Ссылки для упрощенного доступа

Фургал вам в помощь!


Евгений Симонов

Угадайте, какое ведомство имеет в новой России наибольший вес в национальной политике и обеспечении культурного развития коренных народов? Наверное, Администрация президента или… Министерство культуры? Как бы не так, по факту судьбы десятков коренных малочисленных народов вершит у нас Росрыболовство, определяющее на свое усмотрение доступ к рыбе – например, красной. Рыба – традиционная основа выживания коренных народов Севера и Дальнего Востока. Например, от заготовки мигрирующих лососевых рыб уже многие тысячелетия зависит все культурно-экономическое развитие большинства из 25 малых народов, обитающих в бассейне реки Амур.

Наш рассказ о том, что Росрыболовство не заинтересовано в поддержании такой зависимости и с садистским сладострастием предпринимает деятельные шаги по отъему рыбы у общин коренных народов в пользу рыбопромышленного лобби. В этом году ведомство вчетверо урезало квоту для аборигенов в общих допустимых уловах на Амуре, что может поставить общины коренных малочисленных народов Севера (КМНС) на грань выживания.

Чудовищно, когда судьба нескольких народностей зависит от мелочных интересов руководителей Росрыболовства или иного ресурсного ведомства, а весь интерес к ним государственной машины сводится к тому, чтобы "не мешали управлять" или "не мешали грабить", тем более что грань между двумя этими действиями все менее различима

В целом, учитывая ресурсный характер нового русского капитализма, нет ничего удивительного, что с каждым годом расширяются попытки административного ограничения законных прав коренных народов на их среду обитания и её ресурсы. Коренные народы России лишены большинства прав на защиту и использование своей традиционной среды обитания, и в этом отношении Россия, вероятно, является самой колониальной из сколько-нибудь развитых стран. Договоры между общинами и государством или неотчуждаемые права на общинные земли с реально автономным управлением являются культурно-политической нормой для аборигенных племен Бразилии и Эквадора, США и Канады, но видятся как совершеннейшая ересь в контексте российской властной вертикали. Практически безболезненная ликвидация полудюжины национальных автономий под лозунгами "оптимизации" не оставляет иллюзий об отношении как правящего режима, так и региональных элит к аборигенным культурам и правам национальных меньшинств.

Пока российские минеральные ресурсы были широко востребованы за рубежом, основное активное наступление "цивилизации" велось на районы традиционного проживания КМНС, богатые полезными ископаемыми: нефтью, газом, углем, золотом. Если на пути компаний вставали лидеры общин – на них быстро находили управу. Так, в 2015 году, после длительного противостояния с двумя золотодобывающими компаниями, по сфабрикованному "хозяйственному" делу был посажен лидер эвенков села Ивановское Амурской области Сергей Никифоров, признанный затем узником совести.

Но сегодня минеральные ресурсы уже не так востребованы, поэтому усиливается давление на ресурсы биологические, в частности рыбу. Так, в 2017–19 годах, несмотря на постепенное увеличение численности лососевых популяций, заходящих на нерест в Амур, промышленники ухитрились снова их подорвать, выставляя в самом устье реки десятки "заездок" – глухих сетевых заграждений, не дающих рыбе пройти вверх на нерест. А выше по течению рыбу ловят как раз аборигены – ульчи, нанайцы и другие малые народности Амура. Ассоциация общин КМНС севера Хабаровского края, совместно с соседями-рыбопромышленниками и природоохранными организациями, выступили против варварских методов лова и добились жесткого ограничения их применения. Но так как добивались долго, то глухие заслоны все же успели перекрыть дорогу на нерестилища и существенно уменьшить заход лососей в Амур.

Угадайте, чьи права на лов лососей решило ограничить Росрыболовство в этом году, чтобы обеспечить восстановление рыбных ресурсов? Разумеется, пострадали общины коренных народов.

У нас же коренные народы – не угнетенные племена индейцев США, которые САМИ управляют популяциями рыбы и дичи в своих традиционных угодьях. Нет, наши коренные – полноправные жертвы сложной бюрократической машины РФ, которая оставляет им лишь несколько сложных лазеек для использования остатков популяций дикой рыбы, которая им по праву принадлежала всю историю.

Во-первых, коренные имеют право на "рыбу для личных нужд": Налоговый кодекс РФ и Закон "О животном мире" говорят о том, что граждане из числа КМНС, наряду с общими правами граждан в области охраны и использования животного мира, наделяются особыми правами (освобождаются от уплаты сборов за пользование объектами животного мира, так как их существование и доходы полностью или частично основаны на традиционных системах жизнеобеспечения их предков, включая охоту, рыболовство и собирательство). Таким образом, понятие "личные нужды", относящееся к физическому лицу, – это минимальный продуктовый набор, гарантированный государством: от 50 кг до 100 кг тихоокеанских лососей на одного человека в год. Лимиты "для личных нужд" устанавливаются Правительством Хабаровского края, которое в целях реализации данных федеральных законов приняло Постановление от 20.03.2020 г. №80-пр., установившее для КМНС Нижнего Амура на 2020 год лимит по 50 кг на одного человека рыбы кеты и рыбы горбуши (у Хабаровска это 100 кг одной лишь кеты, ибо горбуша туда не доплывает). Учитывая, что рыба для нанайца – хлеб насущный, а также основная историческая форма накопления ресурсов, то это мизерный объем, достаточный, разве чтобы не умереть с голоду.

Но дополнительным источником для коренных является "рыболовство в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности КМНС", определенное федеральным законом №166-ФЗ "О рыболовстве...". Промысел в этих целях ведут Общины КМНС – юридические лица, имеющие как правило рыболовные участки, обязанные получать разрешение (лицензию) на добычу (вылов) водных биологических ресурсов согласно выделенным квотам и платить сборы (налог) наравне с лицами, осуществляющими промышленное рыболовство. Но зато община – это основа экономики аборигенных сел, обеспечивающая коренных работой, пищей, различными социальными благами.

Такая двойная система "рыбообеспечения" сложилась в ходе многолетних бюрократических притеснений и, конечно, далека от идеала, может легко становиться жертвой злоупотреблений и коррупции. Но понятно же, что такие альтернативы, как традиционная модель самоуправления, отдающая рыбу на милость национальных общин, – это дело для наших бюрократов немыслимое.

Но рыбы в Хабаровском крае становится меньше, а желающих ею промышлять – больше. Поэтому в мае-июне 2020 года по инициативе территориального управления Росрыболовства Комиссия по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб в Хабаровском крае приняла серию решений, способных полностью разрушить современную экономику аборигенных поселений. Решения ТУ Росрыболовства необоснованно и незаконно полностью отождествляют понятия "лимиты на добычу водных биологических ресурсов (тихоокеанских лососей) "для удовлетворения личных нужд" с рыболовством "в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности КМНС". В результате юридические лица – общины коренных народов получили лимит на вылов горбуши и летней кеты только в размерах пайка, положенного "для удовлетворения личных нужд" их членам – физическим лицам. То есть хочешь – лови сам, хочешь – через общину, а объем отпущенной рыбы будет тот же. Так, общине "Акунка" из трех членов выделено на добычу 150 кг кеты и 150 кг горбуши, а общине "Элени" из 15 человек выделено всего 750 кг кеты, то есть по 50 кг в год на одного члена общины. Такие лимиты не позволят общинам поддерживать рентабельное производство, рабочие места, социальную инфраструктуру.

Меж тем общины – это аборигенные градообразующие предприятия. Так, пять национальных общин в селе Ачан поддерживают образование, медицину и оказывают социальную поддержку сиротам, строят дома для семей рыбаков. Также они организуют все культурно-массовые мероприятия, помогают своим артистам гастролировать по Хабаровскому краю и даже за его пределами. И в каждом таком национальном поселении есть предприятия по добыче и переработке биоресурсов Амура. Они-то и составляют основу общины, которая на сегодня является стержнем экономической и социальной самоорганизации малых народностей. В результате принятое в 2020 году распределение квот по летней кете и горбуше выглядит как акт если не геноцида, то беспардонного ущемления традиционных прав аборигенов. Так, по бассейну Нижнего Амура для промышленного рыболовства объем допустимых уловов по горбуше составляет 3065 тонн, из этого для КМНС 46 тонн (1,5% ОДУ), а по кете летней из 1871 тонны ОДУ КМНС разрешено добыть 88 тонн (4,7% ОДУ). Для сравнения: в 2019 году КМНС выделялось в три-шесть раз большая доля ОДУ – 9% горбуши (98 тонн) и 15% кеты летней (522 тонны).

При этом, чтобы аборигены, не дай бог, не наловили бы сверх отпущенной им меры, эти мизерные нормы разделены между зарегистрированными представителями КМНС в "подушевых списках", утверждаемых Росрыболовством, а КАЖДЫМ представителем коренного народа, пошедшим ловить рыбу "для поддержания традиционного образа жизни", ЕЖЕДНЕВНО должен заполняться и отправляться в ведомство "Журнал добычи" с десятью графами. А так как денно и нощно контролировать тысячи аборигенов затеявшим это издевательство чиновникам влом, то начало лова для коренных они открыли на 20 дней позже, чем для промышленников, и закрыли 11 июля, отказав в продлении на неделю под предлогом "охраны биоресурсов".

12 июля в России отметили День рыбака, но общинам коренных народов Амура сейчас явно не до праздников. Им буквально грозит голод и разорение. Самое страшное, что коренные еще не знают, как их обделят при выделении квот на вылов кеты осенней – главной рыбы-кормилицы всех амурских сел, которая поднимается по реке выше Хабаровска.

Последствием принятых Росрыболовством решений будет недоедание, обнищание, безработица, распад национальных общин и бегство в города тех, кто способен бежать. Странно видеть рыбных чиновников вершителями судеб целых народов, но в современной чиновничьей России других претендентов на эту роль не нашлось.

Выяснилось, что жаловаться больше некому. Краевой суд отказал в иске Ассоциации КМНС, так как эта общекраевая проблема "не его юрисдикция": мол, идите-ка вы в городской суд Хабаровска.

В качестве последней надежды Ассоциация КМНС направила 15 июня официальное обращение губернатору Хабаровского края с просьбой о встрече с представителями национальных рыболовных общин региона. На сайте Всероссийской ассоциации говорится , что "Ответа от Сергея Фургала пока не последовало". И теперь не последует, ибо губернатор пал жертвой показательного устрашения недовольных регионов в преддверии осенних выборов.

Чудовищно, когда судьба нескольких народностей зависит от мелочных интересов руководителей Росрыболовства или иного ресурсного ведомства, а весь интерес к ним государственной машины сводится к тому, чтобы "не мешали управлять" или "не мешали грабить", тем более что грань между двумя этими действиями все менее различима.

Евгений Симонов – координатор коалиции "Реки без границ"

Высказанные в рубрике "Мнения" точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG