Ссылки для упрощенного доступа

"Для меня сейчас главное – защитить детей". В Приангарье затравили семью, вернувшуюся из Таиланда


Силуэты пассажиров в аэропорту. Иллюстративное фото

О положительном результате первой пробы на COVID-19 младшего Сережи семья Алены Бондарцовой узнала на 18-й день карантина после прилета из Таиланда в маленький приангарский город Усть-Кут. В этот же день в соцсети появилась конфиденциальная информация с ФИО, датами рождения всех членов семьи, их домашним адресом, а также местом работы Алены и ее мужа. Личные данные были опубликованы неизвестными с пометкой "врага надо знать в лицо".

Алена уверяет, что все члены ее семьи соблюдали меры предосторожности и не нарушали режим самоизоляции даже по истечении 14 дней, однако в соцсетях появились ложные публикации об обратном, сопровождавшиеся прямыми угрозами "поднять туристов на вилы". Бондарцова намерена подать заявление в прокуратуру и наказать госслужащих, виновных в разглашении персональной информации.

Об угрозах и опубликованных личных данных семьи Алена узнала через несколько часов после получения результатов из лаборатории – скриншоты переписок в чатах разных мессенджеров и соцсетей ей стали присылать друзья и коллеги.

Сообщение с личными данными семьи из Усть-Кута
Сообщение с личными данными семьи из Усть-Кута

– В шоке, конечно, была: мало того, что только узнала о положительном результате сына, еще и это. В целом я старалась не вчитываться, но сам факт, что наши данные узнали настолько агрессивные люди – спокойствия это, конечно, не добавило. Умом я понимала, что, скорее всего, результат проб сына ложный – мы с детьми не расставались на отдыхе, летели вместе больше 10 часов назад, а после провели с мужем и моим 68-летним отцом, которые оставались дома, еще 10 дней, прежде чем у меня и детей взяли пробы – крайне сомнительно, что у нас пробы "чистые", а у Сережи – нет. Кроме того, ни у кого из нас не было и малейших симптомов, даже просто плохого самочувствия. Хотя отец в группе риска, и муж тоже: он всю жизнь проработал пожарным, понятно, в каком состоянии у него легкие. В том числе по этой причине меры предосторожности мы соблюдали сверхвнимательно, – признается Алена.

О необходимых предосторожностях – обрабатывать руки антисептиком, закрывать рот и нос маской, а руки – перчатками, избегать людных мест, выдерживая дистанцию в 1,5 метра – Бондарцовы узнали в Таиланде задолго до возвращения на родину.

– С сыном и дочкой в Паттайю мы улетели 14 марта. Перед этим сомневались, ехать или нет, но туроператор (путевку мы покупали в иркутской компании) нас успокоила: мол, в Таиланде сейчас ситуация еще спокойнее, чем в России. В Тае, кстати, с самого начала серьезно относились ко всем мерам предосторожности – уже на 14 марта повсюду были антисептики, периодически мерили температуру на разных пунктах контроля, объясняли, чем вызваны меры и при каких симптомах следует насторожиться. Там было как-то спокойно даже, беспокоиться я начала по прилете в Иркутск – 25 марта самолет садится, я прямо в аэропорту пытаюсь выяснить, где можно нам, приехавшим из другой страны, сделать тесты на коронавирус. Понимала, что Усть-Кут – городок маленький, провинциальный, тестирование может быть труднодоступно, в отличие от областного центра. При этом в здании авиаузла ни одного дозатора с антисептиком. Я звоню в МЧС, Роспотребнадзор Иркутской области, а там схема поведения для вернувшихся туристов еще не продумана – буквально во время разговора на ощупь приходим к выводу, что раз у меня недалеко от аэропорта стоит личная машина, я могу ехать до Усть-Кута, и дома выдержать в режиме самоизоляции полмесяца, оформив больничный дистанционно, по звонку в поликлинику. По дороге один раз остановилась на заправке, где все автоматом можно сделать, соблюдая дистанцию. В маске и перчатках, разумеется, – вспоминает Алена.

За пробами к Бондарцовым медики приехали на 10-й день изоляции – 3 апреля.

– Меня приятно удивило, что они были в полной защите – с респираторами, в перчатках и так далее. Взяли пробы, и до 7 апреля мы никуда из квартиры даже носа не высовывали. Только 7 апреля, спустя ровно 14 дней, я сходила в магазин и вышла на работу. А дети вообще не выходили. Один раз – по истечении срока карантина и до получения результатов – мы ездили на дачу, но опять же не на общественном транспорте, а на своей машине, – говорит Бондарцова.

Результат анализа на коронавирус из Иркутского противочумного института Сибири и Дальнего Востока пришел Бондарцовым 12 апреля: у всех отрицательный, кроме семилетнего Сережи.

Угрозы в адрес семьи из Усть-Кута
Угрозы в адрес семьи из Усть-Кута

– У него нет признаков заболевания – ни температуры, ни кашля, ни насморка, а госпитализировать его предложили одного и в другой город – Вихоревку, поэтому мы решили продолжить самоизоляцию дома и отказались от его госпитализации. Позже выяснилось, что буквально через полчаса после извещения нас в групповом чате мессенджера появилось то самое первое сообщение с полным досье на нас. А затем в нашем подъезде провели спецобработку, знаете с таким оповещением из громкоговорителей – мол, оставайтесь в квартирах, ведутся работы – как в фильмах-катастрофах. Город маленький, все сразу поняли, в каком доме живут "больные". И посыпались совершенно ложные обвинения – мол, на следующий день после окончания больничного я вышла на работу, и до этого вообще гуляла с детьми по городу, кто-то якобы видел меня на светофоре, кто-то без маски и перчаток – в магазине. На самом деле ничего подобного не было и нет: мы никуда не выходим, продукты нам привозят знакомые или волонтеры, оставляют под дверью. Много людей нам помогает: с работы мужа сразу, как узнали о результате теста, позвонили – предложили помощь волонтеров с доставкой продуктов и лекарств, на моей работе помогали узнавать – как и где делать тесты, потом успокаивали насчет угроз и обещали помочь с поисками людей, выложивших наши данные. Последнее, думаю, нетрудно будет сделать, когда пандемия пойдет на спад – в скринах сохранились данные аккаунтов, с которых писали сообщения. Заявление в прокуратуру я обязательно подам. Для меня сейчас самое главное – защитить детей: сыну возвращаться потом в школу, не дай Бог травля продолжится. Сейчас Сережа ничего не понимает и не боится: думает, что так в каждой семье происходит – выходить запрещено, каждый день приходит врач в экипировке, осматривает горло и нос, следит за графиком температур. Пока сын дистанционно занимается гимнастикой по видео, рисует, играет и делает уроки онлайн, – беспокоится Алена.

Под охраной полиции?

После первых сообщений о травле семьи ситуацию прокомментировали в администрации Усть-Кутского района – чиновники заявили, что в подъезде пострадавших от угроз уже выставили полицию для охраны.

Угрозы в адрес семьи из Усть-Кута
Угрозы в адрес семьи из Усть-Кута

– Сейчас семью охраняет полиция. На всякий случай. Никаких реальных действий, угрожающих их здоровью или жизни, не было. Скорее, это сезонное обострение у некоторых нездоровых людей. И все ограничится словами в сети. Тем более сейчас публикация и распространение угроз прекратились, – сообщила мэр Усть-Кутского района Тамара Климина, отметив, что все общение полицейских с семьей происходит "дистанционно". – Никакого контакта нет: максимум, в окно помахать, по телефону что-то уточнить.

Однако глава местной думы Валерий Носовко высказал несколько иную позицию: по его мнению, то, что прозвучало в адрес этой семьи, вполне обоснованно:

"В соцсетях, и губернатор говорил, что наши земляки призывают к самосуду. Мои земляки отличаются резкостью суждений, но не жестокостью. Если бы хотели устроить самосуд, уже бы устроили и расправились. Видимо, просто подогревается маленько. Те неприятные слова, которые приходится выслушивать родителям этого ребенка, я считаю, заслужены. Соседи обратили внимание на них, режим самоизоляции они нарушали. Там, где молчит закон, творится беззаконие. Особого контроля за ними не было, свободно перемещались по городу, соседи естественно возмущены", – заявил Носовко.

Между тем чиновники из администрации района сообщили, что уже обратились в полицию с просьбой проверить факт разглашения персональных данных и травли семьи с инфицированным ребенком.

– Мы никаких полицейских у дома не видели ни из окна, ни на площадке. Только по телефону общались: нам позвонили сразу после публикации угроз несколько полицейских, в том числе начальник местного отделения, расспросили о деталях. А после я еще раз звонила нашему участковому, потому что коллеги в сети недавно увидели информацию о том, что на мою семью якобы два протокола составили за нарушение режима изоляции – участковый нас успокоил, что это очередной фейк, никаких протоколов на нас нет, – говорит Алена.

16-17 апреля семья ожидает результаты повторной пробы Сережи.

– Сегодня пошли слухи, что пробы уже готовы, мол, результат теперь отрицательный. На самом деле это опять ложный слух. Пробы взяли только в понедельник, 13 апреля. Еще день-два надо подождать, – говорит Алена. – Успокаивает, что накал угроз сейчас вроде на спад пошел. Возможно, потому что удалось как-то донести, что большая часть слухов о нас – неправда. И наши друзья, коллеги заступились. Сейчас я начала получать больше сообщений с поддержкой, даже с незнакомых номеров.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG