были в одной компании, и мы дружили с человеком, который впоследствии меня изнасиловал. – рассказывает организатор новосибирского фестиваля Марина – Я считала его хорошим парнем, а потом сама несколько лет себя винила в случившемся: может я сама что-то сделала не так? Ну чтобы, он, с которым мы дружили, хохотали над одними и теми же шутками, так со мной поступил?! Очень трудно, оказывается, после насилия понять, что "ты не виновата".

Фестиваль "Не виновата", который в эти дни проходит во многих городах России, сопровождается тематическими выставками, концертами и мастер классами, в которых участвуют жертвы насилия и психологи, которые помогают жертвам "заговорить".

Меня изнасиловал друг моего отца, когда мне было 11 лет

– ​ Меня изнасиловал друг моего отца, когда мне было 11 лет, –​ говорит одна из участниц фестиваля (свое имя она просит не называть), –​ ​Это произошло, когда он в очередной раз был в гостях у моих родителей. Мне стало очень стыдно в тот момент даже кричать, или страшно.. не знаю. Просто потом, когда уже все случилось, я не смогла рассказать родителям об этом, я промолчала и закрылась в себе. На долгие 9 лет... Это было моим кошмаром... У меня долгое время не могло быть отношений с молодыми людьми. А потом были встречи с психотерапевтом, я смогла рассказать об этом ужасе вслух... Постепенно я научилась с этим жить.

Вся прибыль от мероприятий, которые проходят во время фестиваля, направляется фондам и кризисным центрам, которые системно борются с проблемой насилия.

"Я обратила внимание на ее синяки на шее и руках!". Так Вера начинает свой рассказ о том, как помогла своей соседке с маленьким ребенком сбежать от мужа – садиста.

– Мы познакомились на детской площадке, я увидела у нее на шее и на руках синяки и поинтересовалась откуда они взялись?! Женщина рассказала, что ее и ребенка бьет сожитель, что она хочет уйти от него, только не знает куда? Родственников в Новосибирске у нее нет, ребенок маленький, полноценно работать и снимать жилье возможности у нее тоже нет. И да, еще.. в полицию она не хочет обращаться, потому что боится агрессии со стороны своего сожителя и, честно говоря, не верит, что правоохранители способны защитить от буяна...

Кризисный центр "Надежда"
Кризисный центр "Надежда"

Вера нашла информацию о временном приюте "Надежда" для женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, и отвезла свою соседку туда. Это трехэтажный коттедж на левом берегу Новосибирска. Сюда могут обратиться жертвы семейного насилия, которым больше некуда податься и получить помощь, причем совершенно бесплатную.

Уже 9 лет здесь поддерживают женщин, которые "угодили в жизненную ловушку". Руководитель Надежда Позолотина рассказывает, что к созданию такого кризисного центра пришла постепенно: начинала как социальный работник, работала с новорожденными малышами-отказниками. Это когда специалисты по каждому тревожному звонку из роддома выезжали на место и общались с мамами, которые собирались отказаться от ребенка. Кого-то удавалось уговорить одуматься, кто-то от детей все же отказывался.

– До сих пор вспоминаю Лену. Это такая типичная история, когда девочка из детдома мечтает об идеальной жизни: свадьба, шикарный дом за городом и куча счастливых детей вокруг. А в реальности – жизнь в детском доме, 7 классов образования, бродяжничество, аборт, и очередная беременность. Лёшка родился абсолютно здоровым, с матерью он провёл три дня, а после... На пороге центра показались сотрудники опеки, которые забрали его в Дом малютки. Лена, кажется, спокойна передала спящего сына в руке незнакомой женщине. Но чаще многим таким мамам после роддома просто некуда идти, они теряются в этой жизни и поэтому отказываются от детей. Потом жалеют об этом.

муж стал пить и распускать руки, дети боялись отца

Сначала при поддержке местного благотворительного фонда волонтеры в обычной квартире организовали приют, где женщины, попавшие в трудную ситуацию могли получить помощь. Сюда же все чаще стали обращаться и жертвы семейного насилия. Из этого приюта в 2014 году в Новосибирске и вырос Кризисный центр "Надежда". Здание для которого приобрел местный благотворительный фонд и отдал его в безвозмездное пользование. Средства на ремонт дома собрали с помощью благотворителей и волонтеров, которые и сейчас помогают центру.

Варвара
Варвара

Варвара (фамилию, как и все тут, она просит не называть) с мужем прожили 6 лет, купили дом, родили двоих детей, еще у Варвары есть сын от предыдущего брака.

– Потом муж стал пить и распускать руки, дети боялись отца. Родственники отказались приютить меня с тремя детьми и я была вынуждена обратиться сюда за помощью. Сейчас уже несколько месяцев живу в "Надежде" с детьми. Живем мы тут дружно. Что удивительно, потому что много разных женщин под одной крышей – это неестественно. Но мы сочувствуем друг другу, поддерживаем, зная, каково это – не иметь своего угла и родного человека рядом. Такой спокойной счастливой жизни у меня не было уже давно. К бывшему мужу не вернусь никогда, – говорит Варвара...

Но, на самом деле, часто жертвы домашнего насилия, оказавшись в безопасности, через некоторое время возвращаются назад к насильнику, говорят специалисты Центра.

– Женщина за долгое время пребывания с насильником привыкает к такого рода отношениям. – говорит психолог Анна Штылёва – В них, как ни странно, она чувствует свою нужность и значимость. В период разрыва семейный тиран обычно бегает за своей жертвой и убеждает в своих лучших чувствах. Его цель вернуть прежние отношения, и он готов дать любые обещания. Но мы всегда предупреждаем, что в нашей практике не было ни одного случая, когда бы жертва насилия вернулась, а насильник изменил свое поведение. Поэтому, если женщина решила уйти от тирана, важно, чтобы кто-то оказал ей поддержку, стал опорой, помог пережить этот сложный период... Поначалу мы и становимся в центре такой опорой.

Кризисный центр "Надежда"
Кризисный центр "Надежда"

Сейчас в "Надежде" нашли себе приют 8 женщин и 11 детей. В доме есть все необходимое для жизни. Есть и довольно строгие правила, которые помогают избегать непонимания и конфликтов. Бездельничать здесь нельзя. Установлен строгий график дежурств по кухне, уборке, мамы помогают друг другу с детьми. За порядком в центре следят специальные кураторы. Они же – няни и воспитатели, учителя и психологи.

– Кроме разных бытовых ситуаций, очень важная часть жизни у нас – это, например, общие праздники, – говорит специалист по социальной работе Ольга Матузная – Особенно дни рождения и мам, и детей! Обязательно дарим какие-то подарки, и, кроме прочего, иной раз просто учим молодых мам готовить, накрывать на стол, ведь многих этому просто никто и никогда не учил.. Например, наша подопечная Надя, у которой погибли родители в автокатастрофе, с восьми лет осталась на попечении старшей сестры. Отношения с возрастом стали осложняться. В итоге Надежда оказалась одна в чужом городе с маленьким ребенком. Сейчас, благодаря общению с психологом центра, у Нади появилась мечта найти хорошую работу, снять жилье и спокойно растить своего сына. Кстати, с сестрой они тоже потихоньку заново выстраивают отношения. А еще Надежда говорит, что при любых трудностях у нее никогда даже мыслей не было оставить ребенка в детском доме..

В "Надежде" женщинам помогают восстановить или оформить документы, пособия, встать на очередь в детсад или устроить ребенка в школу. С каждой подопечной центра работают юристы и психологи, составляется подробный план выхода из кризиса.

всем жертвам насилия пришла пора "вынести сор из избы" и начать говорить о своих проблемах открыто

– Очень часто, основной проблемой женщины является неосведомленность. – говорит юрист Лариса Капанина, Элементарное незнание своих прав даже неглупого человека может завести в тупик. Например, многие мамы не в курсе того, как получать детское пособие, если отец уклоняется от уплаты алиментов. Но если в течение года должник не найден, женщина может обратиться в социальные органы за получением пенсии по потере кормильца.. А некоторых женщин приходится даже учить конкретным словам и фразам, чтобы они могли внятно сформулировать свою проблему при обращении в ту или иную инстанцию.

По данным Amnesty International, в России в результате домашнего насилия в России погибает около 14 тысяч женщин в год, а 36 тысяч женщин каждый день терпят побои.

Фестиваль "Не виновата"
Фестиваль "Не виновата"

– Женщины–жертвы насилия, не обращаются в полицию, потому что испытывают страх, стыд и не имеют никаких гарантий, что полиция защитит их. – говорит организатор фестиваля "Не виновата" Марина – Многие женщины также боятся, что обращение в полицию может еще сильнее разозлить агрессора и спровоцирует большее насилие с его стороны. Этим фестивалем мы хотим заявить во всеуслышание о теме насилия в семье, о том, что самые разные люди готовы откликнуться на вашу беду, о том, что всем жертвам насилия пришла пора "вынести сор из избы" и начать говорить о своих проблемах открыто. Также мы хотим объяснить, почему стране необходим закон против домашнего насилия.

Принятие закона против домашнего насилия наталкивается в России на большое противодействие самых разных сил. Такие законы есть в 146 странах, но не в России. Охранные ордера для жертв насилия предусмотрены в законодательстве 124 стран, но не в России.

Надежда Позолотина
Надежда Позолотина

– Важно, чтобы в нашем обществе уже наконец-то научились сочувствовать, проявлять внимание к жертвам домашнего насилия, заботиться о них. – говорит Надежда Позолотина. – Сейчас, по мнению большинства, груз ответственности за непростую ситуацию, в которой оказалась женщина, целиком чаще всего ложится на нее. А почему никто не обвиняет мужчину?! Ведь ответственны всегда два человека. И когда ребенок появляется на свет, и когда будущая мама оказывается на улице без средств к существованию, и когда ситуация в семье доходит до насилия... Мы стараемся помочь всем, кто обращается к нам. Все восемь женщин, которые сейчас живут в "Надежде", будут здесь находиться до тех пор, пока не решат вопросы: с квартирой, работой и устройством ребенка в детский сад. А потом у каждой из них будет своя "большая жизнь". Но, как правило, даже покинув дом помощи, они все время на связи с нами, с теми, кто дал им шанс встать на ноги.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG