Ссылки для упрощенного доступа

Байкал загадить нельзя очистить?


Евгений Симонов

В понедельник большой правительственный десант во главе с вице-премьером Абрамченко посетил многострадальные берега Байкала, самый эпицентр экологического головотяпства – Байкальск. Вице-премьера, впервые приехавшую на озеро, сопровождали врио губернатора, министр природных ресурсов, председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, руководители ВЭБ, Росгеологии и такая туча чиновников, что на промплощадке Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК) пришлось разбить большой палаточный лагерь. Все участники очень много говорили. Речь шла о дальнейшем ослаблении режима охраны озера во имя… его сохранения… Привычно прикрываясь "чрезвычайными обстоятельствами", чиновники хотят отмены законодательно установленных ограничений для тех или иных прибрежных территорий.

В действительности тезис о том, что отходы нельзя утилизировать без ослабления охранных механизмов, мягко скажем, не обоснован и попахивает коррупцией

За десятилетие моногород Байкальск так и не оправился от долгой агонии БЦБК, окончательно закрытого в 2013 году. Статус особой экономической зоны, дарованный горнолыжному курорту "Гора Соболиная", принадлежащему Дерипаске (а теперь En+), и другим окрестным бизнес-начинаниям, не привёл к экономическому возрождению, и 14-тысячный моногород по-прежнему ищет пути выживания. Затянувшаяся процедура банкротства комбината и многолетнее бездействие иркутских властей не позволяют разработать и утвердить новый план обустройства и использования промплощадки БЦБК, что тормозит ликвидацию накопленного ущерба и местное развитие. А главное, Байкальск с шламохранилищами БЦБК остаётся источником наибольших негативных воздействий на озеро.

Закрытый комбинат-кормилец уже к 2018 году разворовали дотла (отсюда, видимо, необходимость проводить заседание в палатках). Я сам однажды стал свидетелем достройки на задах БЦБК плавучего ресторана, похожего на маленький авианосец. В него, с использованием утаскиваемого с комбината металла, переделывали баржу для плавучего подъёмного крана … Оборудование БЦБК, которое по проекту ликвидации должно было использоваться для обезвреживания 6 миллионов тонн шлам-лигнина, исчезло или было приведено в негодность, а в шламонакопители со старыми отходами было свалено ещё 1,5 миллиона тонн новых отходов, в основном иного состава. Кардинальная корректировка проекта ликвидации отходов была поручена компании "ВЭБ-Инжиниринг", а правительство Иркутской области и подрядчик проекта Росгеология начали бесконечные прения на тему "Кто виноват?" (ближайшее заседание суда состоится 4 марта). Количество приказов, указов, прожектов и рескриптов, изданных на разных уровнях, израсходовало кипы бумаги в объёмах, вероятно, эквивалентных годовому потреблению древесины покойным БЦБК. Меж тем в июле – августе 2019-го дожди чуть не привели к смыву содержимого шламонакопителей в Байкал, а часть загрязнённых вод таки достигла озера. Не обладай грамотно спроектированное 60 лет назад сооружение большой остаточной надёжностью – на Байкале бы уже случилась катастрофа.

В сентябре 2019-го президент, на котором лично лежит ответственность за многолетнюю отсрочку закрытия БЦБК в прошлом (тогда комбинат принадлежал г-ну Дерипаске), издал 12 сентября 2019 г. жёсткие поручения по охране Байкала № Пр-1818. В частности, потребовал провести международные конкурсные процедуры для выбора и реализации лучших мировых технологических решений по утилизации и обезвреживанию отходов и утвердить перспективный проект развития Байкальска на территории бывшего ОАО "БЦБК". Он также недвусмысленно попросил следователей заняться чиновниками, не обеспечившими защиту БЦБК от селей и наводнений.

В части селей поручения подействовали: старый губернатор Левченко ушёл в отставку, а к приезду Абрамченко новый врио, генерал от МЧС, обеспечил расчистку русел рек, хотя эффективность судорожных действий, предпринятых без проекта комплексной селезащиты, вызывает сомнения. Все остальные проблемы чиновники не готовы разрешать в правовом поле и предлагают "чрезвычайные меры".

Сидя в палатке МЧС на фоне комично-неуместного растянутого задника с видами зимнего Байкала, вице-премьер России Виктория Абрамченко заявила о необходимости внести изменения в закон "Об охране озера Байкал". По словам вице-премьера, нужно создать на территории Иркутской области "специальную экологическую зону", чтобы законодательно обеспечить возможность утилизации отходов БЦБК…

В действительности тезис о том, что отходы нельзя утилизировать без ослабления охранных механизмов, мягко скажем, не обоснован и попахивает коррупцией. Уже более года "ВЭБ-Инжиниринг" проводит международный открытый сбор и публичное научно-техническое обсуждение технологий ликвидации отходов БЦБК на интернет-площадке Сleanbaikal.ru. Уже обещано, что далее СО РАН проведёт экспертизу предложений для оценки их технической применимости и соответствия правовому режиму охраны озера Байкал. Среди пяти дюжин представленных технологий немало таких, которые могут не потребовать ослабления нормативов и, хоть и "временного", но повышения вредных воздействий на Байкал. Именно таким технологиям должна отдавать предпочтение Государственная конкурсная комиссия, которой ВЭБ.РФ представит ТЭО с разными вариантами технологических цепочек, созданное после экспертизы РАН. Видимо, именно этот результат имел в виду президент, поддержав такой конкурс.

Для специалистов очевидно, что любые изменения нормативов охраны озера Байкал должны быть научно обоснованы и сопряжены с полной оценкой их экологических последствий, а само их рассмотрение целесообразно лишь после экспертизы, в случае если выяснится, что ни одна из эффективных и безопасных технологий не может быть использована в рамках существующего правового поля. Однако новая вице-премьер не любит таких проволочек и многократно заявила, что время на повторные изыскания уже упущено. "Природа не даст вам второго шанса! Чтобы избежать катастрофы, необходимы немедленные действия!!!" Предполагаю, что врио-генерал МЧС слушал это как музыку.

Есть опасения, что чиновники используют конкурс как фиговый листок, ибо министр Кобылкин публично повторяет, что вместо Росгеологии, о расторжении контракта с которой настойчиво просит администрация Иркутской области, новым единственным подрядчиком ликвидации отходов, назначенным без конкурса, станет частная фирма "Газэнергострой" (ГЭС).

Хозяину "ГЭС" г-ну Чернину (ранее фигурировал как "доктор технических наук, профессор", пока запрос в архивы Минобрнауки не установила отсутствие в реестре сведений о наличии у него учёных степеней и званий) дали произнести речь на совещании в палатке, хотя, несмотря на многочисленные призывы, "ГЭС" так никогда и не представила свои технологии на официальный конкурс. Из речи следовало, что принадлежащая Чернину компания готова часть отходов сжечь на месте, а часть закопать и "закрыть геотекстилем". С очень большой вероятностью оба эти действия недопустимы в рамках современных нормативов по охране Байкала и для их легитимации необходимо выделять "специальную зону". А для более определённых суждений оснований нет, так как г-н Чернин упорно ограждает свои технологии от публичных экспертиз и проверок.

Сейчас "ГЭС" судится с Росприроднадзором в Нижегородской области и недавно проиграла суд о признании незаконной проверки, учинённой этим ведомством в ноябре – декабре 2019 года. Внеплановая проверка прошла по просьбе местных общественных экологических организаций, обеспокоенных возможными негативными последствиями сжигания и закапывания отходов на объекте "Чёрная дыра". Результаты проверки с десятками замечаний, в частности, содержат любопытный факт, что во время выезда инспекции на место все "реакторы" для сжигания отходов в одночасье "сломались", и Росприроднадзор не смог проверить фактические выбросы загрязняющих веществ. Пока безопасность технологий "ГЭС" не подтверждена в Нижегородской области, учреждать для них "специальную зону" на Байкале, мягко скажем, не рекомендуется.

А ещё злые языки рассказывают (и показывают фотографии), как на судьбоносное совещание в Иркутске господин Чернин принёс табличку с именем Патрушева В.П. (старший брат секретаря Совбеза) и поставил на стол рядом со своей, хотя участие этого человека в мероприятии не было запланировано. На совещании в палатке 2 марта Чернин прибег к недобросовестным преувеличениям, заявив, что не доверяет исследованиям "ВЭБ-Инжиниринг", так как по их данным количество шлам-лигнина в отстойниках уже неработающего комбината к 2018 г. "многократно увеличилось". Но на сайте Сleanbaikal.ru сказано, что общая масса отходов увеличилась с 6 до 7,5 миллионов тонн и шлам-лигнин составляет только часть от этого "приварка". Учитывая историю компании "ГЭС" и особенности руководителя, передача им без конкурса утилизации отходов БЦБК выйдет боком. Тем более что аналогичное назначение Росгеологии без конкурса и дельного плана ликвидации отходов вылилось в многолетний простой и перманентные конфликты. Прежде чем снова наступать на грабли, стоило бы сосчитать возможные потери от:

– создания новых угроз загрязнения Байкала в ходе опытно-промышленного использования непроверенных технологий;

– вычленения Байкальска из правового поля охраны Байкала, что усугубит неблагополучную ситуацию в этой и так уже самой грязной точке побережья;

– дискредитации сентябрьских поручений президента путём профанации конкурса экологических технологий;

– огромной угрозы фиаско проекта с существенными репутационными потерями для всех сторон.

Но к тому же эта чрезвычайщина, скорее, не ускорит, а удлинит сроки ликвидации отходов БЦБК. Причина в том, что, передавая проект новому единственному исполнителю, чиновникам придётся начать выделение бюджетных средств с нуля, что удлинит процедуры на несколько лет. Даже растоптав экологические нормы, законодательство о закупках они вряд ли обойдут, ведь за этим чутко бдят Счётная палата, казначейство и прокуратура. Значит, после минимум года проектирования опять последуют 3–5 лет выделения бюджетных средств и заключения нового госконтракта. Кроме того, волевым путём назначенный единственный исполнитель крайне уязвим к внешней критике, ибо нелегитимен. Вероятно, что не поддержанный консенсусом процесс на годы увязнет в тяжбах и проверках. Спустя пятилетку-две новый решительный вице-премьер обнаружит необходимость начать все с нуля, так как шлам-лигнин и ныне там, а вновь изменившиеся условия требуют радикального пересмотра проекта...

Правительству России пора хорошенько задуматься, прежде чем поставить запятую во фразе "Байкал загадить нельзя очистить!".

Евгений Симонов – координатор Международной коалиции "Реки без границ"

Высказанные в рубрике "Мнения" точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG