Ссылки для упрощенного доступа

"Ни тиграм жизни не будет, ни нам". Жители таежного села против золотодобытчиков


На въезде в поселок Дурмин

В Хабаровском крае скоро может исчезнуть уникальная группировка амурских тигров. В местах, где они обитают, разведано месторождение золота. Жители ближайших поселков и экозащитники пытаются отстоять тайгу и не пустить золотодобытчиков на тигриную сопку.

Президентский тигр

На одном из международных форумов Владимир Путин, известный любовью к большим полосатым кошкам, дарил заграничным гостям фотоальбом "Амурский тигр". Фотографии для альбома были сделаны долине горных рек Хабаровского края: Дурмин и Обор, которые хоть и не входят в число охраняемых территорий, но находятся в уникальной, классической уссурийской тайге. Таких мест, где было бы представлено всё многообразие уссурийской флоры и фауны, в Хабаровском крае больше не осталось, рассказывают экологи.

Александр Баталов с фотоальбомом "Амурский тигр"
Александр Баталов с фотоальбомом "Амурский тигр"

Один из авторов фотоальбома, директор "Дурминского лесоохотничьего хозяйства" Александр Баталов, пытается уберечь территорию от новой угрозы – появления на берегах Дурмина старателей золотодобывающей компании.

– Я 27 лет веду хозяйство на Дурмине. Каждый день записываю погоду, слежу за фотоловушками. Вот мы разговариваем, а они у меня там фиксируют все перемещения тигров. У нас здесь получился по-настоящему уникальный эксперимент: мы смогли сохранить и приумножить число амурских тигров в действующем охотничьем хозяйстве! Здесь, на Дурмине, написано только при моем участии 26 книг о тиграх, о белогрудых медведях, о флоре и фауне Хабаровского края. У нас немыслимая база для изучения, к нам ездят экотуристы из 26 стран мира. Из 50 мест на планете наш Дурмин был на 37-й строчке в 2016 году. Нет аналогов у нас! И вот такая беда пришла сейчас, – рассказывает Александр Баталов.

С ним согласен и Сергей Колчин, научный сотрудник Института водных и экологических проблем ДВО РАН, который также работает на реке Дурмин.

– Местная группировка стабильно насчитывает до 15 тигров (в 2016 году, когда сразу у четырёх тигриц одновременно появились тигрята – хищников отмечено 22). В Хабаровском крае это самая большая группа тигров за пределами охраняемых территорий. Помимо тигра здесь имеется много других "краснокнижных" видов животных и растений. Обычный кабан, изюбрь, косуля, гималайский медведь – все они также уязвимы. Но с тиграми есть одна особенность: этому крупному хищнику нужны большие площади лесов с высокой плотностью копытных. В поисках пищи тигры вынуждены перемещаться на значительные расстояния, у них очень большие участки обитания. И для сохранения всей популяции важно не только сохранить леса, исключительно важно сохранить возможность естественного контакта зверей из разных группировок. И добыча золота лишит их такой возможности, – поясняет Сергей Колчин.

Таежные встречи Сергея Колчина
Таежные встречи Сергея Колчина

Помимо Дурминского в том же районе есть четыре стратегически важных для сохранения амурского тигра хозяйства, которые как бы подпитывают друг друга. Если из этой цепочки выпадет хотя бы одно из них, то в долгосрочной перспективе под угрозой окажется весь северный ареал распространения амурского тигра, считает Сергей Колчин.

"Будет сточная яма"

Месторождение рудного золота было открыто на сопке в 40 км от Дурмина в 1960-е годы. Но тогда, рассказывает Сергей Колчин, его разработку посчитали нерентабельной: руда залегала глубоко, а концентрация драгоценного металла была низкой. Теперь же к проекту решили вернуться: мол, технологии позволят сделать добычу выгодной.

Месторождение золота находится в верховьях сразу двух рек – Обора и Дурмина. И этот водораздел крайне важен для миграции тигров

Как рассказывал в конце 2019 года РИА "Новости" начальник управления недропользования министерства природных ресурсов Хабаровского края Андрей Волков, инвестиции в проект составят 1,8 млрд рублей только при строительстве ГОКа на 500 кг золота. Балансовые запасы месторождения оценивались в 8,6 тонны золота и 124 тонны серебра. При этом месторождения с запасами золота до 10 тонн классифицируются геологами как мелкие. К огорчению защитников природы, золотая жила пересекает места обитания тигра. Как рассказывает Сергей Колчин, именно на этой сопке сходятся маршруты тигриных группировок.

– Месторождение золота находится в верховьях сразу двух рек, Обора и Дурмина. Этот водораздел крайне важен для миграции тигров. Если там начнутся буро-взрывные работы, построят ГОК, ЛЭП, дороги, то ни о какой миграции больше речи не будет, – объясняет Сергей Колчин.

По словам Александра Баталова, который в 2014 году добился отмены разработки месторождения, предыдущие инвесторы отказались от участия в проекте после того, как узнали, какой вред добыча золота нанесет природе. В этом году, когда появились новые инвесторы, директор охотхозяйства написал обращение в уркесове министерство охраны природы, но на его доводы никто не отреагировал.

– Деньги решают многое у нас, и видишь иногда людей, у которых от них крыша едет просто, они думают, что эти деньги их жизнь как-то улучшат. Но о речке они забыли, списали ее попросту. Я отправил уже несколько писем: на министра природы, на губернатора, – но они до него не доходят. Потом меня вызвали в минприроды, я свою позицию снова изложил. А меня стали уговаривать, чтобы я отступился. Самое неприятное – председатель комитета охраны природы тоже на стороне недропользователей. Цинично так говорит: мол, что поделаешь, нужно чем-то жертвовать. Но не Дурмином же! – возмущен Александр Баталов - Пострадают не только тигры! Золотодобытчики отравляют реки. Если в воды Дурмина попадут используемые для выщелачивания золота цианиды, то пострадает бобровый заказник ниже по течению, село Князе-Волконское, а за ним и Петропавловское озеро, где нерестится около 70 видов рыб. Кроме того, местные жители могут лишиться не только охоты и рыбалки, но и пресной воды. Никакие плотины, даже если их установят, не смогут сдержать поток – это ведь горная река, бурная, при сильных дождях она поднимается на метр. Так что Дурмин просто превратится в сточную яму.

А он чё, в курсе, что ли?

Подъезжая к Дурмину, и не подумаешь, что этот поселок – тигриная столица. За покосившимся указателем с названием поселка открывается вид на развалины бондарного завода. Как рассказывают местные жители, завод пережил перестройку и держался до того, как на свою должность заступил последний к сегодняшнему дню глава сельского совета, который якобы сумел угробить производство. После этого охотники за металлом вытащили всё ценное из заброшенных цехов.

Село Дурмин
Село Дурмин

– Нам все говорили: леса нет, делать бочки не из чего, потому закрываем завод. И вообще, проще сделать бочку из пластмассы, – возмущается работник кочегарки Александр. – А вот наши "друзья-китайцы" отсюда столько леса вывозят, что заводу бы на 100 лет хватило. За державу обидно.

Безработных в Дурмине много, тем не менее около 200 жителей – больше половины села – подписали петицию против золотодобычи на реке. Местные жители не верят, что строительства горно-обогатительного комбината обеспечит их рабочими местами.

– Сколько в наше хозяйство трудов было вложено, – рассказывает Виктор Гусев, бывший егерь местного охотхозяйства. – Если золотари тут начнут копать, ничего хорошего не будет. Ни тиграм, ни поселку. Они недавно приезжали, говорили: рабочие места будут. Но я думаю, они местных и брать не будут, а возьмут тех, кто не станет соображать, что они делают. У нас че, в стране мало золота? Наживутся на нас – мы-то его и не увидим, того золота, и все, речке хана! И нас, выходит, последнего лишат.

"Последнее" – это река и лес, которые кормят дурминцев.

– Вот, гальяна наловишь – котлеты. А поработал, то сделал, сё – и на речку. Я даже в город не хочу, говорю родственнице: я там подохну. А в поселке у нас народу сейчас прилично – молодежи много, никуда не уезжает, чистый воздух. Слава богу, и коронавируса у нас тоже нет! – заключает Виктор Гусев.

По его словам, тигров возле поселка развелось много, но людям они не докучают:

– У меня однажды случай был: ставил капкан на соболя, что-то забыл, развернулся назад – а там след тигриный! Выходит, прямо за мной шел, они же любопытные. У меня, конечно, волосы дыбом, но тигры просто так не нападают. Это если их спровоцировать только – из ружья пальнуть, или к падали его подойти. Ну и если уж он напасть соберется, то ты его никогда не заметишь, а раз показался – значит не страшно.

Село Дурмин
Село Дурмин

Местный кочегар Александр добавляет: в прошлом году у его соседей тигр утащил собаку, но это происшествие - чуть ли не единственное за долгие годы, и жители к такому соседству уже привыкли. В поселке осталось меньше 400 человек, которые по большей части работают в военной части, в соседнем селе 43-й километр. Некоторые ездят на вахту – тоже на золото. Но перспективы в рабочих местах с приходом нового инвестора жители не видят.

– Как было в поселке Хор, когда туда заходило крупное предприятие по лесопереработке? Говорили: вот, будет местным работа! А по факту там сейчас трое местных жителей работают. Вот и наших, кто возьмет? Ноль процентов, что устроят. Китайцев привезут или ещё кого, – возмущается Александр.

Другой житель села, Алексей, подтверждает: тигров в поселке стало много. Но строительства комбината он и его семья боятся гораздо больше. Поэтому и подписали петицию против ГОКа.

– Тигры у нас – свои, скоро за лапу здороваться будем. Как говорят, это путинские тигры там лазают. Но он-то вообще в курсе, что делается? В известность-то надо поставить его. А золото это – только для москвичей перспектива, а нам речку да лес запоганят, и все. Возьмут там маленько, и что? За пять лет все разрушат, – говорит Алексей.

Ещё один дурминец, Игорь Шепетов, полагает, что тигры наведываются в село не от хорошей жизни.

– Сначала начали лес вывозить, потом они построят прииск этот. Выходит, опять уничтожат тигриную кормовую базу. И куда зверю идти? Сейчас же выпиливают все под корень, не тайга, а пустыня, потом эти добавят. А тиграм покушать-то захочется, – рассуждает Игорь Шепетов.

Они сейчас, как индейцев, пытаются нас подкупить

На прииске пока работы не ведутся, рассказывает Сергей Колчин. Но на месторождении установили вагончики для рабочих, зимой над сопкой активно кружил вертолет. Вместо общественных слушаний, которых, по словам Сергея Колчина, не было ни в 2014 году, ни сейчас, жителям раздают продуктовые наборы. Но многие жители даже не брали продукты – как заметил Алексей, ему от "этих" ничего не надо.

– Они сейчас, как индейцев, пытаются нас подкупить, – рассказывает Александр Баталов. – Тут уже коллеги из других стран хотят помогать. Но я не хочу в другие места писать, а то это как предательство – надо же сперва в Хабаровском крае к руководству обратиться. Зачем же сор из избы выносить? Неужели мы сами свою реку защитить не можем? Я же не злой, не буду по-подлому действовать, а хочу нормально разобраться. Но как отдавать Дурмин на растерзание этим пройдохам?

Село Дурмин
Село Дурмин

В администрации района имени Лазо корреспонденту Сибирь.Реалии сообщили, что "золотой" инвестпроект очень важен для районного бюджета. Но его перспективы ещё не до конца ясны.

– Лицензию выдали в Москве, пока она касается только геологоразведочных работ, – пояснила Оксана Гуженкова, заместитель главы района по экономическому развитию. – Речь об этом месторождении идет с 2012 года, и тогда одна компания уже приступала к его изучению. Но сейчас, насколько я знаю, она обанкротилась. Нынешний владелец лицензии на добычу должен уточнить балансовые запасы золота и только потом принять решение о строительстве ГОКа.

По словам чиновницы, после этого будет проведена экологическая экспертиза и общественные слушания.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG