Ссылки для упрощенного доступа

"Вообще, надо было нас расстрелять!" Вернувшиеся из-за границы туристы протестуют против обсервации


Иллюстративное фото

Россияне, возвращающиеся сейчас из зарубежных поездок, отправляются на двухнедельный карантин. Некоторых из них после прилета, прямиком из аэропорта, везут в загородные санатории. На Сахалине это вызвало бурю возмущения, и в итоге людей распустили по домам. В других регионах возмущение не помогает. Подробности злоключений туристов в обсервации – в материале Сибирь.Реалии.

"Нас проклинали"

Ольга Широкова, маркетолог из Перми, прилетела в Новосибирск вместе с мужем рейсом авиакомпании S7 вечером 1 апреля. В Таиланд они ездили на зимовку, с февраля по конец мая, но решили уехать раньше, потому что МИД рекомендовал вернуться из-за рубежа домой всем россиянам. У пары были на руках транзитные билеты, однако в аэропорту их встретили медики и бойцы Росгвардии. Туристов ни о чем не предупредили – о том, что они отправятся не домой, а на двухнедельный карантин, в так называемую обсервацию в санаторий "Обские зори" на окраине Новосибирска, они узнали сразу после приземления.

Ольга с мужем
Ольга с мужем

– Родина нас встретила неорганизованностью. Мне кажется, что паника, помноженная на неорганизованность, рождает благоприятные условия для распространения инфекции. Нас всех вывели заполнять бумаги в одно тесное помещение, мы дышали на врачей, дышали на Росгвардию. На все вопросы отвечали очень агрессивно. Мы даже не добились списка стран с неблагоприятной обстановкой, а ведь в Таиланде, из которого мы прилетели, случаев заражения меньше, чем в России, – говорит Ольга.

– Из самолета мы вышли по рукаву, – вспоминает еще одна "постоялица" санатория "Обские зори" Екатерина Головачева. – В нейтральной зоне нас уже ждали сотрудники Росгвардии. Мы должны были подписать согласие на самоизоляцию. У меня очень маленький ребенок, и на мой вопрос, где мне взять необходимые вещи, смесь, продукты, мне ответили, что всем необходимым нас обеспечат. Я написала отказ и попросила о домашней самоизоляции. Там были представители суда, они на всех распечатали исковые заявления о принудительном помещении на обсервацию, которые при нас заполнили и отвезли. Дальше началось время ожидания, в течение 4 часов. Воды там не было. За это время все продукты и вода у нас закончились. С горем пополам мы ее нашли и смогли сделать смесь для младшей дочери. В нейтральной зоне мимо нас ходили технички, без всяких масок. Никаких средств предохранения от контактов с нами не было. Нас на улице ждали родственники на машине, мы предложили дать нам возможность дойти до машины, и нас отвезут домой. Придет постановление суда – забирайте нас из дома и везите. Но нам отказали. Говорили ждать, пока постановления привезут сюда. В итоге, например, в моем постановлении об изоляции моя дочь из Виктории превратилась в Виктора.

Первый ужин
Первый ужин

Ольгу Широкову с мужем поселили в комнате площадью 12 квадратных метров и заперли дверь. Ее открывают несколько раз в сутки, чтобы передать еду – данная обязанность возложена на персонал санатория. Покидать это помещение запрещено. Ни одного медика супруги не видели с тех пор, как им в аэропорту измеряли температуру. По периметру дом отдыха оцеплен бойцами Росгвардии.

– Сначала кормили очень грустно, разваренными макаронами, сегодня уже получше, даже плов со вкусом плова приносили, – говорит Ольга. – Никаких анализов у нас не брали, выдали только градусники и велели мерить температуру два раза в день. Когда приносят еду, у нас спрашивают эти показания и записывают на бумажку. Всё. Нам не хватает вайфая, зубной пасты, чистых вещей, стирального порошка, книг, журналов. Предметов личной гигиены, кроме туалетной бумаги и мыла, нет вообще никаких. Знаю, что те, у кого есть маленькие дети, очень просили подгузники, но им их так и не принесли. Нам сказали, что возможны передачи от родственников, но у нас, как у половины рейса, нет родственников в Новосибирске. Я очень надеюсь, что нас услышат власти, потому что сумбур недопустим там, где есть эпидемия. Санитайзер мы видели за все время один, и то на выходе из аэропорта. Нам выдали ведро, чтобы мы сами мыли пол, и всё.

Ольга рассказала о ситуации на своей странице в соцсети, но через некоторое время вынуждена была ограничить к ней доступ. Девушка рассказывает, что столкнулась с невероятной агрессией незнакомых людей, которые стали писать ей сообщения.

Ольга пытается работать, раздавая интернет с телефона
Ольга пытается работать, раздавая интернет с телефона


– Нас проклинали, говорили, оставались бы в своем Таиланде. А тут вас на бюджетные деньги содержат, и у вас еще есть какие-то претензии. Вообще, надо было нас расстрелять, потому что мы разносчики инфекции.

– Нам запрещено покидать свои комнаты. Никаких прогулок, – рассказывает Екатерина Головачева. – В комнатах нет чайников, холодильников и микроволновок. Почти у всех есть дети, поэтому если что-то нужно разогреть, приходится пользоваться общей кухней, на которой есть вся бытовая техника. Там же находится кулер, где все берут воду. У нас нет перчаток. Маски остались еще те, что мы купили сами. Уже использованные. Мы на кухне пользуемся этой техникой, нажимаем на одни и те же кнопки. То есть если раньше в полете мы могли не заразиться, не быть в контакте, то теперь, когда мы все вместе находимся в одном помещении, риск подхватить инфекцию возрастает в разы. Я сама живу в Барнауле, а в Новосибирске живут мои родители, они вынуждены были во время режима самоизоляции поехать в магазин, купить все необходимое и привезли нам. От властей, которые обещали нам все, что необходимо, только к 10 вечера через уполномоченного по правам ребенка я смогла добиться лишь пюре, молочных каш и салфеток. Ни смесей, ни памперсов. Все, что у нас сейчас есть, добыто своими силами, за свои деньги. И так сделал каждый. То есть родственники, не соблюдая никакого режима, ходили в магазины и ехали сюда, контактируя со всеми. Я не считаю, что эта мера изоляции не нужная. Но она не организована никак. Ни на уровне власти, ни на местах люди не смогли выстроить алгоритм действий. При этом полно информации в интернете, что все работы выполнены в полном объеме. У уполномоченной по правам ребенка тоже была информация, что людей снабдили всем необходимым. Она тоже была в шоке. Позже нам позвонили из мэрии Новосибирска уточнить, что нам необходимо прямо сейчас, а что может потерпеть до завтра. Я попросила смесь. И мне задали вопрос, жду ли я помощь волонтерскую, бесплатную или готова заплатить. Роспотребнадзор никакие беседы с нами не проводил. Мы не знаем, какие будут меры приняты в отношении нас.

Общая кухня
Общая кухня


Еще один пассажир рейса Новосибирск – Бангкок Кирилл Писной со своей семьей также стал заложником ситуации, оказавшись в обсерваторе "Обские зори".

– Когда по прилете оформили необходимые документы согласия на изоляцию, нас рассадили в автобусы; кто был с детьми, ехали в отдельном. При этом кабину водителя отгородили оргстеклом, прикрепленным на обычный скотч. Он нам пожаловался, что узнал о перевозке в тот же день, поэтому лучшей защиты придумать не успел. Персонал санатория оказался не готов к наплыву такой большой массы людей, им сказали о прибытии 40 человек. И, конечно, пока нас оформляли, многие пассажиры стояли на улице в легкой одежде, а вы сами знаете, что в Сибири вечером совсем не жарко. Просто чудо, что никто из пассажиров в шортах и майках не простудился. И никто не дал нам хотя бы пледы теплые. Все, что было, мы отдавали детям, чтобы хоть они не мерзли.

Позднее стало известно, что новосибирский Роспотребнадзор разрешил вернувшимся туристам находиться на карантине по месту проживания: из "Обских зорь" их отпустили по домам.

"Я спал в одежде, одеяло не спасало"

Тем временем пассажиры рейса, прибывшие в Южно-Сахалинск из Таиланда еще 26 марта, которые первыми попали на обсервацию, требуют проверить законность действия властей.

Сахалин одним из первых в стране стал помещать пассажиров, прибывших из-за границы, на карантин в специально отведенные места. Рейсом из Таиланда в Южно-Сахалинск в прошлый четверг прибыл 241 пассажир – всех их отправили на карантин в детский лагерь "Юбилейный". И все пять дней, проведенные там, люди протестовали против заключения.

Толчея в "Юбилейном" вскоре после прибытия
Толчея в "Юбилейном" вскоре после прибытия


Туристы рассказывают, что еще в Паттайе знали, что после возвращения придется пройти карантин. В самолете стюардессы раздали им бланки, в которых было сказано, что две недели им придется провести в режиме самоизоляции дома.

– Но в аэропорту Южно-Сахалинска нас встречали медики в комбинезонах и масках, – рассказал сайту Сибирь.Реалии пассажир, попросивший не называть его имени. – Оказалось, постановления о самоизоляции ничего не значили, после прохождения таможни и погранконтроля нас стали рассаживать по автобусам и повезли в "Юбилейный", где и предстояло проходить карантин. Хотя в СМИ писали, что "Юбилейный" полностью готов к приему, из четырех корпусов лагеря только один был приспособлен для карантина. Там комнаты на двоих с туалетом и душевой, есть даже стиральная машина, но главное – там тепло.

В остальных корпусах – неработающие розетки, сломанный телевизор, холодная вода, один туалет на коридор. Но главное – там не хватало кроватей и было очень холодно. Я спал в одежде, одеяло не спасало. Несколько человек спали на диване в холле, а еще двое – на полу.

Было непонятно, чем кормить детей, а среди пассажиров были полуторагодовалые малыши. Холодный ужин привезли примерно к 21.00, чай к полуночи.

Процесс "заселения" сопровождала полиция
Процесс "заселения" сопровождала полиция


При этом последнее, что напоминал лагерь, – это место для карантина для потенциально инфицированных людей – из-за того, что сломан бачок в туалете, вонь стояла жуткая, масок и антисептиков не было.

26 марта мы были слишком уставшими, чтобы спорить, а 27 марта встал вопрос, на каком основании нас вообще заперли и когда отпустят. Тесты на коронавирус у нас взяли еще в аэропорту. Пообещали, что как станут известны результаты анализов, мы сможем уехать домой. Но результатов все не было. Среди нас были юристы, и они утверждали, ограничивать свободу передвижения можно либо на основании закона, либо – решения суда. Ни того, ни другого, разумеется, не было.

Зато были сотрудники полиции, во главе с начальником УМВД области, перекрывшие выход из лагеря. Мы спрашивали, будут ли они нас бить или стрелять, если мы попытаемся уйти? Ответа не получили.

Мы требовали, чтобы приехал губернатор Валерий Лимаренко или министр здравоохранения области, которые накануне утверждали, что в лагере все готово к приему людей, или руководитель управления Роспотребнадзора области. Но приехал только зампред областного правительства Наумов. Мы показали условия, в которых нас заперли.

К вечеру 27 марта появились первые результаты тестов. У 34, в том числе и меня, девушки-адвоката и других, самых активных, обнаружили некую инфекцию. Не коронавирус. Нас отвезли в кожно-венерический диспансер. Снова взяли анализы и стали ждать результатов.

В КВД снова не было никакой изоляции – дети (младшему 1,5 года), пенсионеры, мужчины, женщины – все были вместе. Медперсонал без защиты – в обычных халатах и масках.

Единственные медицинские манипуляции, которые с нами проводили, – измеряли температуру. Непонятно, почему это нельзя делать дома. Зачем мы занимаем койки в больнице, которые нужны тем, кто болен.

31 марта нам объявили, что результаты повторного анализа известны – ни у кого из пассажиров нашего рейса коронавируса нет. Нас отправили на домашнюю обсервацию, – рассказывает пассажир.

"Юбилейный"
"Юбилейный"


Туристы написали коллективное обращение к депутату Госдумы от Сахалинской области Алексею Корниенко. В нем они заявили, что содержание в неприспособленных, плохо отапливаемых помещениях без горячего и детского питания нарушило их права. Как и то, что им было отказано в домашней обсервации. Корниенко направил это обращение в Генеральную прокуратуру с требованием принять меры прокурорского реагирования.

"Заявители выражают согласие с необходимостью проведения карантинных мероприятий для предотвращения коронавирусной инфекции, но при соблюдении их прав и законодательства РФ", – сказано в письме Корниенко.

История с карантинами для пассажиров авиарейсов на Сахалине не закончена. На обсервации с 29 марта по-прежнему находятся 30 человек, прилетевших в Южно-Сахалинск из Сеула. Их разместили в гостинице "Спортивная". Пока им не сообщили результаты анализов и домой не отпускают. Люди угрожают, что если сегодня им не дадут четких ответов, когда их отпустят домой, они начнут голодовку.

"Вероятность подхватить заразу в несколько раз больше"

Отправились на принудительную двухнедельную обсервацию и пассажиры, прилетевшие утром 2 апреля рейсом Бангкок – Красноярск. К моменту их прибытия входы и выходы в здании аэропорта уже были перекрыты. Встречающих разворачивали и отправляли обратно в город.

– Мы вышли из самолета, сели в автобус, вместе с нами зашла женщина в защитном костюме, маске и сообщила, что нас всех сейчас повезут в санаторий. Я выглянула в окно, там было еще несколько автобусов. Женщина сказала, что в санатории мы должны будем подняться в свои комнаты и не выходить. С собой можно будет взять только телефоны и оргтехнику, которые надо будет помыть и обработать. По телефонам нужно будет звонить и просить, если нам что-то будет нужно; номера, куда звонить, дадут. Народ начал возмущаться, половина самолета были с детьми. Нет ни запасов детского питания, ни памперсов, ни простите, прокладок, ни таблеток. Пожилых тоже много, у кого-то сердце, у кого-то давление. Мы знали о том, что придется сидеть на карантине, но рассчитывали на домашнюю изоляцию! По приезде в санаторий у нас забрали все вещи, багаж. Кроме телефонов и техники мне разрешили взять только детские игрушки, которые можно помыть. Половина народа из автобусов не хотели выходить, бастовали, требовали отдать багаж. Кричали, что за две недели там фрукты испортятся. Мне уже, если честно, не до фруктов, пусть гниют.

Уже в помещении санатория человек в защитном костюме объявил, что мы здесь пробудем две недели, независимо от того, положительным или отрицательным будет тест. Его взяли тут же из носа и из горла. Одежду забрали, выдали халаты, одноразовые трусы, носки, шампунь, зубные щетки, пасту. Кормят нормально: первое, второе, сок, вафли. В комнатах есть телевизор. Среди нас есть и те, кто спокойно отнесся к этой ситуации, считают, что медики правы. Я все понимаю, но очень переживаю, ведь все мы из разных уголков Таиланда, 150 человек в одном месте! Вероятность подхватить заразу, даже если ее не подхватил там, в несколько раз больше, чем если бы мы находился в изоляции дома, – рассказывает Татьяна (имя изменено. – Прим. С.Р.), прилетевшая из Таиланда.

– Вам сказали, могут ли родные что-то привезти?

– Нет, с этим пока непонятно. Сказали, что все, что нам нужно, закупят и будут подвозить. У меня ребенку питание нужно противоаллергическое, не знаю, выдадут ли такое.

– Были те, кто категорически не хотел ехать?

– Да, в основном мужчины молодые возмущались очень, но им сказали, что они могут подписать бумагу, что отказываются от изоляции, и уезжать. Но тогда их будут изолировать принудительно, по суду. В итоге поехали все.

– Вам показали какие-то либо документы, на основании чего вас изолируют не дома?

– Нет, никаких документов нам не показывали. Мы и лиц-то людей, которые с нами общались, не видели, они же в масках.

"Дали воды и мусорные пакеты"

2 апреля на обсервацию отправились пассажиры рейса Бангкок – Владивосток. При этом 12 человек сумели скрыться от встречавших их людей в костюмах химзащиты. Восьмерых удалось поймать в тот же день, четверых – только через сутки. К сбежавшим будут применены меры административной ответственности. Кроме того, в обсерваторы помещены пассажиры прилетевшего в четверг рейса из Японии. Один человек, отказавшийся ехать в обсерватор, по решению суда принудительно помещен на карантин в больницу.

Одна из тех, кто был помещен на обсервацию в Приморье, Ольга Печникова оказалась в санатории "Сахарный ключ", который находится в пригороде Владивостока. По ее словам, прибывшие на карантин туристы были шокированы обстановкой:

– Приехали в санаторий, всех расселили по комнатам, дали воды и мусорные пакеты, и все. За все это время, что мы находимся в заключении, нам температуру измерили один раз. Из связи работает только "Билайн". Интернета нет, точка Wi-Fi "сахарный ключ" под паролем и сигнал слабый, возможно, он только в главном корпусе. Тесты на вирус нам не делали. В комнатах холодно, по ночам ходят полчища тараканов.

Из-за перебоев с интернетом школьники, оказавшиеся в обсервации вместе с родителями, не могут продолжить дистанционное обучение.

Кроме того, на своей страничке в инстаграме Ольга рассказала: "На окнах штор нет, мы повесили простынь, чтобы не быть как в шоу "за стеклом" для наряда полиции, который нас сторожит. Из комнаты выходить нельзя, с "друзьями по несчастью" общаться нельзя, еду в пластиковых контейнерах носят сотрудники".

Ольга Печникова считает, что у всех вернувшихся туристов нужно было взять анализы на коронавирус и отпустить на домашний карантин. По ее словам, "никто из пассажиров не был против карантина в домашних условиях, у всех все было подготовлено к самоизоляции".

Напомним, в Приморье подготовлены 18 обсерваторов – во Владивостоке, Находке, Артеме, Уссурийске, Арсеньеве, Партизанском, Яковлевском и Красноармейском районах. В Уссурийске 3 апреля для этих целей подготовили единственную крупную гостиницу в городе. Жители города резко негативно высказались в сети о таком решении властей, ведь обсерватор расположен в самом центре города.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG