Ссылки для упрощенного доступа

Бунт на "73-м километре". Вахтовики перекрыли дороги


Стихийное собрание вахтовиков. Скрин с видео, снятого одним из участников протеста

Стихийный митинг на Чаяндинском месторождении нефти и газа в Якутии, начавшийся вечером 27 апреля, перерос в открытое противостояние. Люди собрались на площади в центре вахтового поселка, вышли на главную дорогу и перекрыли движение. Две ночи подряд они разводили костры жгли автомобильные покрышки.

Из-за вспышки коронавируса здесь уже 10 дней действует карантин, но вахтовиков не информируют ни о количестве заболевших, ни о результатах тестов, ни о том, когда они смогут покинуть это место. Между тем, как выяснил корреспондент Сибирь.Реалии, они опасаются заражения, поскольку не соблюдаются элементарные санитарные требования: все они содержатся в общих помещениях, вместе принимают пищу и моются.

"Люди стали заражаться"

Расположенная в Якутии Чаянда – особая зона – поделена на 34 вахтовых поселка. Они не имеют названий, потому что здесь все временное. Как только заканчивается работа на объекте, все переносится на другое место. Чтобы как-то обозначить поселки, их именуют по длине проложенных километров.

Вахтовый поселок "73-й километр", где произошел стихийный митинг, считается самым большим на Чаяндинском нефтегазоконденсатном месторождении. Здесь стоят вагончики, жилые модули, где размещаются общежития, столовые, котельная. Они принадлежат множеству подрядных организаций, их территории разделены между собой заборами. На проходных стоят охранники. В поселке могут работать одновременно от полутора до двух тысяч "вахтовиков" из разных регионов: Башкортостана, Оренбурга, Омска, Краснодара, Пермского края.

Добраться в Чаянду сложно. Обычно газовые компании организуют чартерные рейсы до аэропорта Талакан. Оттуда – еще около 200 километров на ведомственном автобусе по частной дороге, построенной "Сургутнефтегазом". Рейсовые автобусы не ходят.

На дороге есть контрольно-пропускные пункты, где проверяют документы. Специальный пропуск обязателен. Еще один вариант – идти по нефтяной трубе, вдоль которой есть дорога, но и там есть посты охраны, где нужно предъявлять разрешение на проход.

Выбраться из "73-го километра" невозможно. Пожаловаться некому. Полиции здесь нет. Власть в руках руководства подрядных организаций. Им подчиняются охранники, которые выполняют функции "силовиков". Врачей – единицы. Ближайшая больница находится в 120 километрах, в поселке Витим. Там есть ИВЛ. Но дорога для вахтовиков туда закрыта.

– С момента введения карантина там появился пост. Охраняют его местные представители власти. Жители Витима против того, чтобы мы туда приезжали, – говорит Максим Шипулин, вахтовик из поселка "73-й километр". – Когда началась пандемия, нам предложили остаться на продление вахты. Мы остались. Неожиданно узнали, что прилетают новые люди. Оказывается, руководство компании "Газпром добыча Ноябрьск" ("дочка" "Газпрома". СР) решило привезти новую вахту. Вместе с ними был завезен коронавирус. Но ни они, ни мы об этом не догадывались. Новых вахтовиков поселили со старыми в общежитии. В одной комнате оказалось по 8–10 человек. В такой тесноте люди стали заражаться. Все – и больные, и здоровые – лежали в общежитии. Идти было некуда, хоть и закрыли больных на изоляцию, это не помогло, ведь диагноз был поставлен не сразу, и за это время происходило еще заражение.

Для начальства самолет нашелся

Официально о заражении коронавирусом работников поселка "73-й километр" стало известно 14 апреля из предписания №884 Натальи Борисовой, заместителя руководителя управления Роспотребнадзора Республики Саха (Якутия). Три случая заражения подтвердились, еще три человека были на тот момент под подозрением. Указанные Роспотребнадзором предписания в поселке, по словам вахтовиков, не выполнялись. "Жить в общежитии в комнате по 12 человек, где двухъярусные кровати стоят через полметра. Вот это изоляция", – написал в соцсети "ВКонтакте" вахтовик Максим Каюмов.

"Маски, дезинфицирующие средства не предоставили, в столовой километровые очереди (о какой дистанции в 1,5 метра может идти речь?), отсутствует всякий график приема пищи, согласно вышеназванного предписания. Качество еды упало. Самое ужасное, что в данных условиях соблюдение всех мер просто невозможно! Живут по 12 человек в комнате, в вагончике в тесном контакте друг с другом", – написали в своем обращении жители Башкортостана от имени всех жен, матерей, дочерей, прося о помощи.

В поселке постепенно нарастало напряжение. Между тем руководители подрядных организаций предпочли поселок покинуть. "Начальство компании "Газартстрой" 16 апреля улетело по своим домам. Как так? Для них самолет нашелся, а наши мужики, что, не люди? Они, что, домой не хотят? – написала в соцсети Кристина Банникова, муж которой находится в Чаяне на вахте. – Что это за руководство такое о себе суки позаботились, что домой то помчались, заболеть боитесь сволочи. Бросили там своих людей".

17 апреля власти Якутии ввели карантин в "73-м километре" и других поселках. На въезде на месторождение был поставлен пост полиции. Выезд разрешался только после получения отрицательного результата на COVID-19. Руководство компании "Газартстрой", еще одной организации, работающей в Чаянде, оповестило своих сотрудников, что их выпустят из карантинной зоны, если будет два отрицательных теста на коронавирус. Вахтовикам сказали, что медики планируют брать тысячу анализов в день (количество тестируемого персонала на месторождении – около 10 500 человек. – СР). "Самовольное покидание мест пребывания может привести к административной и уголовной ответственности", – говорится в тексте сообщения.

Через три дня после объявления карантина с Чаядинского месторождения в больницу Ноябрьска были эвакуированы 14 человек.

Одного из таких больных из поселка "73-й километр" эвакуировали только на седьмой день. "Две недели мы лежали на матрасах – никаких мер карантинных мер не было, – рассказал Александр Исаев, который работает на месторождении. – Все боятся заразиться: чуть подозрение – отправляют на 72-й километр: там обсерватор временный организовали. Людей начали с вещами забирать по-тихому – видимо, какие-то анализы приходили и, как только узнавали про болезнь, так сразу на 72-й километр отправляли, чтобы никто ничего не знал. Лекарства от простуды с собой привезли – они стали заканчиваться, как и мыло, запасы еды, туалетные принадлежности. В единственном магазинчике подняли бешеные цены! Кормить стали в разы хуже, а убираться – реже. Раньше два раза в сутки в общежитии мыли две женщины, теперь один раз протирает. В столовой очередь – часовая, битком – никаких 1,5 метров не соблюдается. Три маски выдали один раз. Санитайзеров нет. Мыло – свое. Больных будет много, так как все контактировали с заболевшими плотно и долго. Теперь "Газпром" и Якутия хотят избавиться от всех – отправят на место проживания в больницы и обсерваторы".

Нас закрыли в какой-то мышеловке. Чаша терпения переполнилась

"Я подходил к нашему медику Диме, фамилию не помню, говорил ему, что люди в столовую толпами ходят, едят все вместе. Еще стоят в очереди, чтобы сдать тест на коронавирус. Нельзя так делать, – рассказал сотрудник компании "Газартстрой" из поселка "73-й километр", который приехал на вахту из Башкортосатана и попросил не называть его фамилию из-за угрозы лишиться работы. – Заболел я 21 апреля, был с температурой, с кашлем, лежал в одной комнате в общежитии со здоровыми людьми. Люди живут здесь очень скученно: в маленьких вагончиках или в общежитии в комнате на несколько человек, как в муравейнике. Могу только сказать, что вахтовики очень раздражены, уставшие, не могут есть ту еду, что дают в столовой. Осталось у нас из продуктов перловка, печень, разбавленный компот, в чае – сахарозаменитель. Мяса не было уже давно. Мы так третий месяц питались, а тут, когда больной, от такой еды еще хуже становится, у многих начинается тошнота, желудок расстраивается совсем. Я несколько раз ходил к врачу, жаловался, но он не обращал внимания, но когда мне уже совсем стало плохо, меня отправили сначала в изолятор, а потом меня перевезли в другой вахтовый поселок "72 километр", там у нас госпиталь. Там я провалялся три дня, по сути, не было никакого лечения. И только 28-го меня перевезли в Якутск в детскую инфекционную больницу, переоборудованную под прием коронавирусных больных. О бунте я знаю только, что люди стояли до глубокой ночи на улице. Жгли покрышки. Ломились в администрацию. Потом перекрыли дорогу. У людей нет никакой информации. Нас закрыли в какой-то мышеловке. Чаша терпения переполнилась".

В тексте письма, которое распространили через социальные сети вахтовики, говорится: "Неизвестность и дезинформация сотрудников привела к дестабилизации обстановки и многим попыткам обращения к руководству о принятии мер по вывозу с месторождения здоровых людей. После организованного тестирования 22 апреля медперсоналом "Промышленная Медицина" результаты задерживают по неизвестным причинам, планируют повторное тестирование. Люди, не зная результатов, не понимают, содержат ли их вместе с больными или нет. Предпринимаемые местным начальством меры по изоляции подозреваемых ни к чему ни приводят. Отсутствие физического контакта в таких условиях проживания категорически невозможно. Мы едим с общей посуды, моемся в общих банях и душах, меняем общее постельное белье".

Хлеб с плесенью

Последней каплей стал хлеб с плесенью в столовой, который выдали работникам поселка "73-й километр" 27 апреля, в день, когда они решились на открытое выступление.

"Посуда моется некачественно, зачастую на столовых приборах (ложки, вилки) имеются остатки пищи. 27 апреля на ужин был выставлен хлеб с плесенью, повар ответила, что за качество хлеба они не отвечают, и вообще хлеб заплесневел из-за того, что в столовой сырость", – написали сотрудники компании "Газартстрой" в письме, адресованном заместителю начальника Александру Кубраку. Они также указывают на незаконное их удержании на территории поселка с 15 апреля 2020 года.

Однако с таким обвинением не согласна Елена Рябикова, которая работает в поселке "73-й километр":

Костры у них есть, ловите птичек, жарьте и ешьте, раз мы такую парашу готовили

"Я простая кухонная рабочая, мою посуду. И то, что им ложка попалась какая-то грязная, – это потому, что мы вручную моем посуду. Мы работаем по 18 часов в сутки. С шести утра до половины десятого вечера. Мы не жалуемся никому. Что там не так им в эти блюдах? Я сама люблю сечку с подливой. Белый соус с шампиньонами просто так ем вместо супа. Это вкусно. Если они думают, что мы отдельно что-то для себя готовим, то у нас нет даже времени поесть то, что мы приготовили. У всех возникли проблемы с пищеварением! А когда они берут и воруют булочки по три штуки? Повара им делают замечания, они чуть ли не в лицо кидают. А сколько хлеба на столах оставляют? Пекаря пекут только то количество хлеба, которое нужно для трех столовых. Они подходят и просят добавки, им нравится. Мы видим пустые тарелки. Вон костры у них есть, ловите птичек, жарьте и ешьте, раз мы такую парашу готовили".

Начало волнений

Вечером 27 апреля ситуация вышла из-под контроля: в центре вахтового поселка под флагштоками стали собираться люди.

На видео, распространенном в сети, видно, как несколько сотен человек стоят вплотную друг к другу, раздаются крики, свист, ругательства. Люди предлагают обратиться к Владимиру Путину и заявляют свои требования. "Нет тут ничего. Нет карантина. В столовой, мы в свинарнике живем. Жрем (ругательство) знает что. Мы не свиньи. Где объяснения? Вот я сейчас заболею и все заболеем. Согнали в общаги. Всякую заразу носят. Зови начальство! Будем разговаривать с начальством".

На крыльцо здания, рядом с которым собрались люди, вышел человек и обратился к протестующим с коротким сообщением: "Сейчас с директором проведет разговор ваш представитель. Сейчас с директором вопрос обсуждается". Раздаются снова выкрики. "У нас нет солярки, ничего, предоставьте тогда нам все. Уже месяц все обсуждается". Человек возвращается в здание. "Надо его поднять с фундаментом вместе", – говорит кто-то в толпе.

– Представьте территорию с очень большим скоплением разномастного люда. Как говорится, каждой твари по паре, так вот, вся эта масса народа вертится в общем котле на протяжении очень долгого времени. Не у всех хватает сил и терпения выдержать это. Люди разные, не спорю, – говорит водитель Борис Чирков, который работает в компании "Газартстрой". – Есть те, что привыкли, что их дома кормят с ложечки деликатесами и другими изысками, а здесь, в столовых этого лично для них никто делать не будет. Кому-то не по нраву, и он тихо отвергает пищу в столовых. Есть люди, которые митингует, требуя разносолов и вкусностей. Так что "горлопанов" везде хватает. Медицина на месторождении бесплатная. Компания сильно постаралась это сделать для людей. Не спорю, тяжело для всех сидеть без работы в вагончиках и общежитиях. Мужиков можно понять, почему они вышли на площадку перед штабом.

Перекрыли дорогу. Жгли шины

Не получив ни от кого внятного ответа, на следующий день, 28 апреля, рабочие двинулись к дороге, ведущую в аэропорт Талакан, и перекрыли ее, прервав движение. Потом развели костры.

– Всю ночь стояли – эмоции у некоторых захлестнули. Шины жгли. Днем и ночью в течение двух дней, 27 и 28 апреля. Наутро успокоились вроде, – рассказал Александр Исаев.

– Это главная дорога, она имеет стратегическое значение. Мы называем ее "стволовой" дорогой. Она идет через все месторождение и имеет ответвления к кустам нефтегазовых скважин. Но я работаю в другой организации и лично не приближаюсь к митингующим, – рассказал Максим Шипулин, вахтовик из поселка "73-й километр". – Ждем, что к нам скоро нагрянет ОМОН.

На главной дороге протестующие сделали завалы из бревен в несколько рядов и организуют проверки проезжающих. В ходе проверки отряда медиков на видео слышно, как среди митингующих возникает перепалка. Одни говорят пропустить, другие сомневаются в достоверности их документов и квалификации. Но затем медиков все же пропускают, и те идут сквозь строй протестующих. Главное требование вахтовиков – вывезти их в течение двух дней с месторождения.

Перекрытая дорога на аэропорт
Перекрытая дорога на аэропорт

В такой обстановке их родные и близкие беспокоятся о происходящем на этом якутском месторождении. У Юлии Паниной на месторождении работают родители.

– Они находятся в опасности, – говорит Юлия Панина. – Распространяется инфекция, которой заражено население, которое находится на объектах, тем более что огласили, что инфицированных более 100 человек. Разве они не в зоне риска? Почему их домой не отправляют? В каждом городе есть больницы. В которых есть лечение А там разве есть врачи? К сожалению, там нет ни врачей, ни правильного лечения. Поэтому все люди которые там находятся, они все в зоне риска! Уехать они не могут. Там и ехать не на чем. Они от города в 300 километрах. А самолеты не летают. Компания обычно заказывает чартерные рейсы. А сейчас – нет.

Сотовая связь часто пропадает, и жены связываются с мужьями только в промежутках между этими перебоями.

– У меня там находится муж, Дмитрий Богословский. Он первый раз поехал на вахту. Я смогла с ним поговорить вчера. У них отправляли людей на 72-й километр, но никакого лечения там не происходит, им просто проверяют температуру три раза в день, хотя у людей есть температура, – рассказала Анна Богословская, жительница города Кизела Пермского края. – Где лечение – неизвестно. Люди, которые находились на карантине, отсидевшись в общежитии, вчера вышли и просто так ходят по улицам и опять общаются с окружающимися. Неизвестно, кто болен, кто здоров. Ни медикаментов, ни средств гигиены, ни нормальной еды, я не знаю, к чему все это приведет.

Точное количество заболевших на месторождении неизвестно.

"Отрывочные данные, поступающие к нам из структур "Газпрома", говорят, что количество заболевших очень значительное, – сказал Айсен Николаев, глава Якутии. – По нашему требованию "Газпром" должен принять новое решение в части разворачивания лечебных сил на самом месторождении, вывоза людей, так как ряд подрядных организаций, закончивших работу, не могут выехать, потому что разделение на больных и небольных не завершено, не завершена подготовка обсерваторов на местах выезда этих людей, не определены лечебные учреждения за пределами республики, где больные будут лечиться".

После митинга власти Якутии сообщили, что вахтовиков с месторождения начнут вывозить. В одном из вахтовых поселков будет развернут госпиталь МЧС. Прокуратура Ленского района займется проверкой случившегося.

– Сейчас в поселке "73-й километр" обстановка спокойная. Рабочие перекрыли два пути – дорогу от городка и перекресток, который ведет на завод УКПГ-3 (установка комплексной подготовки природного попутного и нефтяного газа. – СР). Людей собирается много, там огромное количество людей, просто как на демонстрациях при СССР, – рассказал Максим Стоянов, один из вахтовиков. – Они своего добились. Их услышали.

На главной дороге из поселка "73-й километр", ведущей в аэропорт, по-прежнему лежат завалы. Противостояние продолжается.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG